Поиск

Stielhandgranate M-24 «Колотушка» — граната Второй Мировой войны: история создания, конструкция и ТТХ, модификации гранаты, преимущества и недостатки, варианты использования

Конструкция

Граната состоит из металлического корпуса, внутри которого находится взрывчатое вещество на основе аммиачной селитры (динамоном, аммоналом) а также пироксилиновыми смесями массой 160-180 г, капсюль-детонатором, и по́лой, закрывавшейся снизу завинчивающейся крышкой деревянной рукоятки с размещённым в ней воспламенительным механизмом. Кроме аммонала, для снаряжения этой гранаты применялись и другие взрывчатые вещества, чаще всего гранулированный тротил.

Воспламенительный механизм тёрочного типа состоял из дистанционной трубки с капсюлем, стаканчика с тёрочным составом, чашечки стаканчика, проволочной тёрки со свинцовым (или фарфоровым) шариком и шёлкового шнура с фарфоровым кольцом.

Корпус гранаты грунтовался красной краской и окрашивался в полевой серый цвет (нем. Feldgrau) или в тёмно-зелёные тона и мог (не обязательно) иметь крючок для ношения гранаты на ремне. В таком виде граната применялась как наступательная и имела радиус поражения осколками около 10-15 м.

Для использования гранаты в качестве оборонительной применялась рубашка из стали или металлокерамического состава с насечками, которая крепилась к корпусу проволокой. Радиус поражения гранаты, оснащённой осколочной рубашкой, увеличивался до 30 м, а дальность разлёта отдельных осколков могла достигать 100 м.

Устройство гранаты М24

По своему назначению Stielhandgranate 24 относится к наступательному типу с дистанционным взрывателем. В состав конструкции входят следующие элементы:

  • Тонкостенного (с толщиной стенок не более 1,0 мм) металлического корпуса, в котором расположен заряд взрывчатого вещества и боевой запал. В качестве заряда применялась соединения на базе аммиачной селитры или пироксилина (гранулированный тротил). Вес заряда варьировался в пределах 160…180 граммов. Тип вещества указывался в виде кода на корпусе («Mo» – монахит, «Do» – донарит или «Grf.88» – пикриновая кислота).
  • Запал или дистанционная трубка терочного типа, состоящая из нескольких элементов. В верхней части имелась полая алюминиевая муфта с наружной резьбой, при помощи которой запал фиксировался в корпусе гранаты М24. На верхнем торце муфты устанавливался детонатор лучевого воспламенения Sprengkapsel №8, а с другой стороны вкручивалась стальная трубка с пиротехническим замедлителем горения. Применение мягкого алюминия позволяло осуществлять плотное обжатие детонатора. На другой конец замедлителя наворачивался свинцовый колпак, внутри которого располагался воспламенительный заряд. В колпаке устанавливался металлический запальный стержень с шероховатой поверхностью, оснащенный металлическим кольцом для установки шнура.
  • Деревянной рукоятки, довольно длинной. Внутри рукоятка выполнена полой и в ней расположен вытяжной шнур запала с фарфоровым или свинцовым роликом на конце, служащим для более надежного захвата шнура рукой. Снизу на рукоятке имеется металлическое кольцо с резьбой, на которую накручена предохранительная крышка. На верхнем конце рукоятки имеется наконечник с резьбой, при помощи которого выполняется соединение рукоятки и корпуса.

Для использования гранаты М24 требовалось открутить крышку на рукоятке, которая служила предохранительным устройством. Крышка изготовлялась из тонкого стального листа (толщина около 0,3 мм) и окрашивалась в цвет головной части.

В крышке установлена пружина, которая прижимает ролик и не даёт ему болтаться. Из рукоятки выпадал шнур с роликом, за который следовало резко потянуть. При этом начинал двигаться стержень, за счёт силы трения происходило зажигание воспламенителя, а затем начиналось горение заряда замедлителя.

После этого следовало совершить бросок, поскольку взрыв происходил спустя 4,5…5 секунд (по факту – до 8 секунд). Убойная сила осколков стандартного варианта М24 составлял до 15 метров. В случае не срабатывания гранаты в течение 30 секунд, она считалась не опасной. Так как жало ударника отводилось от капсюля пружиной.

При использовании гранаты типа Stielhandgranate 43 требовалось открутить предохранительный колпачок на верхней части.

Колпачок для удобства использования был связан с запальным шнуром. Дальнейшее применение не отличалось от модели М24.

Для усиления эффекта взрыва гранаты М24 могли быть собраны в связки. При одиночном использовании часто применялась дополнительная стальная или металлокерамическая оборонительная рубашка с насечкой на готовые поражающие элементы, которая надевалась на основной корпус и фиксировалась металлической проволокой.

Применение рубашки позволяло увеличить радиус разлёта осколков до 100 м, причём они сохраняли убойную силу на дистанции до 30 метров.

Для переноски и хранения применялась многоразовая металлическая укупорка на 15 мест, оснащённая ручкой для переноски.

Гранаты перевозились без запалов и детонаторов. В каждой укупорке могли размещаться 10 обычных М24, и пять гранат М24 с дополнительной рубашкой. В конце войны для хранения стали использоваться деревянные прямоугольные ящики с верёвочными ручками по бокам.

Детонаторы Sprengkapsel №8 хранились в укупорке в отдельном деревянном пенале, оснащённом сдвижной крышкой. Пенал упаковывался в картонную оболочку.

YouTube3:26

Воспламенители Brennzunder 24 находились в металлической коробочке, проклеенной специальной лентой, которая защищала устройства от сырости. Непосредственно перед применением воспламенители и детонаторы устанавливались в рукоятках. На головной части гранаты имелось нанесённое белой краской предупреждение «перед применением поставить детонатор».

История создания

Конструкция немецкой гранаты М24 мало отличается от аналогичного изделия, появившегося на начальной стадии Первой мировой войны. Граната Stielhandgranate 15 появилась на вооружении пехотных гренадерских частей в начале 1916 года и массово применялась в ходе сражений под Верденом.

Отличительной особенностью первой модели стала ручка с шарообразным наконечником, из которого висел шнур. В качестве предохранителя применялось наклеивание шнура пластырной лентой к боковой поверхности и заливка парафином, который попутно обеспечивал защиту от влаги. Встречались варианты Stielhandgranate 15 с рычажным приводом запала (схема Poppenbergsches).

Более поздний вариант Stielhandgranate 16 оснащался упрощенной рукояткой, на конце которой размещался металлический предохранительный колпачок. Для снаряжения гранат использовалась смесь, состоявшая из трех компонентов:

  • 84% аммиачной селитры;
  • 12% тротила;
  • 4% древесной муки.

Гранаты оснащались пружинной скобой для переноски на поясе или за голенищем сапога и «длинным» запалом, который горел 6,5 секунд. В самом конце войны выпускались упрощённые эрзац-варианты с картонными ручками, прибитыми гвоздями к переходному кольцу и установленным в заводских условиях запалом.

Первая модернизация произошла в начале 20-х годов и заключалась во внедрении «короткого» запала (время горения не более 5 секунд), уменьшенной боевой части и нового крепления для переноски (в форме петли).

Для снаряжения стало применяться более мощное вещество, которое немного улучшило боевые характеристики. Новый вариант стал называться Stielhandgranate 24 mit Brennzunder 24 (ручная граната тип 24 с пороховой дистанционной трубкой образца 1924 года) или коротко Stielhgr 24.

Кроме того, существовал упрощенный вариант Stielhandgranate 43, который стал производиться с 1943 года.

Отличием этой гранаты стало применение запала Bz.E.39 (от модели М39), вкрученного в верхнюю часть головной части. Такая конструкция позволяла использовать гранату со снятой рукояткой.

Для снаряжения применялись три вида запалов, отличавшихся цветом колпачков и временем горения:

  • красный (на 1 сек);
  • синий (на 4,5 сек);
  • желтый (на 7,5 сек).

«Банный лист», №74 ST

Большинство противотанковых гранат работали по принципу мгновенного взрыва. На деле задержка срабатывания залпа могла достигать секунды. Естественно за это время снаряд успевал отскочить от брони танка на приличное расстояние и не причинить ему большого урона. Но что если бы снаряд прилипал к танку? С этой целью 1940 году в Британии разработали липкую противотанковую гранату №74 ST, более известную как «Банный лист».

№74 ST| Фото: Інформатор.

Конструкция орудия была крайне незамысловатая: в стеклянный сосуд заливался нитроглицерин, а сверху граната покрывалась липкой массой. Чтобы орудие не прилипало к солдатам оно помещалось в специальный металлический чехол. Однако с первых же дней эффективность «Банного листа» массово раскритиковала британская пехота. В боевой обстановке быстро достать гранату из футляра было крайне сложно, а чтобы снаряд прочно прилип к танку его поверхность должна быть сухой и чистой, что опять же в боевых условиях практически нереально. Не говоря уже о том, что сам по себе нитроглицерин — крайне опасная субстанция, которая могла «рвануть» при резких перепадах температуры и сильной тряске.

Stielhandgranaten 24

Stielhandgranaten 24 представляет собой модифицированную
Stielhandgranaten 1916 времен Первой Мировой. В начале 20х годов
Stielhandgranaten 16 несколько модифицировали, уменьшили вес и размеры, с корпуса гранаты была убрана скобы для крепления к поясу. Модифицированная версия получила официальное наименование
“Stielhandgranaten 24”

Немецкая Stielhandgranaten со скобой, Первая Мировая

Длинная ручка и размещение центра тяжести гранаты дает возможность среднему солдату бросить гранату на 30-40 метров. Физически сильные бойцы могли кинуть гранату метров на 60-65.

Разлет осколков около 15-20 метров в наступательном и до 30 метров в оборонительном варианте. Для использования гранаты в качестве оборонительной на корпус надевалась осколочная рубашка из металла, с насечками или без них.

осколочные рубашки к гранате м24

Для значительного увеличения мощности заряда, например при борьбе с танками, использовали связки гранат.

Наполнение:

Снаряжалась граната м24 160-180 граммами тротила, амоннала, монархита, донарита или меленита
. В советских гранатах масса ВВ была меньше (110 грамм в РГ-42 и 60 у Ф-1).

Основным недостатком этой гранаты была чувствительность терочного запала к сырости, что приводило к частым отказам. Кроме этого
при недостаточно резком выдергивании запального шнура терочный состав не воспламенялся и граната не срабатывала.

После выдергивания запального шнура гранату в обязательном порядке надо было бросать, т.к. начинал гореть замедлитель и через 4.5-5 секунд следовал взрыв (советские гранаты после выдергивания чеки можно было держать в руке неограниченно долго, выбирая момент и цель для броска, а при отмене решения на бросок чеку можно было поставить на место).

«Черепаха» Diskushandgranate М.1915

Все слышали о легендарной немецкой осколочной гранате Stielhandgranate, которая верой и правдой прошла две мировые войны. Тем не менее немецкая «колотушка», как и все подобные гранаты, имела один существенный недостаток — длительный интервал срабатывания (около 8 секунд). За это время противник мог перехватить гранату и кинуть обратно. Для решения этой проблемы стали разрабатываться гранаты мгновенного действия. Ярким примером подобных взрывных устройств можно назвать гранату Diskushandgranate М.1915, созданную в Германии в 1915 году.

Diskushandgranate М.1915 в разобранном виде| Фото: Википедия.

Снаряд имел форму диска с шестью шипами, из-за чего немецкие солдаты прозвали его «черепахой». Взрыв происходил моментально после того как шипы гранаты касались о препятствие. Казалось бы, крайне эффективное орудие — вот только на практике все было намного хуже. Во-первых, гранату было крайне неудобно кидать, а во-вторых, она могла не сработать при попадании о мягкий грунт или при падении плашмя. Часто на «черепахах» подрывались сами немецкие солдаты, поэтому от «инновационной» разработки пришлось сразу же отказаться.

Модификации

Металлический зажим для ношения гранаты на ремне характерен для противопехотных осколочных гранат Первой мировой войны Stielhandgranate 15 (на заднем плане, с цельнодеревянной выточенной рукояткой) и Stielhandgranate 16 (на задней части рукоятки завинчивающаяся крышка характерной формы)

В конце Первой мировой войны, в период острой нехватки сырьевых ресурсов, оборудования (в частности, металла, дерева и токарных станков для изготовления рукояток), а также квалифицированной рабочей силы, в Германии и Австро-Венгрии выпускались упрощённые неразборные гранаты с установленным на заводе капсюлем-детонатором:

  • вариант с упрочнённым креплением рукоятки (крепление улучшено за счёт удлинения муфты корпуса и дополнительной фиксации рукоятки гвоздиками) и заменой металлической завинчивающейся крышки на картонный колпачок, фиксируемый лентой из парафинированной бумаги;
  • вариант с рукояткой из скрученного в трубку картона (сделана путём навивки картонной спирали на болванку с последующей проклейкой), с удлинённой муфтой, креплением к корпусу шестью гвоздиками и с картонным колпачком.

Известны также изготовлявшиеся полукустарным способом гранаты с рукоятками, в которых вместо тёрочного механизма со шнуром применялся пружинный механизм для ударного воспламенения капсюля.

Другое применение

Корпус распространённой гранаты Stielhandgranate 24 применялся также при изготовлении противопехотных мин Stielhandgranate 24/D.Z. 35, при этом деревянная рукоятка с запальным устройством отвинчивалась, а на корпус с зарядом взрывчатого вещества с капсюлем-детонатором Sprengkapsel No8 устанавливался с использованием переходника Spannmutter (из-за разного размера резьбы) взрыватель нажимного действия D.Z. 35.

При взрыве такой мины бо́льшая часть осколков корпуса (93-97%) уходила в землю, а основное поражение наносилось направленной вверх ударной волной.

Так как граната снаряжалась в основном суррогатами, она не обладала мощным ни фугасным, ни бризантным действием. Для нанесения значительного урона тяжелой бронетанковой технике РККА германской пехотой практиковался рискованный приём: связка гранат из 3-5 штук при помощи поясного ремня подсовывалась под кормовую нишу башни танка и подрывалась; дистанции взрывателя гренадёру вполне хватало, чтобы спрыгнуть с движущейся машины и укрыться от взрыва. В случае успеха башню срывало с погона или, как минимум, заклинивало. Для поражения танка прорыва КВ-2 было очень действенным средством забросить гранату в ствол 152-мм гаубицы, которой тот был вооружён. Даже если в стволе на момент взрыва не было снаряда, сам ствол утрачивал целостность и при следующем выстреле разрывался. (А.Б. Широкорад, “Танковая война на восточном фронте”).

Пришлите книг!

«Я только спросил старшину: книг прислали? — Да, — ответил он. Не только посылку, но и письмо вскрыть не удалось. Ребят накрыло таким минометным огнем, что головы нельзя было поднять из щели. И только вечером, сойдя в глубокую лощину, сделали укрытие для светомаскировки и прочли письмо. Сколько радости и восторга! Меня все бойцы просили, чтобы я на другой день написал на коллектив вашей библиотеки…»

Это благодарственное письмо, написанное прошитой осколком рукой солдата Михаила Мельникова и отправленное из военного госпиталя, — одно из множества свидетельств неоценимой значимости книг в огневые годы Великой Отечественной. Кто-то прошел всю войну с томиком любимых стихов, кто-то — с романом Николая Островского «Как закалялась сталь», а кому-то фронтовым товарищем служил учебник астрономии.

Книги подбирали в библиотеках разбомбленных городов, находили в разрушенных жилых домах, получали фронтовой почтой из штабов дивизий, везли на фронт из краткосрочных отпусков… «Я жутко соскучилась по книгам. В одной деревне мы обнаружили «Евгения Онегина», так зачитали его до дыр. Каждую свободную минутку с упоением читали его вслух», — рассказывала в письме родным санитарный инструктор 308-й стрелковой дивизии Ариадна Добромыслова.

Переписанные от руки стихи прятали в голенищах сапог — и отважно шли в бой. В перерывах между боями устраивали коллективные читки однополчанам

Использовали книги и для обмена военной информацией — записывая собранные подпольщиками сведения между строк и переправляя за линию фронта.

Из уст в уста передавали предания о книжных чудесах. Роман Алексея Толстого «Петр Первый» спас жизнь солдату Георгию Леонову: пуля застряла в спрятанном под гимнастеркой толстом томе. Старший лейтенант Петр Мишин уцелел в бою благодаря сборнику пушкинских стихов: пробив двести страниц, осколок снаряда остановился аккурат… перед стихотворением «Талисман»!

Имена писателей присваивали воинским подразделениям и боевой технике: отряд имени Горького, имени Лермонтова; танк «Владимир Маяковский», «самолет Дмитрий Фурманов»… В состав экипажа одного из сторожевых кораблей Северного флота ввели Пушкина. В одной из дивизий Максим Горький служил «почетным красноармейцем», его имя ежедневно выкликалось на поверке.

Командир одной из частей Украинского фронта вручал в качестве переходящей премии отличившимся бойцам поэтический сборник «Кобзарь» Тараса Шевченко. Назначенный командиром одного из орудий на Ленинградском фронте молодой писатель Иван Дмитроченко наказывал своим бойцам: «За Ивана Сергеевича Тургенева — огонь! За «Войну и мир» — Огонь! За великую русскую литературу — огонь!..»

В архивах хранятся многочисленные письма-просьбы с передовой прислать книги. «Среди боев выпадает время, когда хочется хоть немного почитать… Если можно, вышлите что-либо из книг художественной литературы. Старые, потрепанные, лучше если без переплета, чтобы можно было хранить в вещевом мешке или полевой сумке», — писал библиотекарям красноармеец А. П. Стройнин.

На фронт направлялись дублетные экземпляры из библиотек. Проводились регулярные сборы книг от гражданского населения. Мастерились книжки-самоделки из газетных вырезок. В первый год войны даже печатались стихи на пакетиках с пищевыми концентратами.

Книга-военврач

Неоценима роль книг в госпиталях. Для раненых организовывали чтения вслух и устраивали литературные вечера. Наибольшим спросом пользовалась развлекательная литература: приключения, детективы, сказки, фельетоны — все, что могло отвлечь от боли и поднять настроение. А самыми читаемыми романами были «Война и мир» Толстого, «Овод» Войнича, «Как закалялась сталь» Островского.

Библиотерапевтические сюжеты представлены на фронтовых рисунках народного художника СССР Николая Жукова. Талантливый иллюстратор и график, он встретил Победу в Вене в звании капитана, делал зарисовки на Нюрнбергском процессе — за 40 дней создал около 400 изображений всех его участников.

Главным из русских классиков, героически сражавшихся вместе с нашими бойцами, был Александр Сергеевич Пушкин. Об этом свидетельствуют непридуманные фронтовые истории и литературные произведения о войне. Об этом напоминают мемориальные свидетельства и музейные экспонаты.

Хрестоматийной стала история отправленного на фронт юной москвичкой пушкинского сборника с надписью: «От девушек завода им. Сталина в подарок. Читайте, дорогие товарищи, и любите стихи Пушкина. Это мой любимый поэт, но я решила послать эту книгу — она вам нужнее, вспоминайте нас. Мы для вас оружие делаем. С горячим приветом. Вера Гончарова».

Летом 1942 года в разрушенной библиотеке города Богучар сержант Степан Николенко обнаружил уцелевший томик пушкинских стихов и не расставался с ним до самой Варшавы, пока на автоколонну не спикировал фашистский самолет. Едва очнувшись в госпитале, Степан первым делом поинтересовался судьбой заветной книжки.

Отголосок этой пронзительной истории — в знаменитом стихотворении Веры Инбер: «…В больнице долго он без сил Лежал, как мертвый, на подушке. И первое, что он спросил, Придя в сознание: »- А Пушкин?” И голос друга, поспешив, Ему ответил: «Пушкин жив».

Суровой зимой того же года с однотомником лирики Пушкина оказался в лагере смерти под Шауляем сержант Борис Полетаев. Выжить в нечеловеческих условиях помогло чтение вслух. Как сказал кто-то из пленных, «Пушкин у нас, в шестом бараке, как полковой комиссар: дух людей поднимает». Сейчас эта бесценная книга — совсем уже ветхая и лишившаяся обложки — хранится в шкафу даров Государственного музея изобразительных искусств им. А. С. Пушкина.

А Музей обороны Москвы по праву гордится «Групповым портретом потомков А. С. Пушкина — участников Великой Отечественной войны» кисти Владимира Переяславца. На одном полотне за чтением стихов своего великого прадеда и прапрадеда сошлись авиамеханик-моторист, боец народного ополчения, моряк Балтийского флота, командующий отделением связи, командир боевого расчета зенитного полка и партизан отряда особого назначения.

Служивший на войне летчиком-истребителем художник создал вымышленный сюжет: изображенные никогда не собирались в таком составе. Их встреча стала символом народного единства под эгидой великой национальной Литературы. Та же мысль — в замечательном стихотворении поэта-фронтовика Сергея Смирнова: «…А Пушкин, наш великий русский гений, Шел с нами в бой за честь своей земли: Мы все его собранье сочинений Не в вещмешках, а в памяти несли!»

5 мая 1945 года вошло в Историю отрывком из пушкинской «Метели», который читала актриса Московского Художественного театра Нина Михайловская у разрушенного Рейхстага.

***

…«Придя в свою роту, я узнал, что часть книг погибла с моими боевыми товарищами. Коган был убит за книгой Гончарова снарядом. Книги Горького и Островского прямым попаданием мины разнесло, что и следов от них не осталось, — продолжал рассказывать в письме библиотекарям вернувшийся в строй солдат Михаил Мельников. — Так в битвах за Карпаты мы бились вместе с книгами, с ними и умирали те, кому суждено было умереть».

Порядок применения

Для применения гранаты Stielhandgranate 16 нужно было отвинтить крышку в нижней части рукоятки, энергично дёрнуть за выпадавший при этом шнур с фарфоровым шариком

Так как капсюли-детонаторы при поставке гранат в войска (в ящиках по 15 штук) хранились отдельно, для подготовки гранаты к бою следовало открутить от корпуса рукоятку, вставить в него капсюль-детонатор и вновь привинтить рукоятку.

Для применения гранаты нужно было отвинтить крышку в нижней части рукоятки, энергично дёрнуть за выпадавший при этом шнур с фарфоровым кольцом, и немедленно бросить гранату в цель.

При выдёргивании вытяжного шнура, соединённая с ним проволочная тёрка, завитая в спираль, проходя через отверстие в стаканчике выпрямлялась, создавая трение и воспламеняя тёрочный состав. Пламя тёрочного состава зажигало пороховую мякоть замедлителя, которая горела около 4,5-5 секунд. Огонь от пороховой мякоти передавался капсюлю-детонатору (запалу), взрыв которого вызывал детонацию взрывчатого вещества заряда гранаты.

Стрелковое оружие, боеприпасы, приспособления и аксессуары XIX-XXI вв

Сайт является частным собранием материалов по теме «огнестрельное оружие и боеприпасы» и представляет собой любительский информационно-образовательный оружейный портал. Вся информация получена из открытых источников. Администрация не претендует на авторство использованных материалов – все права принадлежат их собственникам. Администрация не несет ответственности за использование информации, фактов или мнений, размещенных на сайте.

  • Аккаунт

    • Регистрация
  • Разделы

    • Оружие
    • Боеприпасы
    • Литература
    • Галерея
    • Статьи
    • Видео
    • Новости
    • Глоссарий
  • Сайт

    • Главная
    • О проекте
    • Информеры
    • Отзывы
    • Ссылки
    • Поиск
    • RSS
  • Информация

    • Правила
    • Соглашение
    • Ответственность
    • Конфиденциальность
    • О файлах cookies
    • Хостинг от uCoz
    • Развлечение
    • Поддержка

Когда была создана М-24?

Граната начала разрабатываться немецкими оружейными инженерами в годы Первой мировой войны. В этот период всеми воюющими сторонами предпринимались попытки создать эффективное в ближнем бою, воронках и окопах ручное наступательное оружие. Российской армией уже использовалась ручная граната РГ-14, созданная В.И. Рдутловским. Англичане применяли противопехотную гранату системы 1915 года, которая позже станет известна как «лимонка», или Ф-1.

Перед тем как сделать гранату М-24, немецкие оружейные конструкторы тщательно изучили русский и немецкий варианты. Было решено оснастить пехотинцев Германии аналогичным наступательным оружием. Штурмовые батальоны рейхсвера получили Stielhandgranate уже в 1916 году.

Задача новой гранаты заключалась в поражении живой силы противника при помощи осколков и создаваемой при взрыве ударной волны. Также целью могли быть и бронированные вражеские заграждения, фортификационные сооружения и огневые точки. В таких случаях немецкие солдаты использовали связку из нескольких гранат. Таким образом, Stielhandgranate была предназначена исключительно для наступательной задачи. В 1917 граната поступила в обязательную экипировку и немецких пехотинцев.

Боевое применение и распространение

Первый вариант Handgranate 17 оказался популярным среди пехотных частей кайзеровской Германии и применялся против пехоты и для разрушения проволочных заграждений.

Были отмечены отдельные случаи использования гранаты против танков.

Во время Второй мировой и Великой Отечественной войн М24 являлась основным типом подобного вооружения. Помимо одиночных гранат применялись связки, которые собирались на проволоке и пружинных держателях. В состав связки могли входить гранаты моделей М24 и М39.

На начальном этапе войны для борьбы с советскими танками применялся метод подброса связки гранат под нишу башни танка (как можно ближе к погону). Взрывы связки вполне хватало для заклинивания башни или сдвигания ее со штатного места. В отдельных случаях практиковалось забрасывание гранаты в ствол орудия.

Гранаты М24 применялись не только солдатами Вермахта, но и советской стороной (где имела прозвище «колотушка»). После 1945 года оружие использовалось в ходе боевых действий во Вьетнаме

Устройство корпуса

В изготовлении корпусов для М-24 применялась листовая сталь. Толщина каждого листа не превышала 0,1 см. В ходе работы они подвергались процедуре штампования. Корпус имел форму стакана, по центру которого мастера впрессовывали центральную трубку, необходимую для присоединения втулки под рукоятку.

Содержимое корпуса состояло из разрывного заряда и капсюля-детонатора. Задачу в М-24 выполняла основа аммиачной селитры – динамон и аммонал. В гранате образца 1924 года была предусмотрена специальная стальная оболочка, содержащая насечки, для изготовления которых использовался толстый метал или металлокерамический состав. В народе данную оболочку еще называют «рубашкой».

Для покраски корпуса М-24 использовался серый или темно-зеленый полевой цвет. Перед нанесением финишного покрытия поверхность корпуса тщательно загрунтовывалась красной краской.

На корпусе в его верхней части при помощи белой краски наносили штамп (имперский орел). Для нанесения номера и года изготовления использовалась чеканка.

«Дымовой графин», Blendkorper

Чаще всего поразить тяжелый танк простой осколочной гранатой — практически нереальная задача. Здесь нужна артиллерия, противотанковые мины и пушки. В 1943 году немцы решили пойти другим путем и просто «выкуривать» экипаж бронемашины с помощью дымовых снарядов. Так, появились дымовые гранаты Blendkorper, которых до окончания войны немцы «наклепали» аж целых 2,5 миллиона штук.

Blendkorper| Фото: Форум Виолити – Антиквариат.

Устройство шашки было простое, но эффективное. В небольшой стеклянный сосуд заливалась смесь из кремния и титана, которая при взаимодействии с кислородом сильно дымилась в течение нескольких секунд. Обычно этого было достаточно, чтобы танкисты начали задыхаться и были вынуждены покинуть танк.

«Лисий хвост», Type 3.

Изготавливали странные гранаты не только немцы и англичане. В 1943 году в Японии создали противотанковый ручной снаряд Type 3, который во всем мире прозвали «Лисий хвост». Выглядела эта граната по-настоящему необычно: в конусовидном деревянном сосуде, накрытом мешком, располагалось 300 грамм взрывчатого вещества, а сверху красовался пучок, стабилизирующий гранату при полете. Кстати этот хвост был выполнен из стопроцентной конопли.

«Лисий хвост», Type 3| Фото: warhead.su

Конечно, искать чеку в этих зарослях было весьма сомнительным занятием. Тем не менее граната была достаточно эффективной и запросто уничтожала легкую бронированную технику американцев. Кинуть такую гранату можно было далеко и с большой точностью. «Лисий хвост» даже простоял на вооружении Императорской армии до начала 1950-х годов, меняя лишь состав взрывчатого вещества.

Поделитесь в социальных сетях:vKontakteFacebookTwitter
Напишите комментарий