Поиск

Малый водоплавающий автомобиль газ-011

Берег левый, берег правый…

Наибольшую известность (и самое широкое распространение) получили автомобили, используемые в составе понтонных парков. Пока для транспортировки элементов переправ использовали конную тягу, массу этих элементов (и соответственно грузоподъёмность самих переправ) приходилось ограничивать, а понтоны являлись полностью автономной, т. е. не зависящей от носителя конструкцией. Появление танков массой 32 т и артиллерийских систем с нагрузкой на ось 9 т потребовало создания понтонного парка с существенно большей грузоподъёмностью. При этом тяжёлые понтонные парки нецелесообразно было использовать для наведения лёгких переправ. Таким образом, необходимо было создать два типа понтонных парков – лёгкий и тяжёлый. Эта задача была решена Военно-инженерной академией и Военно-инженерным полигоном, разработавшими и поставившими на вооружение РККА тяжёлый понтонный парк Н2П и лёгкий понтонный парк – НЛП.

Н2П предназначался для наведения мостов на плавучих опорах грузоподъёмностью от 16 до 60 т или организации паромных переправ грузоподъёмностью от 16 до 60 т. Кроме того, парк Н2П позволял возводить мосты на жёстких опорах длиной 45 м под нагрузку 16 т или длиной 26 м под нагрузку 24 т.

Конструкция такого парка не позволяла механически дробить его общую массу, увеличивая длину обоза. В комплект парка входило 16 носовых полупонтонов, 32 средних полупонтона, комплект пролётного строения, 16 въездных аппарелей, козловые опоры, 16 забортных агрегатов СЗ-20 (или 10 буксирно-моторных катеров БМК-70, или 16 мотор-вёсел МВ-72), а также вспомогательное имущество.

На 1 января 1941 г. инженерные войска РККА имели до 265 переправочных парков всех типов (Н2П, НЛП, МДПА-3), в том числе 45 тяжёлых (Н2П), более 1060 передвижных электростанций, свыше 680 лесопильных рам и станков и много других средств, в том числе и непосредственно связанных с автомобильной техникой.

Впоследствии были модернизированы существующие и созданы новые переправочные средства: на Навашинском машиностроительном заводе модернизированный вариант тяжёлого понтонного парка Н2П получил обозначение Н2П-41, появился рассчитанный на 70 т тяжёлый понтонно-мостовой парк ТМП. Перевозка последнего осуществлялась на 102 автомобилях, из которых только понтонных было 72, в том числе и специально оборудованных ЗИС-5.

Цари природы

Большие задачи требовали больших машин, и после войны они не преминули появиться. Высокоэнергетичные гусеничные транспортёры АТ-Т, выпускаемые в 1949–1979 гг. на Харьковском заводе транспортного машиностроения, стали основой для большой гаммы высокопроизводительных машин. Удлинённое изделие 426У для наведения переправ, установки электростанций и балок, изделие 409У и 405МУ для траншейных БТМ и БТМ-3, котлованных МДК-2, путепрокладочного оборудования БАТ и многих др. землеройных и экскавационных орудий с активными и пассивными рабочими органами.

Принято считать что в качестве носителей землеройных агрегатов в основном используется гусеничная техника, но необходимо сюда включить автогрейдеры, скреперы и землевозы и инженерные тягачи. Например, ТМК на базе инженерного колёсного тягача ИКТ (МАЗ-538) монтировали роторный рабочий орган для отрывки траншей и бульдозерное оборудование. Отрыв траншей в талых грунтах при глубине 1,5 м осуществлялся со скоростью 700 м/ч, в мёрзлых грунтах – 210 м/ч. На раме рабочего органа устанавливали откосники пассивного типа, обеспечивающие образование наклонных стенок траншеи. На шасси КЗКТ-538ДК, КЗКТ-538ДН и КЗКТ-538ДП были изготовлены машины РК2, ПКТ-2, И-400.

Гигантомания в инженерных войсках связана не только с необходимостью иметь высокопроизводительные и энергонасыщенные агрегаты, но они являются и средством прикрытия крупной техники. Например, современный «Агрегат 15М69 МИОМ» – машина инженерного обеспечения и маскировки на шасси МЗКТ-7930 «Астролог» – сегодня несёт службу в инженерных частях РВСН. Будь ракетоносцы поменьше, то и автомобили маскировки не были бы столь крупными.

ВАЗ-Э2122

Своя амфибия, оказывается, была и у ВАЗа — ее тольяттинцы по заказу Минобороны СССР сконструировали в 1976 году на базе «Нивы». От других советских амфибий водоплавающая «Нива» отличалась, прежде всего тем, что как раз таки на амфибию она была почти не похожа. Однако этот оснащенный 1,6-литровым двигателем автомобиль мог передвигаться по воде со скоростью 5 километров в час. Правда, конвеера тольяттинская амфибия так и не увидела.

УАЗ-3907 «Ягуар» — это ещё один перспективный автомобиль-амфибия, которому не удалось попасть в серийное производство. Водоплавающая машина была изготовлена на базе агрегатов УАЗ-469. Оригинальную конструкцию имел водоизмещающий кузов и герметичные двери. Перед задним мостом были установлены два гребных винта, а функцию рулей выполняли передние колёса. К 1989 году было изготовлено 14 советских «Ягуаров» и автомобиль был принят на вооружение. В ходе испытаний УАЗ-3907 проплыл по Волге от Ульяновска до Астрахани и обратно. Но в 1991 году ушли все перспективы военного заказа и руководство Ульяновского завода приняло решение о прекращении подготовки к серийному производству УАЗ-3907.

Эх, дороги!

В середине 1930-х после специальных испытаний для инженерных частей были отобраны различные образцы дорожных и строительных машин. В 1937–1938 гг. опыт их эксплуатации в воинских подразделениях позволил принять на вооружение модифицированную для армии спецтехнику: тяжёлый грейдер ГТМ и бульдозер БГ-М, скреперы СП и СТ-5, двухотвальные канавокопатели КВ-2 и КВ-3, тяжёлый разборный риппер (рыхлитель), а также мощный спецгрейдер СПГ и колёсный автогрейдер с кирковщиком.

Одними из первых в инженерных частях появились передвижные зарядно-осветительные электростанции АЭС-1 (в 1930 г., мощность 3 кВт на шасси Ford AA) и АЭС-3 (в 1935 г., мощность 15 кВт на шасси ГАЗ-АА). Начались поставки водоочистительных станций АСФ-500, буровых установок АВБ-100 (на шасси ЗИС-5 или ЗИС-6), полевых авиаремонтных мастерских ПАРМ-1 и походных мастерских инженерных войск АПРИМ. Трёхосные ЗИС-6 послужили основой для автокранов АКЭ, АК-3 и АКМ заводов им. Январского восстания и «Красный металлист», автомобильных электростанций АЭС-4 и самоходных компрессорных станций СКС-36 для питания передвижных пневматических молотов и береговых сваебоев.

Всё большее распространение получали зенитные прожекторные установки (станции). На шасси ЗИС-5 выпускали прожекторную станцию О-15-3, на шасси ЗИС-6 – прожекторную станцию ПО-15-8. С 1938 по 1942 г. для установки зенитной прожекторной установки З-15-14 получили распространение длиннобазные ЗИС-12 с низкими бортами.

Однако основными средствами механизации работ до Великой Отечественной войны в инженерных частях оставались гусеничные и колёсные тракторы. Причём до первой половины 1930-х основу парка в народном хозяйстве и Красной Армии составляли иностранные машины. В период 1922–1930 гг. в СССР было ввезено свыше 60 тыс. тракторов, тогда как на всех заводах выпущено не более 17 тыс. С освоением производства гусеничных тракторов доля отечественной техники значительно перевесила импорт.

Характеристики ГАЗ-011,ГАЗ-46, Ford GPA:

Модель амфибииГАЗ-011 (1953)ГАЗ-46 (1953)Ford GPA (1943)
Тип кузоваводоизмещающий, тентводоизмещающий, тентводоизмещающий, тент
Число мест555
Длина, мм485549304620
Высота, мм180017701840
Ширина, мм176019001630
Колесная база, мм211023002135
Дорожный просвет, мм280280220
Масса снаряженная, кг197012701580
Полная масса, кг247018001830
Тип приводаполный (подключаемый)полный (подключаемый)полный (подключаемый)
Раздатка2-ст.2-ст.2-ст.
Коробка передач4-ст.3-ст.3-ст.
Тип двигателякарб.карб.карб.
Система охлажденияжидкостнаяжидкостнаяжидкостная
Объем двигателя, куб. см3.2802.1122199
Число цилиндров4 (рядный)4 (рядный)4 (рядный)
Мощность, л.с[email protected]об./мин[email protected][email protected][email protected]
Крутящий мом., н*м@об/мин[email protected][email protected][email protected]
Макс. скорость, км/ч909094
Скорость на плаву км/ч899

Козёл отпущения

Первой послевоенной ласточкой, предвосхитившей появление нового класса военно-инженерной техники, стал… автомобиль-амфибия ГАЗ-011.

Задание на разработку лёгкой амфибии, способной и на суше, и на воде перевозить 500 кг груза или экипаж из 6 человек, московский институт НАМИ получил в 1948 году. Конструктивной основой для «земноводного» должен был послужить ГАЗ-67Б. Вопреки расхожему заблуждению амфибию планировали использовать именно в инженерных войсках как вспомогательное средство при наведении переправ и форсировании рек, а вовсе не в качестве разведывательного или штабного автомобиля. Осенью 1950 г. прошедшие межведомственные испытания опытные образцы НАМИ-011 и техдокументация были переданы на Горьковский автозавод, где планировалось освоить серийное производство этих амфибий. Проект был принят горьковчанами в работу, но главный конструктор завода А.А. Липгарт при поддержке директора предприятия Г.А. Веденяпина решился на тактическую уловку. «Завязка» ГАЗ-011 на узлы и агрегаты морально устаревшего ГАЗ-67Б затормозила бы освоение грузопассажирского полноприводника следующего поколения – ГАЗ-69. Его ведущий конструктор Григорий Вассерман получил добро на форсированное создание амфибии, в основе которой лежала бы платформа «69-го».

В конечном счёте всё сложилось совсем не так, как планировал Липгарт. Производство ГАЗ-011 всё-таки пришлось начать. В 1953 г., т. е. вплоть до полного прекращения производства ГАЗ-67Б, было собрано и отправлено в войска 68 амфибий, после чего проект в силу вполне объективных причин приказал долго жить, и на смену ГАЗ-011 пришёл аналог на платформе ГАЗ-69 – ГАЗ-46 или (по войсковой спецификации) МАВ – малый автомобиль водоплавающий.

Весьма показателен в этом отношении уже упомянутый ГАЗ-69. Ранее в качестве штабной и разведывательной машин использовали ГАЗ-61-73, затем ГАЗ-67, но количество специализированных модификаций было весьма ограниченным – мотобуры и машины дезактивации. ГАЗ-69 обзавёлся большим спектром модификаций. Помимо МАВ, машины связи, лёгкой боевой машины 2П26 «Шмель», радиологической станции, седельного тягача и проч. на базе ГАЗ-69 было создано несколько сугубо инженерных модификаций.

Топографический привязчик ГАЗ-69Т (69ТГ, 69ТГМ) представлял собой подвижный комплекс топографической аппаратуры для рекогносцировки местности, прокладки путей сообщения, определения на карте местоположения и перенесения на местность полученных данных.

Особого внимания заслуживает Дорожный индукционный миноискатель (ДИМ). До ГАЗ-69 подобного рода техники в нашей стране не существовало как класса. Обнаруживали мины при помощи ручных миноискателей, либо тралением, создавая в минных полях проходы, при помощи тралов. Миноискатель позволял обнаружить противотанковые и противопехотные мины в металлических корпусах, установленных на глубине до 25 см. А под водой – на глубине до 0,7 м. Рабочая скорость движения миноискателя составляла 10 км/ч. Модернизированный вариант ДИМ-М монтировали на автомобиле УАЗ-469.

Возвращаясь к плавающим машинам, можно, вспомнить о БРДМ, БРДМ-2, автомобилях «Ягуар» и «Река».

ГАЗ-46 МАВ амфибия 1953 г.

За год команда Крещука внесла в техническую документацию требуемые изменения. Конечный вариант можно было отправлять на конвейер для серийного выпуска. Параллельно с работой над НАМИ-011 другой состав конструкторов под руководством опытных специалистов трудился над разработкой амфибии, в основу которой легли технические узлы инновационного внедорожника ГАЗ-69. Новой разработке присвоили наименование ГАЗ-46 МАВ. Руководство предприятия, видя серьёзный вклад сотрудников в разработку двух конкурирующих проектов, планировало выпустить их одновременно на испытания. В таком случае, основной заказчик (Армия СССР) мог выбрать наиболее современный вариант.
    В 1951 году прошло генеральное тестирование доработанной машины Научно-исследовательского автомобильного и автомоторного института. За ним следили специалисты Инженерного комитета ВС СССР. Все испытания ГАЗ-011 прошёл успешно, Крещуку удалось добиться снижения массы, улучшения проходимости, увеличения максимальной скорости и повышения запаса рабочего ресурса основных агрегатов. Проблема запуска серийного выпуска крылась в отказе горьковского предприятия от производства 67-й модели ввиду постановки на конвейер более современного ГАЗ-69. Делать выбор в пользу основного конкурента — ГАЗ-46 — нельзя было из-за симпатии военного руководства к 11-й амфибии. Путаница и нерешённость продлились до 1952 года, пока Крещук в секретном письме не доложил Сталину о проблеме с плавающей техникой на заводе.

История

Великая Отечественная война показала сильное отставание советской автомобильной промышленности от уровня Европы. Многие зарубежные модели машин не имели
аналогов в нашей стране, такими, например, были автомобили-амфибии. Военным особенно понравились ленд-лизовские модели «GMC-DUKW-353» (DUCK) и «Ford GPA»
за их удобство и многофункциональность.

«GMC-DUKW-353» (DUCK) и «Ford GPA»

Находясь под впечатлением от зарубежной техники, Инженерный комитет Вооруженных Сил потребовал от советских конструкторов сделать аналог, который ничем не
должен был уступать от зарубежных машин. Задание было поручено институту НАМИ, опытные образцы необходимо было сдать уже в марте 1949 года. Таким образом,
на разработку отводился всего 1 год.

Конструкторы решили не изобретать велосипед и за образец взяли американский джип Ford GPA, поставлявшийся в СССР по ленд-лизу. Советская амфибия получилась
почти копией американца, вот только базировалась на агрегатах бортового вездехода ГАЗ-67. К моменту завершения проектирования, этот заслуженный
автомобиль-солдат был отправлен «на дембель». Так что документацию, переданную в Горький, переделали под новенький ГАЗ-69.

Амфибия НАМИ-011 — МАВ 1949-1951 гг.

В конце июля 1948 года эксперты Инженерного комитета ВС СССР утвердили все требования и пожелания по новой разработке. Ей присвоили наименование НАМИ-011, а в армии техника числилась под индексом «МАВ». Новую амфибию планировали использовать для транспортировки по суше и воде небольших грузов и малых группы людей (до 5 человек), буксировки катеров, небольших прицепов, понтонных и других плавающих средств, применяемых в СССР.
    Готовящийся серийный выпуск нового продукта сопровождался одной проблемой: ГАЗ-67, который лежал в основе, был создан в военные годы и к началу 1950-х годов морально устарел. В течение последних нескольких лет его планировали заменить перспективной 69-й моделью. Инженеров НАМИ это не тревожило, поэтому в конце весны 49-го года они собрали первые опытные образцы, которые отправили на прохождение заводских тестов. Летом этого же года техника прошла полигонное тестирование, а осенью межведомственные испытания в Ленинграде. Автомобиль показал отличные результаты на всех инстанциях. Всех конструкторов за хорошую работу наградили государственной наградой по указанию главкома.
    Через некоторое время один опытный образец НАМИ-011 и техническую документацию к нему отослали на Горьковский автомобильный завод. Планировалось, что после небольшой доработки устройства начнётся массовый выпуск перспективной амфибии. К морально устаревшей основе техники добавилась ещё одна проблема: инженеры НАМИ провели все работы на скорую руку, что негативно сказалось на качестве. Чертежи и другая техническая документация имели огромное количество ошибок, что исключало возможность конвейерного производства.

В основном испытания проводились на полигоне в пойме Волги, где параллельно с ГПИ-3901 проходила испытания новая разработка Горьковского автозавода ГАЗ-5903, впоследствии получившая маркировку БТР-80. Макет же с 1983 по 1987 год, что называется, работал на износ, потому как испытания возможностей разных колёсных формул и разнообразного оборудования, повышающего проходимость транспортных средств, шли круглогодично. В частности, не без участия ГПИ-3901 было сделано заключение, что для обеспечения наибольшей проходимости более рациональна схема поворота машины с управляемой осью, тогда как бортовой способ поворота более энергозатратен и при движении, например, по горам (не будем забывать о шедшей тогда войне в Афганистане) нецелесообразен.

фотография ГПИ-3901

Несмотря на недовольство местных специалистов, отказываться от выполнения государственного заказа, который получил Сталинскую премию, в те годы было нельзя. На заводе собрали специальную группу, руководителем которой назначили Крещука. Ей поручили внести необходимые исправления в присланные из Москвы документы. В 1944 году на предприятии уже планировали выпускать плавающую технику на базе ГАЗ-67, но от этой идеи в скором времени отказались из-за её бесперспективности. В НАМИ ошибки во время разработки исправляли различными методами, которые не годились для массового выпуска, исправлением чего и занялся Крещук. В это же время руководство Горьковского автомобильного завода отдавало предпочтение 69-й модели, так как при её разработке изначально допускалась возможность переоборудования в водоплавающую машину.

Гадкий утенок

Для конструкторов не составляло труда собрать из имеющихся деталей автомобиль, но вот сделать его унифицированным, и запустить в массовое производство было
действительно трудно. Чертежи, которые предоставил НАМИ, имели ряд неувязок и недоделок. Было ясно, что модель «НАМИ-011» проживет не долго. После ряда
доработок со стороны завода ГАЗ, автомобиль «НАМИ-011» был запущен в серийное производство, но только под другим именем «ГАЗ-011». Одновременно завод начал
разработку собственной амфибии, которая впоследствии получила название «ГАЗ-46». Автозаводцы решили не вносить ничего нового в конструкцию автомобиля, а
лишь развивали идеи американского форда.

ГАЗ-46 и ГАЗ-011

ГАЗ-46 и ГАЗ-011

По суше «ГАЗ-46» разгонялся до 90 км/ч, по воде плыл со скоростью 4 узла, т.е. 8 километров в час. На приборном щитке имелась особая красная лампочка –
индикатор протечки воды в трюме.

«Газ-46» эпизодически выпускали до 1961 года на заводе гусеничных тягачей. В Ульяновске, где крупными сериями строили базовый ГАЗ-69, для производства
Малого Водоплавающего не нашлось ни площадей, ни оборудования.

Поделитесь в социальных сетях:vKontakteFacebookTwitter
Напишите комментарий