Поиск

Кобальтовая бомба: страшная и несуществующая

СССР дает симметричный ответ

Термоядерное первенство США продержалось недолго. 12.08.1953 г. на Семипалатинском полигоне была испытана первая советская термоядерная бомба РДС-6, разработанная под руководством Андрея Сахарова и Юлия Харитона.Из описания выше становится ясно, что американцами на Эниветоке была взорвана собственно не бомба, как вид готового к применению боеприпаса, а скорее лабораторное устройство, громоздкое и весьма несовершенное. Советские же ученые, несмотря на небольшую мощность всего 400 кг, испытали вполне законченный боеприпас с термоядерным топливом в виде твердого дейтерида лития, а не жидкого дейтерия, как у американцев. Кстати, следует отметить, что в составе дейтерида лития используется только изотоп 6Li (это связано с особенностями прохождения термоядерных реакций), а в природе он находится в смеси с изотопом 7Li. Поэтому были построены специальные производства для разделения изотопов лития и отбора только 6Li.

Кому это выгодно?

Насколько известно, официально ни одно государство
не имеет радиологического оружия. Оно невыгодно для
традиционных войн: «грязная бомба» не позволяет уничтожать
врага мгновенно, как другие виды оружия, ее эффект растянут
во времени, кроме того, на долгие годы она делает
территорию непригодной для захвата и использования –
и даже для ввода войск. В качестве оружия сдерживания
«грязная бомба» тоже не лучший вариант, когда есть ракеты
с ядерными боеголовками.

Однако, в то время как «грязная бомба»
не подходит ни для «горячего», ни для «холодного»
вооруженного противостояния, она вполне годится для группировок,
ведущих войны нетрадиционными методами, в первую очередь
террористических. Радиологическое оружие позволяет наносить
максимальный урон мирному населению – следовательно, это
идеальное средство устрашения. 11 сентября 2001 года
во время крупнейшего теракта под руинами «башен-близнецов»
погибли без малого 3000 человек. Если бы в том же
самом месте взорвалась средней мощности «грязная бомба» – счет
пострадавших пошел бы на миллионы. Канал National
Geographic снял 40-минутный видеофильм, демонстрирующий последствия
гипотетического взрыва небольшой америциево-стронциевой «грязной
бомбы» посреди американского городка – там наглядно
смоделированы последствия подобного взрыва.

Еще одно сомнительное преимущество такого вида оружия – его
доступность. В одной из публикаций на эту тему
«грязную бомбу» неверно, но очень метко назвали «атомной
бомбой для бедных». Всего восемь стран мира имеют ядерное
вооружение. Для того чтобы сделать настоящую атомную бомбу, нужны
ресурсы, которые есть только у развитых государств:
исследовательские лаборатории, высокотехнологичное производство,
наконец, оружейный уран или плутоний, которые так просто
не достанешь. «Грязную» же бомбу можно изготовить
буквально «на коленке». Радиоактивные изотопы сейчас
применяются весьма широко: в промышленности и энергетике,
в медицине, в науке и даже в быту (например,
детекторы дыма часто делаются на основе америция-241), поэтому
при желании добыть достаточное для изготовления бомбы количество
радиоактивных веществ не составляет проблемы. Не случайно
в ходе боевых действий США на Ближнем Востоке
и в лагерях чеченских боевиков, как пишет пресса,
не раз находили чертежи «грязных бомб» (впрочем, последнее
может быть и «уткой»).

Есть и еще один неприятный сценарий, аналогичный
по эффекту использованию радиологического оружия:
террористический акт с обыкновенным взрывом на атомной
электростанции.

Сегодня, когда опасность террористических актов высока, людям
необходимо знать, что происходит и как следует себя вести при
взрывах, в том числе при взрывах «грязных бомб». Видимо, тут
стоит адресовать читателей к фильму National Geographic,
который так и называется – «Грязная бомба» (Dirty Bomb).
И хотя фильм демонстрирует действия американской системы
гражданской обороны, российский зритель также может почерпнуть
из него немало полезной информации.

Примечания

  1. The Effects of Nuclear Weapons
    (недоступная ссылка)
    , Samuel Glasstone and Philip J. Dolan (editors), United States Department of Defense and Department of Energy, Washington, D.C.

  2. 1.6 Cobalt Bombs and other Salted Bombs
    (неопр.)


    . Nuclearweaponarchive.org. Проверено 10 февраля 2011. Архивировано 28 июля 2012 года.

  3. Ramzaev V. et al.
    Radiological investigations at the “Taiga” nuclear explosion site: Site description and in situ measurements (англ.)
    // Journal of Environmental Radioactivity. – 2011. – Vol. 102. – Iss. 7
    . – P. 672-680. – DOI :10.1016/j.jenvrad.2011.04.003 .

  4. Ramzaev V. et al.
    Radiological investigations at the “Taiga” nuclear explosion site, part II: man-made γ-ray emitting radionuclides in the ground and the resultant kerma rate in air (англ.)
    // Journal of Environmental Radioactivity. – 2012. – Vol. 109. – P. 1-12. –

Кобальтовая бомба является теоретической модификацией оружия массового поражения, которая приводит к высоким степеням радиоактивного заражения и загрязнения местности при относительно небольшой силе взрыва. Кобальтовая бомба относится к у которого в роли поражающего фактора выступает При этом, из-за относительной слабости взрыва, практически вся инфраструктура, постройки, сооружения и здания остаются неповрежденными.

Кобальтовая бомба – это ядерный боеприпас, оболочка которого изготовлена не из урана-238, а из кобальта-59. При детонации происходит облучение оболочки мощным потоком нейтронов, что приводит к трансмутации кобальта-59 в изотоп кобальт-60. Его составляет немногим более 5 лет. В результате бета-распада этого нуклида происходит образование никеля-60 в активном состоянии, которое спустя некоторое время переходит в основное.

Активность кобальта-60 весом в один грамм оценивается 1130 Ки. Чтобы полностью заразить всю поверхность планеты радиацией на уровне грамм/квадратный километр кобальта-60 необходимо около 510 тонн. В целом, взрыв такой бомбы может заразить местность почти на 50 лет. Такие большие сроки оставляют мало шансов населению пережить заражение даже в бункерах.

Считается, что кобальтовую бомбу никогда не создавали, поэтому она не стоит на вооружении ни у одной страны. Небольшое количество этого элемента использовалось в одном из британских испытаний для радиохимических меток.

Больших препятствий для создания такого боеприпаса в нет, однако высокая степень заражения местности и его длительность не позволяют безопасно испытать его. Такие боеприпасы никогда не изготавливались и не испытывались из-за огромной опасности при их использовании для самих атакующих.

Наиболее страшным способом применения кобальтовой бомбы является её взрыв на большой высоте, несколько в стороне от территории врага, в зависимости от погодных условий. При этом цель состоит в том, чтобы над территорией противника прошли радиоактивные осадки, которые теоретически могут уничтожить на ней всё живое.

Сама идея данной бомбы была придумана физиком Лео Силардом, который сделал предположение, что арсенал из кобальтовых бомб способен уничтожить все население планеты. Кобальт был выбран благодаря тому, что при нейтронной активации он дает очень сильное и длительное радиоактивное заражение. Имеется возможность использовать и другие элементы, которые образуют изотопы с ещё большим периодом полураспада при создании такого боеприпаса, однако их активность явно недостаточна. Есть также короткоживущие изотопы по сравнению с кобальтом-60, такие, как натрий-24, цинк-65 и золото-198, но из-за довольно быстрого их распада часть населения может пережить заражение местности в бункерах.

Академик Сахаров, которым была создана первая также принимал участие в теоретических разработках ториево-кобальтовой бомбы и называл её «поганкой-вонючкой». Даже создание водородной бомбы и её испытание не вызывало у ученого таких «лестных» эпитетов. Кобальтовая бомба может считаться одновременно нейтронным и радиологическим, так называемым «грязным» оружием.

Ракетодром под водой

Основу морских стратегических сил составляют атомные подводные лодки с ракетными комплексами подводного старта. Несмотря на совершенные системы слежения за подводными лодками, подвижные «подводные ракетодромы» сохраняют преимущества скрытности и внезапности действий. Баллистическая ракета подводного старта — изделие своеобразное по условиям размещения и применения. Большая дальность стрельбы при широкой автономности плавания позволяет лодкам действовать ближе к своим берегам, уменьшая опасность того, что противник уничтожит лодку до пуска ракет.

Можно сопоставить два комплекса БРПЛ. Советская атомная подводная лодка типа «Акула» несет 20 ракет Р-39, на каждой — 10 боевых блоков индивидуального наведения мощностью по 100 кт, дальность стрельбы — 10 000 км. Американская лодка типа «Огайо» несет 24 ракеты «Трайдент-D5», каждая может доставить на 11 000—12 000 км 8 боевых блоков в 475 кт, или 14 в 100—150 кт.

Нейтронная бомба

Разновидностью термоядерных стали нейтронные боеприпасы, характеризующиеся повышенным выходом начальной радиации. Большая часть энергии взрыва «уходит» в проникающую радиацию, а основной вклад в нее вносят быстрые нейтроны. Так, если принять, что при воздушном взрыве обычного ядерного боеприпаса 50% энергии «уходит» в ударную волну, 30—35% — в световое излучение и ЭМИ, 5— 10% — в проникающую радиацию, остальное — на радиоактивное заражение, то в нейтронном (для случая, когда его инициирующий и основной заряды вносят равный вклад в энергообразование) на те же факторы расходуется соответственно 40, 25, 30 и 5%. Результат: при надземном взрыве нейтронного боеприпаса в 1 кт разрушение сооружений происходит в радиусе до 430 м, лесные пожары — до 340 м, зато радиус, в котором человек мгновенно «хватает» 800 рад, составляет 760 м, 100 рад (лучевая болезнь) — 1 650 м. Зона поражения живой силы растет, зона разрушения уменьшается. В США нейтронные боеприпасы сделали тактическими — в виде, скажем, 203- и 155-мм снарядов мощностью от 1 до 10 кт.

Нейтроны — медленные и быстрые

В неделящемся веществе, «отскакивая» от ядер, нейтроны передают им часть своей энергии, тем большую, чем легче (ближе им по массе) ядра. Чем в большем числе столкновений поучаствовали нейтроны, тем более они замедляются, и, наконец, приходят в тепловое равновесие с окружающим веществом — термализуются (это занимает миллисекунды). Скорость тепловых нейтронов — 2200 м/с (энергия 0,025 эВ). Нейтроны могут ускользнуть из замедлителя, захватываются его ядрами, но с замедлением их способность вступать в ядерные реакции существенно возрастает, поэтому нейтроны, которые «не потерялись», с лихвой компенсируют убыль численности.
Так, если шар делящегося вещества окружить замедлителем, многие нейтроны покинут замедлитель или будут поглощены в нем, но будут и такие, которые вернутся в шар («отразятся») и, потеряв свою энергию, с гораздо большей вероятностью вызовут акты деления. Если шар окружить слоем бериллия толщиной 25 мм, то, можно сэкономить 20 кг U235 и все равно достичь критического состояния сборки. Но за такую экономию платят временем: каждое последующее поколение нейтронов, прежде чем вызвать деление, должно сначала замедлиться. Эта задержка уменьшает число поколений нейтронов, рождающихся в единицу времени, а значит, энерговыделение затягивается. Чем меньше делящегося вещества в сборке, тем больше требуется замедлителя для развития цепной реакции, а деление идет на все более низкоэнергетичных нейтронах. В предельном случае, когда критичность достигается только на тепловых нейтронах, например — в растворе солей урана в хорошем замедлителе — воде, масса сборок — сотни граммов, но раствор просто периодически вскипает. Выделяющиеся пузырьки пара уменьшают среднюю плотность делящегося вещества, цепная реакция прекращается, а, когда пузырьки покидают жидкость — вспышка делений повторяется (если закупорить сосуд, пар разорвет его — но это будет тепловой взрыв, лишенный всех типичных «ядерных» признаков).

Химические реакции при взрыве

Во время взрыва происходит обильное облучение этой кобальтовой оболочки нейтронным потоком. После этого осуществляется следующая химическая реакция. Захват нейтрона сопровождается тем, что стабильное ядро природного химического элемента перевоплощается в кобальт-60, который является радиоактивным изотопом.

Нужно заметить, что время, необходимое для полураспада получившегося изотопа, исчисляется пятью годами и несколькими месяцами. После бета-распада полученного нуклида появляется никель-60. Последний находится в возбужденном состоянии, а через определенный промежуток времени сменяется на основное состояние, сопровождающееся исходом одного либо нескольких гамма-квантов.

По своим характеристикам один грамм кобальта-60 приравнивается к 41,8 ТБк или 1130 Ки. Для того чтобы подвергнуть заражению всю поверхность планеты, достаточно всего 510 тысяч тонн этого вещества. При этом данный расчет производился с учетом того, что один грамм потребовался бы для заражения одного квадратного километра.

Примечания

  1. The Effects of Nuclear Weapons
    (недоступная ссылка)
    , Samuel Glasstone and Philip J. Dolan (editors), United States Department of Defense and Department of Energy, Washington, D.C.

  2. 1.6 Cobalt Bombs and other Salted Bombs
    (неопр.)


    . Nuclearweaponarchive.org. Проверено 10 февраля 2011. Архивировано 28 июля 2012 года.

  3. Ramzaev V. et al.
    Radiological investigations at the “Taiga” nuclear explosion site: Site description and in situ measurements (англ.)
    // Journal of Environmental Radioactivity. – 2011. – Vol. 102. – Iss. 7
    . – P. 672-680. – DOI :10.1016/j.jenvrad.2011.04.003 .

  4. Ramzaev V. et al.
    Radiological investigations at the “Taiga” nuclear explosion site, part II: man-made γ-ray emitting radionuclides in the ground and the resultant kerma rate in air (англ.)
    // Journal of Environmental Radioactivity. – 2012. – Vol. 109. – P. 1-12. –

Россия располагает новыми типами вооружения, среди которых прогрессивный подводный беспилотник «Статус-6», способный настии на своем борту ядерный заряд. Эта боевая машина не на шутку взволновала западных экспертов, которые оценили эту разработку ОПК РФ и назвали его «кобальтовой бомбой», способной превращать в безжизненные территории целые континенты.

Исследователь последствий применения ядерного оружия Стивен Шварц в интервью изданию Business Insider проанализировал боевые возможности безэкипажной машины «Статус-6».

Эксперт рассказал, что детонация ядерного оружия вблизи или на поверхности земли становится причиной выпадения радиоактивных осадков.

Во время взрыва возникает огненное облако, которое фактически всасывает в себя воду или грунт, при этом загрязняя их радионуклидами. Затем выбрасываемые в атмосферу частицы разносятся на огромные расстояния.

На сегодняшний день США спроектировали свое ядерное вооружение так, чтобы уничтожать целые города, создавая минимальное радиоактивное загрязнение. Их заряды детонируют в воздухе, а поражающим фактором становится именно ударная волна.

Он «Статус-6» эксперты ожидают намного большего. Несмотря на то, что точной информации о возможностях российского оружия еще нет, есть слухи, что подводный беспилотник, помимо возможности детонации в водной толще, содержит еще и вещество кобальт-59. В результате детонации, захват нейтронов превратит изотоп в радиоактивный кобальт-60. При этом частицы воды и поль, содержащие его, смогут распространяться на тысячи километров вокруг эпицентра взрыва.

Стивен Шварц пришел к выводу, что в случае применения такого вооружения вблизи Вашингтона радиоактивные осадки также с высокой долей вероятности дойдут до Мексики и Канады. Удар будет настолько мощным, что до момента возвращения интенсивности ионизирующего излучения к фоновым значениям понадобится не менее 50 лет. Это сделает загрязненные территории полностью непригодными для жизни на этот срок.

Специалист отметил, что люди, сумевшие укрыться под землей, при попытках выбраться на поверхность будут подвержены таким дозам радиации, которые в скором времени приведут к их смерти.

Информация об оружии «Статус-6» строго засекречены, однако ранее в издании The Washington Free Beacon со ссылкой на данные американской разведки сообщалось, что беспилотник якобы был испытан еще в конце 2016 года. В ходе тестов машину запускали с подлодки «Саров».

Согласно имеющимся на сегодняшний день данным, «Статус-6» имеет дальность действия порядка 10 тысяч километров и может развивать скорость более 56 узлов на глубине погружения до километра. Сейчас оружия приписывают два поражающих фактора: радиационное загрязнение и создание цунами.

Кобальт-60, обнаруженный на полигонах

Каких-либо достоверных сведений или проверенной информации на сегодняшний день о том, что в какой-то стране создана и имеется кобальтовая осколочная бомба, нет. По официальным сведениям, такого факта не зарегистрировано. Однако при различных ядерных испытаниях кобальт-60 все же использовался в разных странах. Так, 14 сентября 1957 года малые количества этого элемента были применены британскими военными при проводимых ими испытаниях. Он был использован в качестве радиохимических меток. Следует отметить, что рассматриваемый химический элемент является обыкновенным последствием ядерных взрывов, причем не имеет значения форма их осуществления, он образуется как при открытых, так и закрытых испытательных подрывах. Кобальт-60 появляется при таких взрывах в итоге нейтронной активации железа. Но в этом процессе участвует не только железо, но и природный кобальт, и никель. Взаимодействие происходит с железом, содержащимся как в самой бомбе (стальной оболочке), так и с железом, находящимся в земле (в любом грунте имеется определенный процент этого элемента).

Например, рассматриваемый радиоактивный изотоп был выявлен на территориях, где производились наземные и подземные ядерные испытания, а именно промышленные военные подрывы. К таким относятся произведенные советские испытания на Семипалатинском ядерном полигоне, расположенном в Республике Казахстан, а также взрывы «Тайга», «Чаган», «Кристал», «Кратон-3». Из зарубежных полигонов нужно отметить североамериканский полигон Аламогордо, на котором был произведен первый взрыв такой классификации, названный «Тринити». Также обнаруживался кобальт-60 и на французском испытательном полигоне, который находился в Алжире.

Принцип термоядерной бомбы

Для того чтобы началась реакция слияния ядер, нужно мгновенно нагреть заряд бомбы до температуры в 50 миллионов градусов. Схема термоядерной бомбы, предложенная Теллером, использует для этого взрыв небольшой атомной бомы, которая находится внутри корпуса водородной. Можно утверждать, что было три поколения в развитии ее проекта в 40-х годах прошлого века:

  • вариант Теллера, известный как “классический супер”;
  • более сложные, но и более реальные конструкции из нескольких концентрических сфер;
  • окончательный вариант конструкции Теллера-Улама, которая является основой всех работающих поныне систем термоядерного оружия.

Аналогичные этапы проектирования прошли и термоядерные бомбы СССР, у истоков создания которых стоял Андрей Сахаров. Он, по-видимому, вполне самостоятельно и независимо от американцев (чего нельзя сказать о советской атомной бомбе, созданной совместными усилиями ученых и разведчиков, работавших в США) прошел все вышеперечисленные этапы проектирования.

Первые два поколения обладали тем свойством, что они имели последовательность сцепленных “слоев”, каждый из которых усиливал некоторый аспект предыдущего, и в некоторых случаях устанавливалась обратная связь. Там не было четкого разделения между первичной атомной бомбой и вторичной термоядерной. В отличие от этого, схема термоядерной бомбы разработки Теллера-Улама резко различает первичный взрыв, вторичный, и при необходимости, дополнительный.

«Грязная бомба» в домашних условиях

В то же время, у грязных бомб есть несколько настораживающих особенностей. Во-первых, оно сравнительно доступно. Для того чтобы иметь атомную или водородную бомбу нужны соответствующие предприятия, должный уровень науки и множество других немаловажных нюансов. Зато для изготовления радиологических боезарядов достаточно некоторого количества любого радиоактивного вещества, а взрывчатых веществ в мире и так, что называется, навалом. Радиоактивный материал можно взять откуда угодно – вплоть до урановой руды или медицинских препаратов, правда, в последнем случае придется «расковырять» довольно большое количество контейнеров, предназначенных для онкологических отделений больниц. В конце концов, в датчиках задымления нередко используются подходящие изотопы, например, америций-241.

Так сколько датчиков дыма нужно расковырять, чтобы добытого таким образом америция хватило для создания «грязной бомбы» в домашних условиях.

Итак, в современном датчике дыма HIS-07 содержится примерно 0,25 мкг америция-241 (0,9 мкКи). В древнем советском датчике дыма РИД-1 содержится два источника по 0,57 мКи плутония-239, что соответствует примерно 8 мг (суммарно 16 мг на датчик). В относительно новом советском датчике дыма РИД-6М содержится два источника по 5,7мкКи плутония-239, примерно по 80 мкг (итого 160мкг на датчик – уже неплохо!).

Критическая масса сферы из америция-241 при нормальных условиях без применения отражателя нейтронов оценивается в 60 кг. Критическая масса сферы плутония-239 при нормальных условиях без применения отражателя нейтронов – в 11 кг. Отражатель нейтронов и продуманная имплозивная схема могут позволить создать бомбу, имея лишь 0,2 от этих масс. Но даже в данном случае нам потребуется плутоний из 140000 датчиков РИД-1, 14 млн датчиков РИД-6М или 48 млрд HIS-07.

Что касается «грязной бомбы», можно сказать, что опасным будет уровень загрязнения поверхности земли порядка 1 мКи/м2. Это значит, что на 1 м² нужен один РИД-1, 100 РИД-6М и 1000 HIS-07. Зато одного РИТЭГа (радиоизотопного термоэлектрического генератора, используемого, к примеру, на удаленных маяках и метеостанциях) Бета-М хватит с ходу на 35 000 м². А безусловно вредным и выходящим за рамки любых норм будет уровень загрязнения порядка 1 мкКи/м2. Соответственно, РИД-1 может основательно загадить 1000 м², РИД-6М – 10 м², а HIS-07 – 1 м². Ну а РИТЭГ Бета-М загадит ни много ни мало 35 км².

Это, конечно, условные цифры. Разные изотопы имеют разную опасность. Что именно считать опасным, а что вредным – весьма спорный вопрос. Плюс к тому малые количества распыляются неравномерно, так что реальные площади загрязнения будут куда меньше.

Зоны очага ядерного взрыва

Для определения характера возможных разрушений, объема и условий проведения аварийно-спасательных и других неотложных работ очаг ядерного поражения условно делят на четыре зоны: полных, сильных, средних и слабых разрушений.

Зона полных разрушений имеет па границе избыточное давление на фронте ударной волны 50 кПа и характеризуется массовыми безвозвратными потерями среди незащищенного населения (до 100 %), полными разрушениями зданий и сооружений, разрушениями и повреждениями коммунально-энергетических и технологических сетей и линий, а также части убежищ гражданской обороны, образованием сплошных завалов в населенных пунктах. Лес полностью уничтожается.

Зона сильных разрушений с избыточным давлением на фронте ударной волны от 30 до 50 кПа характеризуется: массовыми безвозвратными потерями (до 90 %) среди незащищенного населения, полными и сильными разрушениями зданий и сооружений, повреждением коммунально- энергетических и технологических сетей и линий, образованием местных и сплошных завалов в населенных пунктах и лесах, сохранением убежищ и большинства противорадиационных укрытий подвального типа.

Зона средних разрушений с избыточным давлением от 20 до 30 кПа характеризуется безвозвратными потерями среди населения (до 20 %), средними и сильными разрушениями зданий и сооружений, образованием местных и очаговых завалов, сплошных пожаров, сохранением коммунально-энергетических сетей, убежищ и большинства противорадиационных укрытий.

Зона слабых разрушений с избыточным давлением от 10 до 20 кПа характеризуется слабыми и средними разрушениями зданий и сооружений.

Очаг поражения но количеству погибших и пораженных может быть соизмерим или превосходить очаг поражения при землетрясении. Так, при бомбежке (мощность бомбы до 20 кт) города Хиросима 6 августа 1945 г. его большая часть (60 %) была разрушена, а число погибших составило до 140 000 чел.

Персонал объектов экономики и население, попадающие в зоны радиоактивного заражения, подвергаются воздействию ионизирующих излучений, что вызывает лучевую болезнь. Тяжесть болезни зависит от полученной дозы излучения (облучения). Зависимость степени лучевой болезни от величины дозы излучения приведена в табл. 2.

Таблица 2. Зависимость степени лучевой болезни от величины дозы облучения

Степень лучевой болезни

Доза излучения, вызывающая заболевание, рад

людей

животных

Легкая (I)

100-200

150-250

Средняя (II)

200-400

250-400

Тяжелая (III)

400-600

400-750

Крайне тяжелая (IV)

Более 600

Более 750

В условиях военных действий с применением ядерного оружия в зонах радиоактивного заражения могут оказаться обширные территории, а облучение людей — принять массовый характер. Для исключения переоблучения персонала объектов и населения в таких условиях и для повышения устойчивости функционирования объектов народного хозяйства в условиях радиоактивного заражения па военное время устанавливают допустимые дозы облучения. Они составляют:

  • при однократном облучении (до 4 суток) — 50 рад;
  • многократном облучении: а) до 30 суток — 100 рад; б) 90 суток — 200 рад;
  • систематическом облучении (в течение года) 300 рад.

Чрезвычайные ситуации, вызванные применением ядерного оружия, наиболее сложные. Для их ликвидации необходимы несоизмеримо большие силы и средства, чем при ликвидации ЧС мирного времени.

Безопасность жизнедеятельности

Устройство кобальтовой бомбы

При обычном ядерном взрыве образует огромное количество самых разнообразных радиоактивных изотопов. Однако большинство из них имеют очень малый период полураспада, так что уровень радиации значительно падает уже через несколько часов после взрыва. Самое опасное время вполне можно пересидеть в бомбоубежище, а через несколько лет территории становятся полностью пригодными для хозяйственной деятельности.

Наиболее опасными для человека являются изотопы, полураспад которых происходит за годы и десятилетия: цезий-137, стронций-90 и 89, цинк-64, тантал-181. Такой срок нельзя провести в бомбоубежище, пораженная этими элементами территория несколько поколений остается непригодной для жизни.

Кобальтовая бомба имеет последнюю оболочку, выполненную не из урана, а из кобальта. Он на 100% состоит из изотопа кобальт-59. Под воздействием сильного нейтронного потока во время взрыва он превращается в неустойчивый изотоп кобальт-60, период полураспада которого составляет 5,2 года. В его результате получается еще нестабильный элемент – никель-60, который также является радиоактивным и испускает бета-излучение.

Ученые даже посчитали, сколько необходимо кобальта, чтобы полностью стерилизовать нашу планету. Для этого оказалось достаточно 510 тонн изотопа кобальт-60.
В этом случае человек примерно за год гарантировано получает смертельную дозу радиации.

Резюмируя все вышесказанное, можно сказать следующее. В настоящее время кобальтовая бомба – это скорее вымысел и страшилка времен Холодной войны. Ее сравнительно несложно изготовить, но непонятно для чего ее применять. Потенциально гораздо опаснее обычные «грязные» бомбы, которые не являются ядерным оружием. Основной проблемой является возможность попадания таких боеприпасов в руки террористических организаций.

Основной расчет при ядерном ударе делается на моментальный эффект, возникающий непосредственно при взрыве, – разрушительную ударную волну, проникающую радиацию, световое излучение. Заодно проявляется и еще один весьма неприятный побочный эффект – радиоактивное загрязнение местности. История знает случай, когда военные предполагали делать ставку именно на последний поражающий фактор, применив «грязную бомбу», способную сделать любую территорию непригодной для жизни на очень, очень долгое время.

Впрочем, первым, кого посетила подобная идея, был не ученый-маньяк, не диктатор маленькой страны третьего мира и даже не генерал из Пентагона. В 1940 году начинающий, но уже подающий большие надежды американский фантаст Роберт Хайнлайн написал рассказ «Никудышное решение». В Европе уже раскачивался маховик Второй мировой, и мир, содрогаясь от предчувствия грядущей войны, спешно вооружался; Хайнлайн же интересовался физикой, и потому его творческая мысль потекла по очевидному руслу: какими новейшими методами человекоубийства могут обернуться последние достижения науки, в частности расщепление ядра урана, открытое в 1939 году Отто Ганом и Фрицем Штрассманом.

Интересный факт: в своем рассказе Роберт Хайнлайн за три года до Манхэттенского проекта предугадал его создание. Но если результатом исследований, осуществленных в рамках реального Манхэттенского проекта, стали атомные бомбы, сброшенные на японские города, то ученые, задействованные в вымышленном Специальном оборонном проекте №347, так и не смогли решить проблему управления ядерной реакцией – а потому решили пойти другим путем и воспользоваться убийственными свойствами радиоактивности неустойчивых изотопов. В альтернативной вселенной рассказа, чтобы принудить Германию к капитуляции, Соединенные Штаты Америки в 1945 году сбросили на Берлин несколько десятков компактных бомб с радиоактивной пылью – город не пострадал, но полностью обезлюдел, – а после взяли курс на мировое господство демократических ценностей, подкрепленных «грязными бомбами».

«Фантастика», – скажет читатель. Увы, но то, о чем писал Роберт Хайнлайн, вполне было возможно в годы Второй мировой войны и тем более может стать реальностью сегодня. Особенно, после того, как в СМИ прошла тема про то, Что на самом деле известно о проекте «Статус-6″

Поделитесь в социальных сетях:vKontakteFacebookTwitter
Напишите комментарий