Поиск

Советская «Царь-бомба»: самый мощный боеприпас в истории человечества

«Царь-торпеда»

Создать атомную бомбу — половина дела. Другой вопрос — как её доставить на территорию потенциального противника. Транспортировка бомб в США на Ту-4 была невозможна: тихоходные, оснащенные поршневыми двигателями, бомбардировщики для американских реактивных истребителей F-86 был легкой добычей. К тому же самолету требовалась промежуточная заправка.

Советская ядерная торпеда

Тогда упор было решено сделать на создание ядерных торпед. В то время самым многочисленным классом кораблей в советском флоте были подводные лодки. Субмарины в условиях ядерной войны имели явное преимущество перед надводными судами. Они могли достаточно близко подобраться к берегам противника и нанести удар. Поэтому командование ВМФ в первую очередь хотело иметь атомное оружие именно на подлодках.

Автором идеи создания сверхмощной ядерной торпеды считается Андрей Дмитриевич Сахаров. Он предложил использовать в качестве «средства доставки» мощного ядерного заряда (100 мегатонн!) разрабатываемые АПЛ проекта 627. Данные торпеды предполагалось использовать против военно-морских баз США, а также для нанесения удара по городам находящимся на побережье.

В результате взрыва такой бомбы должна была образовываться гигантская волна – цунами, уничтожающая все на побережье и даже далеко от береговой линии.

Цели проекта

Помимо внешнеполитического и пропагандистского соображений — ответить на ядерный шантаж США — создание «Царь-бомбы» укладывалось в концепцию развития стратегических ядерных сил СССР, принятую в период руководства страной Г. М. Маленковым и Н. С. Хрущёвым, которая сводилась к тому, чтобы — не гонясь за количественным паритетом с США в ядерных боеприпасах и средствах их доставки — добиться достаточного для «гарантированного возмездия с неприемлемым уровнем ущерба для противника» в случае его ядерного нападения на СССР качественного превосходства советских стратегических ядерных сил.

«Ядерная доктрина Маленкова-Хрущёва» хоть и означала принятие геополитического и военного вызова США с участием Советского Союза в ядерной гонке, но предполагала ведение этой гонки со стороны СССР «в выраженно асимметричном стиле».

Техническим воплощением этой политики (документально не оформленной) было создание и разработка таких ядерных боеприпасов и средств их доставки к целям, которые единичным ударом (одна ракета, один самолёт) могли бы полностью (или практически полностью) уничтожить крупные города и целые урбанизированные регионы. Например 23 июня 1960 года вышло Постановление Совета Министров СССР о создании орбитальной боевой ракеты Н-1 (индекс ГРАУ — 11А52) стартовой массой 2200 тонн с термоядерной боевой частью массой 75 тонн; её предполагаемая мощность неизвестна, но — для сравнительной оценки — 40-тонная боевая часть глобальной ракеты УР-500 должна была иметь тротиловый эквивалент 150 мегатонн.

Однако отработка таких боеприпасов требовала обязательного практического воздушного бомбометания по крайней мере им подобными образцами — так как для ядерного/термоядерного взрыва большой и сверхбольшой мощности существует оптимальная высота подрыва (измеряемая километрами), при срабатывании взрывного устройства на которой ударная волна достигает наибольшей силы и дальности распространения. Кроме того, в термоядерных авиабомбах сверхбольшой мощности была заинтересована и непосредственно Дальняя авиация СССР, так как их использование вполне укладывалось в общую концепцию — причинить наибольший ущерб вероятному противнику (прежде всего США) минимальным числом носителей (в данном случае самолётов-бомбардировщиков).
Наконец, предстояло проверить и саму практическую осуществимость создания термоядерных зарядов такой мощности с (важная оговорка!) надёжно предсказуемыми характеристиками.

Следует отметить, что до появления в СССР авиационных и ракетных комплексов — носителей термоядерного оружия — с приемлемыми тактико-техническими характеристиками, в качестве «оружия Судного Дня» советскими военно-техническими и военными специалистами рассматривалась гигантская торпеда, запускаемая со специально спроектированной атомной подводной лодки. Подрыв её боевой части должен был инициировать опустошительное цунами на побережье США. Но, по результатам более детального рассмотрения, данный проект был отвергнут как крайне сомнительный с точки зрения его реальной боевой эффективности (Подробнее см. «Царь-торпеда»).

Последствия испытания

Основная политико-пропагандистская цель, которая ставилась перед этим испытанием, была полностью достигнута. Было наглядно продемонстрировано владение Советским Союзом неограниченным по мощности оружием массового поражения. Тротиловый эквивалент наиболее мощной термоядерной бомбы из числа испытанных к тому моменту в США был почти вчетверо меньше, чем у АН602, при этом АН602 была сброшена с самолёта-носителя, в отличие от американского громоздкого устройства, взорванного в ангаре.

Важным научным результатом стала экспериментальная проверка принципов расчёта и конструирования термоядерных зарядов многоступенчатого типа. Было экспериментально доказано, что максимальная мощность термоядерного заряда, в принципе, не ограничена ничем (стоит, однако, отметить, что ещё 30 октября 1949 года — за три года до испытания «Майк» — в Дополнении к официальному отчету Общего совещательного комитета Комиссии по атомной энергии США физики-ядерщики Энрико Ферми и Исидор Раби уже сделали вполне однозначный вывод, что термоядерное оружие имеет «неограниченность разрушительной силы»; стоимость увеличения мощности боеприпаса составляла — в ценах 1950 финансового года — 60 центов за одну килотонну тротилового эквивалента или около 10 долларов за ещё одну Хиросиму). Так, в испытанном экземпляре бомбы для поднятия мощности взрыва ещё на 50 мегатонн достаточно было выполнить третью ступень бомбы (являлась оболочкой второй ступени) не из свинца, а из урана-238, как и предполагалось штатно. Замена материала оболочки и понижение мощности взрыва были обусловлены только желанием сократить до приемлемого уровня количество , а не стремлением уменьшить вес бомбы, как иногда полагают. Впрочем, вес АН602 от этого действительно уменьшился, но незначительно — урановая оболочка должна была весить примерно 2800 кг, свинцовая же оболочка того же объёма — исходя из меньшей плотности свинца — около 1700 кг. Достигнутое при этом облегчение чуть более одной тонны слабо заметно при общей массе АН602 не менее 24 тонн (даже если брать самую скромную оценку) и не влияло на положение дел с её транспортировкой.

Впрочем, следует заметить, что «Царь-бомба» действительно была значительно облегчена сравнительно с первоначальным проектом, в котором её масса достигала 40 тонн, что было решительно отвергнуто А. Н. Туполевым — 40-тонную бомбу не смог бы поднять ни Ту-95 (максимальная бомбовая нагрузка выбранного в качестве носителя тяжёлого стратегического бомбардировщика Ту-95 — его вариант под «изделие В» получил обозначение , производственный индекс этой модификации Ту-95 был «заказ 242» — даже после модернизации ограничивалась 27 тоннами), ни любой другой советский самолёт того времени.

Нельзя также утверждать, что «взрыв стал одним из самых чистых в истории атмосферных ядерных испытаний» — первой ступенью бомбы был урановый заряд мощностью в 1,5 мегатонны, что само по себе обеспечило большое количество радиоактивных осадков. Тем не менее, можно считать, что АН602 действительно была относительно чистой — более 97 % мощности взрыва давала практически не создающая радиоактивного загрязнения реакция термоядерного синтеза.

«Малыш» и «Толстяк»: Хиросима и Нагасаки

Названия этих двух японских городов давно уже стали синонимами масштабной катастрофы. Американские военные фактически протестировали атомные бомбы на людях, сбросив снаряды на Хиросиму 6 августа и на Нагасаки 9 августа 1945 года. Большинство пострадавших от взрывов были вовсе не военными, а гражданскими. Дети, женщины, старики, — их тела мгновенно превращались в уголь. Оставались лишь силуэты на стенах – так действовало световое излучение. Пролетавшие рядом птицы сгорали в воздухе.

«Грибы» ядерных взрывов над Хиросимой и Нагасаки

Количество пострадавших точно определить не удалось до сих пор: многие погибли не сразу, а позже, в результате развившейся лучевой болезни. «Малыш» приблизительной мощностью от 13 до 18 килотонн тротила, сброшенный на Хиросиму, убил от 90 до 166 тысяч человек. В Нагасаки «Толстяк» мощностью в 21 килотонну тротила оборвал жизни от 60 до 90 тысяч человек.

«Толстяк» и «Малыш» выставлены в музее — как напоминание о разрушительной мощи ядерного оружия

Это был первый и пока что единственный случай, когда сила ядерного оружия была применена в ходе военных действий.

Название

Название «Кузькина мать» появилось под впечатлением известного высказывания Н. С. Хрущева «Мы ещё покажем Америке кузькину мать!». Официально же бомба АН602 не имела названия. В переписке для РН202 использовалось также обозначение «РДС-202» и «изделие В», причем так впоследствии именовали и АН602 (индекс ГРАУ — «изделие 602»). В настоящее время все это является иногда причиной путаницы, так как некоторые ошибочно отождествляют AH602 с РДС-37 (причиной является то, что испытания и РДС-37 и АН602 носили одинаковое кодовое обозначение — «Иван») или (что чаще) с РН202 (впрочем, последнее отождествление отчасти оправданно, так как АН602 представляла собой модификацию РН202). Название же (неофициальное) «Царь-бомба» изделие получило как самое мощное и разрушительное (из реально испытанных) оружие в истории.

Разработка «царя-самолета»

Существует распространенный миф о том, что «царь-бомба» была создана в рекордно сжатые сроки по распоряжению Н. С. Хрущева. На разработку и создание якобы было потрачено 112 дней. Оказывается, работы над проектом велись больше семи лет – с 1954 по 1961 год, с 2-летним перерывом. Причем в 1954-1958 гг. над стомегатонной бомбой работу вел НИИ-1011. Транспортировку и сброс этой бомбы положили на плечи проверенного временем бомбардировщика типа Ту-95 и эго модификации Ту-95В.

В конструкцию бомбы внесли множество конструктивных изменений. АН602 характеризовалась трехступенчатой конструкцией, а именно ядерный заряд 1-й ступени запускал термоядерную реакцию во 2-й ступени, а она инициировала так называемую ядерную реакцию Джекилла-Хайда в 3-й ступени. Общая расчетная мощность – 101,5 мегатонны.

Изначальный вариант бомбы отклонили по причине высокого радиоактивного загрязнения. Поэтому было решено отказаться от «реакции Джекилла-Хайда» и свинцовым эквивалентом заменить урановые составляющие. В результате расчетная мощность взрыва уменьшилась до 51,5 мегатонны.

Осенью 1954 года состоялись переговоры И. В. Курчатова с А. Н. Туполевым, в результате чего начались проработки по «теме 242». А. В. Надашкевич стал руководителем темы. В результате прочностного анализа выяснили, что подвеска такой большой сосредоточенной нагрузки нуждается в серьезных изменениях в конструкции бомбоотсека, схеме исходного самолета и в устройствах сброса и подвески.

Весовой, габаритный и компоновочный чертежи АН602 были согласованы в первой половине 1955 г. Масса бомбы, как и планировалось, составляла 15 процентов взлетной массы носителя, но ее большие размеры заставили снять фюзеляжные топливные баки. Новый балочный держатель БД-242 и БД7-95-242 был разработан для подвески. Он был близким к БД-206 по конструктивным особенностям, но при этом значительно грузоподъемнее. Он имел 3 бомбардировочных замка грузоподъемностью в девять тонн каждый. Его крепили прямо к силовым продольным бимсам. Также была решена проблема управления сбросом бомбы – три замка открывались синхронно посредством электроавтоматики.

Проект постановления Совета министров СССР и ЦК КПСС о подготовке и начале испытаний был принят 12 марта 1956 г.

Результаты испытаний

Взрыв АН602 по классификации относится к низким воздушным взрывам сверхбольшой мощности. Всех впечатлили его результаты:

1.         Огненный шар взрыва достиг радиуса 4,6 км. Теоретически он способен вырасти до поверхности земли, но отраженная ударная волна этому воспрепятствовала, отбросив его от земли.

2.         Ядерный гриб взрыва на высоте 67 км, диаметр его двухъярусной «шляпки» у верхнего яруса достиг 95 км.

3.         Световое излучение могло вызывать ожоги 3 степени на расстоянии до ста км.

4.         Ощутимая сейсмическая волна, которая возникла после взрыва, обогнула земной шар три раза.

5.         Свидетели почувствовали удар на расстоянии 100 км от его центра и смогли его описать.

6.         Звуковая волна, которая была порождена взрывом, достигла о-ва Диксон на расстоянии примерно 800 км. Но о каких-либо повреждениях или разрушениях сооружений даже в находящихся намного ближе (280 км) к полигону поселках Белушья Губа и Амдерма источники не сообщают.

7.         Радиоактивное загрязнение в районе эпицентра составляло не больше 1 мР в час. Через 2 часа после взрыва на месте эпицентра появились испытатели. Радиоактивное загрязнение почти не представляло опасности для участников.

8.         Ионизация атмосферы вызывала помехи радиосвязи на расстоянии ста километров от полигона на протяжении 40 мин.

Пришлите книг!

«Я только спросил старшину: книг прислали? — Да, — ответил он. Не только посылку, но и письмо вскрыть не удалось. Ребят накрыло таким минометным огнем, что головы нельзя было поднять из щели. И только вечером, сойдя в глубокую лощину, сделали укрытие для светомаскировки и прочли письмо. Сколько радости и восторга! Меня все бойцы просили, чтобы я на другой день написал на коллектив вашей библиотеки…»

Это благодарственное письмо, написанное прошитой осколком рукой солдата Михаила Мельникова и отправленное из военного госпиталя, — одно из множества свидетельств неоценимой значимости книг в огневые годы Великой Отечественной. Кто-то прошел всю войну с томиком любимых стихов, кто-то — с романом Николая Островского «Как закалялась сталь», а кому-то фронтовым товарищем служил учебник астрономии.

Книги подбирали в библиотеках разбомбленных городов, находили в разрушенных жилых домах, получали фронтовой почтой из штабов дивизий, везли на фронт из краткосрочных отпусков… «Я жутко соскучилась по книгам. В одной деревне мы обнаружили «Евгения Онегина», так зачитали его до дыр. Каждую свободную минутку с упоением читали его вслух», — рассказывала в письме родным санитарный инструктор 308-й стрелковой дивизии Ариадна Добромыслова.

Переписанные от руки стихи прятали в голенищах сапог — и отважно шли в бой. В перерывах между боями устраивали коллективные читки однополчанам

Использовали книги и для обмена военной информацией — записывая собранные подпольщиками сведения между строк и переправляя за линию фронта.

Из уст в уста передавали предания о книжных чудесах. Роман Алексея Толстого «Петр Первый» спас жизнь солдату Георгию Леонову: пуля застряла в спрятанном под гимнастеркой толстом томе. Старший лейтенант Петр Мишин уцелел в бою благодаря сборнику пушкинских стихов: пробив двести страниц, осколок снаряда остановился аккурат… перед стихотворением «Талисман»!

Имена писателей присваивали воинским подразделениям и боевой технике: отряд имени Горького, имени Лермонтова; танк «Владимир Маяковский», «самолет Дмитрий Фурманов»… В состав экипажа одного из сторожевых кораблей Северного флота ввели Пушкина. В одной из дивизий Максим Горький служил «почетным красноармейцем», его имя ежедневно выкликалось на поверке.

Командир одной из частей Украинского фронта вручал в качестве переходящей премии отличившимся бойцам поэтический сборник «Кобзарь» Тараса Шевченко. Назначенный командиром одного из орудий на Ленинградском фронте молодой писатель Иван Дмитроченко наказывал своим бойцам: «За Ивана Сергеевича Тургенева — огонь! За «Войну и мир» — Огонь! За великую русскую литературу — огонь!..»

В архивах хранятся многочисленные письма-просьбы с передовой прислать книги. «Среди боев выпадает время, когда хочется хоть немного почитать… Если можно, вышлите что-либо из книг художественной литературы. Старые, потрепанные, лучше если без переплета, чтобы можно было хранить в вещевом мешке или полевой сумке», — писал библиотекарям красноармеец А. П. Стройнин.

На фронт направлялись дублетные экземпляры из библиотек. Проводились регулярные сборы книг от гражданского населения. Мастерились книжки-самоделки из газетных вырезок. В первый год войны даже печатались стихи на пакетиках с пищевыми концентратами.

Слухи и мистификации, связанные с АН602

Результаты испытаний АН602 стали предметом для слухов и мистификаций.

В некоторых публикациях утверждалось, что мощность взрыва бомбы достигла 120 мегатонн. Вероятно, это было связано с «наложением» информации о превышении реальной мощности взрыва над расчётной примерно на 20 % (на самом деле — на 14-17 %) на первоначальную проектную мощность бомбы (100 мегатонн, точнее — 101,5 мегатонны). Масла в огонь подобных слухов подлила и газета «Правда», на страницах которой было официально заявлено, что «она  — вчерашний день атомного оружия. Сейчас созданы ещё более мощные заряды». На самом деле конструкторы рассматривали возможность создания более мощных термоядерных боеприпасов (например, боевая часть ракеты УР-500 мощностью 150 мегатонн), но дальше эскизных проектов не разрабатывались.[]

В разное время ходили слухи о том, что мощность бомбы была уменьшена в 2 раза по сравнению с планируемой, так как учёные опасались возникновения самоподдерживающейся термоядерной реакции с вовлечением в реакцию водорода атмосферы и океана и последующим выгоранием кислорода.
(Перед испытанием в США первой атомной бомбы высказывались похожие опасения о возникновении в атмосфере неконтролируемой ядерной реакции, несмотря на противоречие такой возможности всем известным сведениям о ядерных реакциях. Непосредственно перед тем взрывом разнервничавшегося из-за таких опасений молодого ученого удалили с места испытания по совету врачей). В действительности детонация ни атмосферы, ни океана невозможна ни при какой мощности термоядерного взрыва.

Распространён слух о чрезвычайно быстрой разработке «Царь-бомбы», якобы она была полностью сконструирована за 112 дней после поручения Хрущева на совещании 10 июля 1961 года. В действительности начало разработки — 1956 год.

Эта бомба никогда не была каким-то трудовым подарком разработчиков ядерного оружия к открытию очередного партийного съезда, как писали некоторые авторы. В частности, бывший начальником полигона в то время генерал Кудрявцев Г. Г. в своих воспоминаниях утверждал что испытания приурочены к съезду

Ссылки

  •  (англ.). The Nuclear Weapon Archive: A Guide to Nuclear Weapons (3 September 2007).
  • Лебедев, Валерий  (недоступная ссылка). Дата обращения 12 июля 2019.
  • Котляр, Павел . Газета.ru (30 ноября 2015).
  • . ТАСС. ФГУП «ИТАР−ТАСС» (29 октября 2016). Дата обращения 1 февраля 2019.
  • . РИА «Новости» (30 октября 2016). Дата обращения 1 февраля 2019.
  • . «Военный паритет» — Военная страница братьев Николаевых. — Выдержка из статьи «50-мегатонный взрыв над Новой Землей», опубликованной в журнале «Вопросы истории естествознания и техники» №3 1995. Дата обращения 2 февраля 2019.
  • . «Военный паритет» — Военная страница братьев Николаевых. Дата обращения 2 февраля 2019.
Фильмография
  • Документальный фильм «Кузькина мать. Царь-бомба. Апокалипсис по-советски» (реж. Игорь Чернов, 2011)

Примечания

  1. ↑ .
  2. Веселов, А. В. Царь-бомба // Атомпресса : газ.. — 2006. — № 43 (726) (октябрь). — С. 7.
  3. ↑ Книга рекордов Гиннесса : 1993. — Москва−Лондон, 1993. — С. 198.
  4. Зубок, Владислав Мартинович. «Ядерная доктрина» Хрущева // Неудавшаяся империя : Советский Союз в холодной войне от Сталина до Горбачева / Пер. М. Макбал. — Российская политическая энциклопедия, 2011. — 672 с. — (История сталинизма). — 1500 экз.
  5. Первов, Михаил. Ракетные комплексы РВСН // Техника и вооружение. — 2001 . — № 5−6. — С. 44−45.
  6. Первов, М. Ракетное оружие ракетных войск стратегического назначения. — М. : Виоланта, 1999. — 288 с. — ISBN 5-88803-012-0.
  7. .
  8. .
  9. . РИА «Новости» (15 августа 2015). Дата обращения 1 февраля 2019.
  10. ↑ .
  11. Президиум ЦК КПСС. 1954—1964. Черновые протокольные записи заседаний. Стенограммы. Постановления. / Гл. ред. А. А. Фурсенко. — М. : Российская политическая энциклопедия (РОССПЭН), 2006. — Т. 2. : Постановления. 1954—1958. — 1120 с.:
  12. Антон Волков.  (недоступная ссылка). Ядерное и термоядерное оружие. 2002 by Anton Volkov. Дата обращения 28 сентября 2012. [неавторитетный источник?]
  13. Sakharov, Andrei. Memoirs :  . — New York : Alfred A. Knopf, 1990. — P. 215–225. — ISBN 0-679-73595-X.
  14. ↑ . «Уголок неба»: Большая авиационная энциклопедия. Дата обращения 1 апреля 2019.[неавторитетный источник?]
  15. ↑ , с. 420.
  16. XXII съезд Коммунистической партии Советского Союза 17—31 октября 1961 года : Стенографический отчёт . — М. : Политиздат, 1962. — Т. 1. — С. 55.
  17. .
  18. Хохлов Игорь Игоревич. . Дата обращения 1 апреля 2019.[неавторитетный источник?]
  19. ↑ , с. 423.
  20. ↑ .
  21. Дайсон, Фримен. Оружие и надежда. — М. : Прогресс, 1990. — С. 41—42. — ISBN 5-01-001882-9.
  22. Котляр, Павел . Газета.Ru (30 ноября 2015). — «пробы льда на севере Новой Земли дали показания приблизительно в 650 беккерелей при 5–10 беккерелях фонового значения для соседних районов. «Ледник на севере Новой Земли аккумулировал радиоактивные осадки ядерных испытаний, в том числе «Кузькиной матери», — отметил ученый.». Дата обращения 12 июля 2019.
  23. Первов, Михаил. Ракетные комплексы РВСН // Техника и вооружение : журн.. — 2001. — № 5—6. — С. 44.
  24. Лоуренс, У. Л. Люди и атомы = William L. Lawrence: Men and Atoms, The discovery, the Uses and the Future of Atomic Energy; Simon and Schuster; New York :  / Под ред. чл.−корр. АН СССР В. С. Емельянова. — М. : Атомиздат, 1966. — Гл. 16 : Гора огня. — С. 137. — 296 с. — 50 000 экз. — УДК .

Разработка

Разработка сверхмощной бомбы началась в 1956 г. и проводилась в два этапа. На первом этапе, с 1956 по 1958 г.г. это было «изделие 202», которое разрабатывалось в созданном незадолго до этого НИИ-1011. Cовременное название НИИ-1011 — «Российский федеральный ядерный центр — Всероссийский научно-исследовательский институт теоретической физики (РФЯЦ-ВНИИТФ)». Согласно официальной истории института приказ о создании НИИ в системе Министерства среднего машиностроения СССР был подписан 5 апреля 1955 года, к работе в НИИ-1011 приступили несколько позже.[источник?]

На втором этапе разработки, с 1960 до успешного испытания в 1961 г., бомба называлась «изделие 602» и разрабатывалась в КБ-11 (ныне — ВНИИЭФ), вёл разработку В. Б. Адамский, кроме него физическую схему разрабатывали А. Д. Сахаров, Ю. Н. Бабаев, Ю. Н. Смирнов, Ю. А. Трутнев.

Изделие 202

После успешного испытания РДС-37 сотрудники КБ-11 (Сахаров, Зельдович и Довиденко) выполнили предварительный расчёт и 2 февраля 1956 передали Н. И. Павлову записку с оценкой параметров зарядов 150 Мт и возможностью увеличения мощности до 1 Гт ТЭ.

После создания в 1955 г. второго ядерного центра — НИИ-1011, в 1956 году постановлением совета министров перед ним была поставлена задача разработки заряда сверхбольшой мощности, которая получила название «проект 202».

12 марта 1956 года был принят проект Совместного Постановления ЦК КПСС и Совета Министров СССР о подготовке и проведении испытания изделия 202. В проекте планировалось разработать вариант РДС-37 с мощностью 30 Мт ТЭ

6 июня 1956 г. в отчёте НИИ-1011 описано термоядерное устройство РДС-202 с расчётной мощностью до 38 Мт при требуемых заданием 20−30 Мт. В реальности это устройство было разработано с оценочной мощностью 15 Мт, его испытания были признаны нецелесообразными после испытаний изделий «40ГН», «245» и «205» и отменены.

Изделие 602

В 1960 г. в КБ-11 (ныне — ВНИИЭФ) была начала разработка термоядерного заряда мощностью 100 Мт. В феврале 1961 г. руководители КБ-11 направили в ЦК КПСС письмо «Некоторые вопросы развития ядерного оружия и способов его использования», где помимо прочего ставился вопрос о целесообразности разработки заряда мощностью 100 Мт. 10 июля 1961 г. в ЦК КПСС состоялось обсуждение, на котором Хрущёв поддержал разработку и испытание сверхмощной бомбы.

АН602 не являлась переименованной РН202, просто для ускорения испытаний было решено использовать разработки проекта 202. В КБ-11 (ВНИИЭФ) были взяты уже изготовленные в НИИ-1011 (ВНИИТФ) шесть корпусов для бомбы проекта 202 и использован разработанный для её испытаний комплекс оборудования.

АН602 имела трёхступенчатую конструкцию: ядерный заряд первой ступени (расчётный вклад в мощность взрыва — 1,5 мегатонны) запускал термоядерную реакцию во второй ступени (вклад в мощность взрыва — 50 мегатонн), а она, в свою очередь, инициировала ядерную «реакцию Джекила-Хайда» (деление ядер в блоках урана-238 под действием быстрых нейтронов, образующихся в результате реакции термоядерного синтеза) в третьей ступени (ещё 50 мегатонн мощности), так что общая расчётная мощность АН602 составляла 101,5 мегатонны.

Испытание полного, 100 Мт варианта бомбы было отвергнуто по причине чрезвычайно высокого уровня радиоактивного загрязнения, которое она должна была вызвать. А. Д. Сахаров предложил использовать во вторичном модуле бомбы ядерно-пассивный материал вместо U238, что снизило мощность до 50 Мт и помимо снижения количества осколков деления позволило избежать касания огненного шара земной поверхности, что исключило радиоактивное заражение поверхности и поднятие большого количества радиоактивной пыли в атмосферу.

Поделитесь в социальных сетях:vKontakteFacebookTwitter
Напишите комментарий