Поиск

Авиатор, забытый родиной – Игорь Иванович Сикорский

Легендарный Севастополь, город русских… авиаторов

Конечно, главную роль сыграл не столько крымский климат, сколько близость военно-морской базы, а главное, ее мастерских. В Гатчине было решено проводить занятия «только летом с обучающимися специального класса, чтобы они, кроме усовершенствования в сложных и дальних полетах по вырабатывавшейся совместно с военным ведомством программе, могли проходить и теоретические занятия в одном из высших учебных заведений Санкт-Петербурга». Основной же состав еще только формируемой авиашколы готовился к отправке на юг.

4 октября 1910 года по просьбе великого князя Александра Михайловича Севастопольская городская дума «предоставила в распоряжение Отдела воздушного флота Куликово поле… для обучения полетам на аэропланах». Символично, что сегодня на этом месте в городе-герое находится проспект генерала Острякова — летчика, Героя Советского Союза, командующего ВВС Черноморского флота, погибшего во время второй обороны Севастополя.

Фото: авиару.рф / Руководители Севастопольской офицерской школы авиации (слева) военные летчики: лейтенант Б. Буксгенден, штабс-капитан В. Берченко, поручик Макеев, лейтенант Дыбовский и авиатор М.Н. Ефимов. Осень 1911 года

Летчиками-инструкторами должны были стать офицеры, прошедшие подготовку за границей, а к общему руководству удалось привлечь едва ли не самого известного русского пилота тех лет — Михаила Никифоровича Ефимова. Он обучался у Анри Фармана, считавшего его своим лучшим учеником, потом успел установить несколько рекордов и выиграть ряд крупных международных авиационных состязаний. В конце октября 1910 года из Петербурга в Севастополь по железной дороге прибыли первые инструкторы-авиаторы и школьное имущество, в том числе два моноплана «Антуанетт», четыре моноплана «Блерио» и два биплана «Фарман». К ноябрю 1910 года в Офицерскую школу авиации для обучения полетам по распоряжению военного и морского ведомств были командированы 14 офицеров и 23 нижних чина для обслуживания самолетов.

Первыми руководителями полетов в школе авиации были: на самолетах «Блерио» — штабс-капитан Матыевич-Мацеевич и лейтенант Пиотровский, на самолетах «Фарман» — поручик Руднев и вольнонаемный летчик Ефимов, на самолетах «Антуанетт» — капитан Зеленский и поручик Комаров. Учебные полеты в Офицерской школе авиации производились почти каждый день, отрабатывались прежде всего взлет и посадка. Всего за 1911 год общий налет составил около 500 часов. Следующей весной руководители и ученики Офицерской школы авиации впервые принимали участие в маневрах Черноморского флота, не только выполняя задачи воздушной разведки и связи, но и решая вполне боевые задачи — например, по уничтожению дирижаблей и воздушных шаров противника. К этому времени на самолетах уже пробовали устанавливать пулеметы и даже фотоаппаратуру. А на учениях в 1912 году летчиков Гатчинской и Севастопольской школ специально развели по разные стороны, чтобы проверить возможности нового рода войск в реальной обстановке. Командование русской армии было впечатлено успехами пилотов, а император даже извинился перед Александром Михайловичем за свой первоначальный скепсис.

За первый год обучения в Севастопольской офицерской школе было подготовлено 27 пилотов, которым по итогам выпускного экзамена была присвоена различная квалификация: 17 человек получили высшую оценку и звание «военный летчик», шесть — просто «летчик» и четыре — «летчик-наблюдатель». Еще пять человек, согласно списку выпускников, удостоились фразы «учились летать». 26 выпускников были офицерами, и лишь один — военнослужащим нижнего чина.

Неудачи Игоря Сикорского

Впрочем, машина вполне подлежала восстановлению, однако времени на это не было — Игорю Сикорскому поступил заказ от некого Громберга, человека состоятельного, также студента киевского политеха, на постройку аналогичной машины, но под 50-сильный двигатель «Анзани» привезенный из Парижа.

Условием контракта был непременный  демонстрационный полет по двойному кругу. Полностью уверенный в силах, к тому же окрыленный финансированием, Сикорский к декабрю 1910 года выкатил из ангара законченный «Сикорский-4». Хотя и рассчитанный на более мощный двигатель, по схеме он почти повторял С-3, но с увеличенным размахом и площадью верхнего крыла, а также новшеством — штурвальной колонки, заменившей использовавшиеся ранее пару рычагов управления.

С-4 успешно демонстрировался на воздухоплавательной выставке в Харькове в 1911 г., но при выполнении первого же полета потерпел крушение да так, что его восстановление не имело смысла. Сикорский оказался в очень сложной ситуации — за два года работы он оказался в серьезных долгах, потратил кучу времени, построил 4 самолета, а их общий налет составил всего… 15 минут!

Другой человек разочаровался бы в себе и в своих способностях, но Игорь Иванович, как уже говорилось, был совсем не из этой породы. Поразмыслив и прикинув все за и против, он приступил к проектированию нового самолета.

Самолет «Сикорский-5» С-5

Не винтом, так крылом

«Н е имеет военной выправки», — таким было одно из заключений экзаменационной комиссии Морского корпуса в Петербурге относительно кадета Игоря Сикорского после второго года обучения.

Родители будущего авиаконструктора видели в нем морского офицера, но эти надежды развеяло слабое здоровье отпрыска. Как сам Сикорский будет позднее вспоминать, при резкой смене погоды у него носом шла кровь, а малейшее переохлаждение гарантировало ему постельный режим. К тому же учебникам по военной теории кадет все чаще предпочитал книги по механике. Поэтому сразу после окончания Морского корпуса в 1907‑м Сикорский поступил в Киевский политехнический институт.

В том же году французские инженеры Луи Бреге и Поль Корно построили первые прототипы вертолетов. Они сумели поднять свои машины на несколько метров над землей, на чем и остановились. Но это достижение обсуждалось во всех технических сообществах.

В летние каникулы 1908 года Сикорский с отцом, профессором Киевского университета, известным психиатром, посетили Германию. Тамошние газеты ежедневно наперебой сообщали даже о самых незначительных испытаниях летательных аппаратов по всему миру. И особенно — об американцах братьях Райт, которые считались создателями первого аэроплана, управляемого пилотом в воздухе.

Четырехмоторный аэроплан Илья Муромец, на котором Сикорский совершил пассажирский перелет Петербург—Киев в 1914 году. На фото — конструктор в центре / Фото: DR

Вернувшись в Киев, Сикорский забросил учебу в институте и все время проводил в импровизированной мастерской во дворе родительского дома на Ярославовом Валу. А через пару месяцев на семейном совете попросил дать ему денег на поездку в Париж. Ему нужен был двигатель, на основе которого он смог бы построить свой вертолет. Сикорские жили в достатке, и глава семьи решил поддержать сына.

Весь следующий год молодой инженер без образования мастерил во дворе свой вертолет. Однако ему так и не удалось превзойти французских изобретателей — винтокрыл Сикорского с тяжелым двигателем едва отрывался от земли. Молодой изобретатель оставил затею и занялся аэропланами.

На большом пустыре на Куреневке, тогдашнем предместье Киева, Сикорский с друзьями соорудили ангар, в котором они и построили первый аэроплан. Полет состоялся 3 июня 1910 года. Машина поднялась на 1,5 м и за 12 секунд пролетела 200 м.

На этом команда не остановилась. Уже через год Сикорский взял на борт своего аэроплана первых двух пассажиров. А в августе 1911‑го его пригласили участвовать в маневрах царской армии под Киевом, в которых молодой конструктор должен был выполнять роль пилота-разведчика и сфотографировать позициипротивника».

Сикорский вылетел со станции Гуровщина по маршруту Базува—Копылово—Людвиновка—Фасовая и обратно. Установил четыре рекорда в пределах Российской империи: высота 500 м, дальность полета — 85 км с тремя посадками для дозаправки, продолжительность полета — 52 минуты, скорость — 125 км / ч.

Достижения Игоря Сикорского.

22-летний киевлянин Игорь Сикорский стал известен на всю Европу в 1911 г., когда поднял в небо самолет собственной конструкции С-5 с мотором 50 л. с., скоростью 125 км/ч и дальностью полета в 85 км с максимальным потолком полета в 500 м.

Молодого авиаконструктора пригласили в Петербург, где он 1912-1914 гг. создал 4-моторные самолеты “Гранд” (1913 г.) и “Илья Муромец” (1914), положившие начало многомоторной авиации сразу 2-х направлений – пассажирского и бомбардировочного, т. к. могли перевозить до 40 человек или до 2,8 т груза.

Это был небывалый прорыв, когда 17 июня 1914 г. в Киев из Москвы прилетел первый самолет “Илья Муромец”, преодолевший расстояние в 1020 верст всего за 13 часов 10 мин.

18 февраля 1918 года Сикорский через Архангельск  навсегда покидает большевистскую Россию, эмигрировав сначала в Лондон и Париж, затем в 1919 навсегда поселившись в США, где он сумел воплотить в жизнь первую свою юношескую мечту – создание вертолетов. В 1923 году Сикорский основал собственную авиационную фирму Sikorsky Aero Engineering Corporation, первым инвестором которой стал его друг, композитор Сергей Рахманинов, вложивший в предприятие 5000 долларов (около 82000 долларов в пересчете на цены 2015 года).

Первый в мире вертолет Vought-Sikorsky VS-300 поднялся в небо 14 сентября 1939 года: двигатель – 90 л. с., скорость  – 90 км/ч. Правительство США заказало 400 (реально выпустили 130) боевых вертолетов для армии и береговой охраны сначала США, а затем и Великобритании с бомбовым отсеком, способным нести до восьми противолодочных бомб весом по 12,5 кг и садиться на поверхность воды, суши или палубу крейсера или авианосца.

Он стал первым и единственным вертолетом, принявшим участие во Второй мировой войне.

В 1954 г. в небо поднялся Геликоптер Sikorsky S-58, определивший развитие вертолетостроения на полвека вперед.  Именно такой конструкции вертолеты выпускают и по сей день. Скорость – 198 км/ч, дальность – 450 км. В 1959 г. во время визита Никиты Хрущева в США американский президент генерал Эйзенхауэр прокатил советского генсека именно на этом S-58. Согласно американским историкам, Сикорский был в шоке, узнав, что Эйзенхауэр согласился продать 2 вертолета, с которого не успели снять множество новинок (включая автопилот), в Советский Союз, которые сразу передали в  ОКБ Миля.

Всего в США Сикорским было создано 17 базовых типов самолетов и 18 — вертолетов.

Снова вертолеты

Первый экспериментальный вертолет Сикорского поднялся в воздух под его управлением 14 сентября 1939 г. Он имел одновинтовую схему с автоматом перекоса и хвостовым рулевым винтом. В настоящее время эта схема стала классической, по ней построено свыше 90% вертолетов всего мира, но тогда большинство авиаконструкторов считало ее бесперспективной.

После двух лет напряженных испытаний и доводки экспериментального аппарата, в 1942 г ., был создан опытный двухместный вертолет S-47 (R-4), поступивший вскоре в серийное производство. Он был единственным вертолетом стран антигитлеровской коалиции, применявшимся на фронтах второй мировой войны. Акции Сикорского вновь пошли в гору. Правление «Юнайтед Эйркрафт» восстановило самостоятельность фирмы «Сикорский Эйркрафт», которая вскоре получила новую собственную производственную базу в Бриджпорте. Эта база оставалась основным центром фирмы Сикорского вплоть до 1955 г ., когда в связи с большим ростом заказов был построен новый завод в Стратфорде, куда Сикорский и вернул свою резиденцию.

Со временем появились более совершенные легкие вертолеты Сикорского. Особенно большой успех выпал на долю послевоенного S-51. Он широко применялся во многих государствах как в боевых, так и гражданских целях, выдержал напряженную конкуренцию с летательными аппаратами других вертолетостроительных фирм. Особенно отличился этот вертолет в операциях по спасению человеческих жизней. Именно такое назначение Сикорский считал главным для вертолета. С приобретения лицензии на S-51 началось серийное вертолетостроение в Великобритании. Легкий S-52 стал первым в мире вертолетом, выполнившим фигуры высшего пилотажа.

Как и ранее в самолетостроении, наибольший успех ждал Сикорского на поприще создания тяжелых машин. Здесь ему не было равных. В противоположность бытовавшему в то время мнению он построил по классической одновинтовой схеме в 1949 г . трехсполовинотонный, а в 1953 г .— четырнадцатитонный вертолеты, доказав возможность использования такой схемы для вертолетов любого весового класса. Гениально изменяя компановку, Сикорский создавал на редкость удачные для своего времени транспортные вертолеты. С лицензии на S-55 началось серийное вертолетостроение Франции. Косвенным путем повлиял Сикорский и на становление вертолетостроения на своей родине

Успешное применение вертолета Сикорского в Корее, первый трансатлантический перелет заставили советских руководителей обратить внимание на винтокрылую технику

Все попытки конкурентов создать что-либо близкое по характеристикам к S-56 не увенчались успехом. Он вообще не имел аналогов. Это был самый большой и грузоподъемный вертолет, оснащенный поршневыми двигателями. Установив мировые рекорды, он был признан не только самым грузоподъемным, но и самым скоростным. Впоследствии Сикорский построил экспериментальный бесфюзеляжный вертолет-кран, позволяющий увеличить вес перевозимого груза и упростить погрузочные работы.

Самый лучший вертолет, созданный Сикорским, поднялся в воздух в 1954 г . Это был S-58. Он строился рядом стран, и многие его экземпляры эксплуатируются до настоящего времени. По своим летно-техническим и экономическим характеристикам он превзошел все вертолеты своего времени. Он стал «лебединой песней» великого авиаконструктора. В 1958 г ., когда серийное производство этого вертолета достигло своего пика — 400 машин в год, Сикорский вышел на пенсию, сохранив за собой должность советника фирмы.

Мечта стала явью

На протяжении всех этих успешных лет авиаконструктор Игорь Сикорский никогда не забывал о своем желании построить практичный вертолет. Он никогда не думал о нем как о летательном аппарате, скорее это была мечта, которую он хотел воплотить в жизнь больше всего на свете. В 1939 году Сикорский, наконец, осуществил цель всей своей жизни, разработав первый реальный вертолет. Но аппарат представлял собой такую ​​совершенно новую и сложную проблему, что конструктор должен был полностью посвятить себя ее решению. Это был вызов, который призвал весь его интеллект, энергию и любовь к полету. Но это достижение было его шансом снова оказаться на пороге нового вызова, о котором так долго мечтал Сикорский. Вертолет был личной целью авиаконструктора на протяжении трех десятилетий. И вот, весной 1939 года он начал его конструировать, используя идеи, накопленные за все это время. К сентябрю аппарат был готов к проведению первых испытаний. Машина имела один главный и второй небольшой винт в конце трубчатой ​​части фюзеляжа – для противодействия крутящему моменту. Кроме того, в нем использовалась уникальная система изменения угла лопастей несущего винта во время его вращения. За невероятно короткий полугодовой промежуток времени была преодолена одна из неразрешимых проблем авиации.

Внеся изменения в конструкцию, в 1941 году Сикорский Игорь Иванович поставил первый рекорд продолжительности полета – 1 час 5 минут и 14 секунд. Через два дня оборудованный поплавками аппарат уже мог стартовать как на суше, так и на воде. Так Сикорский сделал свой третий важный вклад в авиацию, воплощенный из мечты о странной летающей машине, которая еще сослужит отличную службу человечеству и поразит мир своей превосходной маневренностью в воздухе. Более того, вертолет станет памятником человеку с непоколебимой верой в великую мечту и еще большей верой в себя, позволившей достичь цели.

Сикорский Игорь Иванович, изобретения которого оставили заметный след в истории авиации, умер 26 октября 1972 года.

На недосягаемой высоте

Он оставил пост руководителя, когда фирма была в цветущем состоянии. Ни одна из конкурирующих вертолетных фирм не могла сравниться с ней по технологическому и лабораторному оснащению, по числу сотрудников, объему и разнообразию продукции, количеству гарантированных заказов.

Мощный задел, оставленный Сикорским, и постоянные консультации с ним способствовали созданию в конце 50 — начале 60-х годов на фирме «Сикорский Эйркрафт Корпорейшн» успешных вертолетов нового, второго поколения, главной особенностью которых было применение газотурбинных двигателей вместо поршневых.

Основатель мирового вертолетостроения долго оставался на недосягаемой высоте. Под его руководством были созданы и доведены до серийного производства вертолеты всех существовавших классов. Его называли «вертолетчик № 1». В США им было создано 17 базовых типов самолетов и 18 — вертолетов.

Великий конструктор никогда не скрывал своего негативного отношения к событиям, происходившим на родине, но при этом всегда оставался патриотом России. «Нам нужно работать, а главное — учиться тому, что поможет нам восстановить Родину, когда она того от нас потребует», — говорил он, обращаясь к соотечественникам-эмигрантам. Он много сделал для пропаганды в Америке достижений русской культуры и науки, бессменно оставаясь членом правления Толстовского фонда, Общества русской культуры и т.п. Оказывал моральную и финансовую поддержку выходцам из России, различным общественным и политическим эмигрантским организациям. Выступал с лекциями и докладами, причем не обязательно на авиационные темы. Будучи глубоко религиозным человеком, Сикорский много способствовал развитию Русской Православной церкви в США, поддерживал ее не только материально. Он написал ряд книг и брошюр (в частности, «Невидимая встреча», «Эволюция души» и «В поисках Высших Реальностей»), относимых специалистами к числу наиболее оригинальных произведений русской зарубежной богословской мысли.

За свою жизнь Сикорский получил свыше 80 различных почетных наград, призов и дипломов. Среди них российский орден Св. Владимира 4-й степени, о котором здесь уже упоминалось, а также медали Давида Гугенхейма, Джеймса Уатта, диплом Национальной галереи славы изобретателей. В 1948 г . ему была вручена редкая награда — Мемориальный приз братьев Райт, а в 1967 г . он был награжден Почетной медалью Джона Фрица за научно-технические достижения в области фундаментальных и прикладных наук. В авиации, кроме него, ее был удостоен только Орвил Райт. Сикорский был почетным доктором многих университетов.

Скончался великий авиаконструктор 26 октября 1972 г.

Игорь Иванович Сикорский

Каким он был, этот выдающийся авиаконструктор? Среднего роста, с мягкой, даже застенчивой, манерой разговора и поведения, он обладал недюжинной силой, моральной и физической. Любил путешествовать, объездил на машине всю Америку, побывал во многих странах мира. Увлекался альпинизмом, покорил многие пики Америки и Канады. Особой его любовью были вулканы — «могучий и величественный феномен природы», по словам Сикорского. Человеческому общению предпочитал уединение, уезжая на машине далеко от городской суеты.

В 1917 году Сикорский женился, но брак этот оказался непродолжительным. У него родилась дочь Татьяна, в будущем профессор социологии Бриджпортского университета. Второй раз Сикорский женился в 1924 году на Елизавете Алексеевне Семеновой. Их первенец Сергей работал в отцовской фирме, был ее вице-президентом. Остальные трое сыновей избрали другие профессии: Николай стал скрипачом, Игорь — адвокатом, Георгий — математиком.

Глубоко религиозный человек, Сикорский не только материально поддерживал русскую православную церковь в Америке, но и сам был автором нескольких богословских трудов. Помня о своем бедственном положении в первые годы пребывания в Америке, он оказывал материальную помощь различным эмигрантским организациям.

Сикорский умер 26 октября 1972 года и был похоронен в городке Истон, Коннектикут. За свою жизнь он был удостоен множества почетных званий и наград, но главная его награда — это благодарность людей, широко использующих созданные им машины. И среди этих благодарных людей — президенты Соединенных Штатов, которые, начиная с Дуайта Эйзенхауэра, летают на вертолетах с надписью «Sikorsky» на борту.

«Природа» № 9 1998 г . стр. 71

Интересное об Игоре Сикорском.

– Своей любовью к авиаконструированию Игорь Сикорский обязан матери, Марии Стефановне, ведь именно она привила сыну любовь к музыке, литературе и искусству. Это от нее впервые услышал он о проектах летательных аппаратов великого Леонардо да Винчи. Любимой книгой стал роман Жюля Верна “Робур-завоеватель”, где рассказывалось о гигантском воздушном корабле — прообразе вертолета. Полет на воздушном корабле однажды приснился ему и стал мечтой всей жизни;

– свой первый вертолет с двигателем на резинке выдающийся авиаконструктор соорудил еще в 12 лет. Тогда ее никто не воспринял всерьез, а сегодня по схеме Сикорского производится 99 процентов всех вертолетов в мире;

–  по свидетельству людей, которые близко знали конструктора, Игорь Сикорский был исключительно миролюбивым человеком. Главной миссией авиации Сикорский считал облегчение жизни и деятельности людей;

– Сергей Сикорский, сын легендарного инженера, навсегда запомнил слова своего отца о том, каким он видит Киев. “Киев — мать городов русских”, – говорил хорошо известные всем слова Игорь Сикорский, вспоминая о Киеве, в который после эмиграции ему так и не удалось вернуться;

На фото: Одна из машин, сконструированных Игорем Сикорским, — аэросани (во дворе дома номер 15 на Ярославовом Валу. 1910 год).

– вот что Сергей Сикорский вспоминал об отце в одном из своих интервью: “Папа умер в возрасте 83 лет, но, что удивительно, я его никогда не воспринимал как старого человека. Он был замечательным отцом и очень разносторонней личностью: философом, инженером, первоклассным летчиком. Его интересовало многое: литература, классическая музыка, история, астрономия, богословие… Да и сама жизнь была очень интересной, насыщенной. Создав машины, которые смогли летать, отец сумел воплотить то, что казалось в его время неосуществимым, фантазией и фантастикой одновременно”.

«Русский витязь» и «Илья Муромец»

На российской земле Сикорскому было суждено дать жизнь одному из самых своих величайших творений. Еще в 1911 г., после вынужденной посадки, едва не стоившей ему жизни, Игорь Иванович задумался о путях повышения надежности самолетов и направлениях их дальнейшего развития. К середине следующего года им была уже досконально разработана концепция перспективного самолета, специально предназначенного для эксплуатации на бескрайних российских просторах в условиях нашего тяжелого климата.

В соответствии с этой концепцией аппарат проектировался многомоторным, с экипажем из нескольких человек, был предусмотрен и доступ к основным частям конструкции для ремонта в воздухе. Возможность такого гигантского самолета отвергалась в то время большинством авиационных авторитетов. Тем не менее председатель правления РБВЗ поддержал своего двадцатитрехлетнего главного конструктора. И в марте 1913 г. был построен первый в мире четырехмоторный воздушный гигант.

Сначала он получил название С-9 «Гранд», а после некоторых доработок — «Русский витязь». Молва о воздушном гиганте покатилась по России. В Европе удивлялись и не верили. Император Николай выразил желание осмотреть его. Самолет перегнали в Красное Село, царь поднялся на борт. Вскоре Сикорскому передали от него памятный подарок — золотые часы. Самолет, превосходивший по размерам и взлетному весу все до сих пор построенные, положил начало новому направлению в авиации — тяжелому самолетостроению. Он стал прообразом всех последующих пассажирских авиалайнеров, тяжелых бомбардировщиков и транспортных самолетов.

Создание многомоторных самолетов-гигантов принесло Сикорскому мировую славу. Он стал национальным героем России. Машины, аналогичные «Русскому витязю», появились за рубежом только через несколько лет. Дальнейшее развитие конструкции «Русского витязя» — четырехмоторный «Илья Муромец». Он поднялся в воздух уже в декабре того же 1913 г. Переставленный на поплавки, он оставался до 1917 г. самым большим гидросамолетом на свете. На РБВЗ впервые в мире началось серийное производство воздушных гигантов.

Игорь Иванович Сикорский

В годы первой мировой войны «Муромцы» эффективно использовались в качестве тяжелых бомбардировщиков и дальних разведчиков. Из них была сформирована «Эскадра воздушных кораблей» — первое соединение стратегической авиации. Сикорский сам участвовал в организации эскадры, готовил экипажи и отрабатывал тактику их боевого применения. Он проводил много времени на фронте, наблюдая свои самолеты в действии, и вносил необходимые изменения в их конструкцию. Всего было построено 85 «Муромцев» шести основных типов. Каждый тип имел ряд модификаций.

Помимо тяжелых бомбардировщиков, Сикорский создал в 1914—1917 гг. легкие истребители, морской разведчик, легкий разведчик-истребитель, двухмоторный истребитель-бомбардировщик и штурмовик, т.е. практически полный парк самолетов всех типов, использовавшихся в мировой войне. Кроме того, под руководством Игоря Ивановича разрабатывались и серийно строились авиационные двигатели, оборудование и вооружение, возводились новые заводы для их производства. Формировалась могучая многопрофильная отечественная авиационная промышленность. Всего в России в 1909—1917 гг. Сикорским было создано два с половиной десятка базовых моделей самолетов (не считая их модификаций и совместных разработок), два вертолета, трое аэросаней и один авиадвигатель.

Правительство ценило человека, умножавшего мощь и славу страны. В 25 лет Сикорский стал кавалером ордена Св.Владимира IV степени, равного по значению ордену Св.Георгия, но в гражданской сфере. К 28 годам он уже был национальным героем. Но все это не вскружило ему голову. Он был полон творческих планов и далек от мирской суеты.

Воспоминания протоиерея Феодора Шевцова

Основанный в XVII веке Стратфорд, что в штате Коннектикут (США), привлекает роскошным ландшафтом и богатой историей. Здесь – родина американского вертолетостроения. Здесь в 1939 году русский иммигрант, молодой конструктор Игорь Сикорский, испытал свой первый вертолет и построил на окраине города первые цеха будущего завода. Это позже его имя будет известно всему миру, а корпорация «Сикорский Эркрафт» станет самой громадной империей вертолетостроения, поставщиком вертолетов для коммерческих перевозок и армии.

В наши дни, как и в середине прошлого столетия, «у Сикорского» работает добрая половина мужского русскоязычного населения Стратфорда.

Но за пределами «русского» Стратфорда мало кому известно, что знаменитый авиаконструктор, в прошлом студент Киевского политехнического института Игорь Иванович Сикорский, который прославился своими самолетами «Илья Муромец» и «Русский витязь», был глубоко верующим человеком. Эмигрировав после революции в Соединенные Штаты, там он написал и издал книгу о молитве Господней, много потрудился во время становления первого в городе православного прихода – Никольской церкви, – отметившего 15 декабря 2009 года свое 80-летие.

Сегодня в храме служит протоиерей Феодор Шевцов, один из старейших священников русского зарубежья, близко знавший легендарного конструктора.

***

– Игорь Сикорский был очень скромным человеком. Предположим, стояли бы рядом 15 человек, так вот Игорь Иванович был бы самым незаметным. Как-то в разговоре, не зная его в лицо, американцы у него спросили, чем он занимается. И он скромно ответил: «Я работаю “у Сикорского”».

Игорь Иванович Сикорский

Был Сикорский не слишком разговорчивым, больше слушал, чем говорил. Но когда спрашивали, рассказывал о себе, о своем опыте.

Он «заболел» вертолетами в начале прошлого века, когда авиация только что зарождалась. Но все, даже американцы, считали идею не заслуживающей внимания, предлагали не тратить попусту время на вертолеты и переходить на конструирование самолетов.

Но Сикорский построил в Стратфорде завод – тогда еще очень скромное предприятие – и стал набирать русских работников. Все наши прихожане мужчины работали у Сикорского, самого крупного на тот момент в городе работодателя.

– С именем Сикорского связано основание и Никольского прихода…

– Приход действительно был основан благодаря трудам Игоря Ивановича. В конце 1920-х годов вокруг него в Стратфорде собралась русская община. 15 декабря 1929 году был основан приход, а церковь заложена 12 октября 1941 года в честь и память святителя Николая Чудотворца.

Поначалу приход размещался в частном доме на Лейк Стрит. Большинство прихожан составляли только что перебравшиеся в Америку беженцы из Германии, Австрии, Югославии, большей частью, люди интеллигентные. Почти все они, в том числе и мой отец, Иван Иванович Шевцов, считали себя беженцами. Они не верили, что устраиваются в Америке на постоянное жительство, мечтали и надеялись равно или поздно вернуться в Россию. Тем не менее, где бы они не селились, везде первым делом основывали церковь.

Сам Игорь Иванович в то время еще не был корифеем летного дела, не имел больших средств, но устройства храма не оставлял.

Первыми настоятелем тогда еще домового храма был иеромонах Пантелеимон (Нижник), ему помогал отец Иосиф (Колос). Позже они перебрались в Джорданвилль, где в 1930 году в чистом поле основали монашескую общину и начали строить монастырь. Строительство Никольского храма было закончено в 1941 году, и тогда уже «оперившийся» Сикорский принимал деятельное участие в строительстве. У большинства прихожан заработки, конечно, были небольшие, но все жертвовали на общину. Игорь Иванович был членом прихода до своей кончины. В храме у него было «свое» место, слева от алтаря, и он все годы стоял на одном и том же месте.

V.I.P. – вертолеты

Все президенты США выбирают вертолеты фирмы Сикорского. Вернее, выбирает группа экспертов, от инженеров и летчиков, до агентов ФБР. Их неизменный выбор – лучшее свидетельство надежности вертолетов.

В 1959 году в Америке гостил Никита Хрущев. Президент Эйзенхауэр предложил генсеку прокатиться на президентском вертолете, а когда Никита Сергеевич заинтересовался новинкой, то и пообещал подарить пару машин. Вертолеты были доставлены в СССР, их отправили в соответствующие конструкторские бюро. Вскоре появился очень похожий на вертолет Сикорского советский вертолет Ми-4. На нем Хрущев и летал.

Поделитесь в социальных сетях:vKontakteFacebookTwitter
Напишите комментарий