Поиск

Т-4 «сотка»: советский убийца авианосцев

Слишком дорого, слишком поздно

После череды скандалов, споров на повышенных тонах и других неприглядных эпизодов победителем конкурса признали проект Сухого100»(от того и названиеСотка»). Попытка Туполева на переправе сменить лошадей и выставить на конкурс новый более быстрый и лёгкий самолёт125» не помогла, а бомбардировщик Яковлева был менее удачным в сравнении с будущим Т-4. Правда, победивший проект совсем не походил на полетевший самолёт.

Потребовалось ещё шесть лет напряжённых работ, чтобы завершить проектирование и подготовку промышленности к производству Т-4. За это время мир успел измениться.

Один из вариантов стратегического сверхзвукового бомбардировщика-ракетоносца125»

Постройку первых четырёх прототипов начали в 1968 году, а первый полёт Т-4 совершил лишь в 1972 году. Бомбардировщик выполнили по самым передовым технологиям, доступным Союзу. Получился настоящий технический шедевр — но до серии он не дожил.

В СССР был единственный завод, который мог справиться с массовым выпуском подобных машин — Казанский авиационный. В 1972 году там предполагалось развернуть производство нового бомбардировщика Ту-22М, и справиться с ещё одной, более сложной машиной там бы не смогли. Военные тоже потеряли интерес кСотке» — даже несмотря на продвигаемую разработчиками многозадачность самолёта, вплоть до возможности использовать его в качестве перехватчика. Всё это привело сначала к сокращению программы испытаний Т-4, а в 1976 году — к закрытию всей программы.

Размещение контейнеров с ракетамивоздух-воздух» на барражирующем перехватчике Т-4П

Многие обвиняют в крахе Т-4 КБ Туполева. Якобы они погубили революционную машину обманом. Ту-22М, который продвигали как достаточно умеренную по цене модификацию Ту-22, на деле был новым самолётом, в котором от изначальной машины осталась лишь передняя стойка шасси, а доведение первого серийного варианта Ту-22М2 до ума затянулось до 1976 года. Но подобная критика Ту-22 не отменяет факта, что, несмотря на всю революционность, к 1972 году Т-4 устарел.

Скорость в три тысячи километров в час перестала быть хорошей защитой от современных ракетных комплексов ПВО и перехватчиков. Для новейшего F-14 было без разницы, кого сбивать, — Т-4 или Ту-22М. Но последний был многорежимным самолётом, способным на дозвуковых скоростях летать на малых высотах, аСотка» не могла и этого.

Интересная особенность Т-4: в отличие от ХВ-70, при подъёме носовой части обзор пилотам закрывался полностью, и пилотирование продолжалось только по приборам

Серьёзным аргументомпротив» была и цена Т-4 — самолёт из титана и стали стоил огромные деньги. Переоборудование промышленности под требования таких машин стоило бы ещё больше. Да и надежды, что в серии цена стала бы ниже, чем у Ту-22М2, не было — как позже показала практика титанового МиГ-31, серьёзного удешевления достичь так и не вышло.

В итоге серийный выпускСотки» со скрипом наладили бы лишь к концу 70-х, как раз под договор ОСВ-2(ограничение стратегических вооружений). Ту-22М2 смогли протащить через него в кастрированном виде, но у Т-4 шансов бы не было — все усилия промышленности пропали бы даром.

Ту-22М2 в результате исполнения договора ОСВ-2 лишился штанги дозаправки и был ограничен в серийном выпуске

Изделие 100: убийца авианосцев

Фото ИТАР-ТАСС/Марина Лысцева 

Сверхзвуковой ударно-разведывательный бомбардировщик-ракетоносец Т-4, более известный как «сотка» или изделие 100, был построен по последнему слову науки и техники своего времени – начала 70-х годов прошлого века. Разрабатывался для борьбы с авианосцами. Кое в чем Т-4 мог бы поспорить даже с современными новейшими летательными аппаратами схожего предназначения.   

Конкурс на создание ударного ракетоносца для уничтожения авианосных кораблей противника был объявлен в 1961 году. Все три главных КБ страны – Туполева, Яковлева и Сухого – сочли своим долгом поучаствовать в нем. Победила машина, которую разработали конструкторы Павел Сухой и Наум Черняков.

В апреле 1963 года был завершен предварительный эскизный проект, а через год – и первый полномасштабный деревянный макет самолета Т-4. Индекс «Т» происходил от названия программы проектирования (в ОКБ Сухого они традиционно разделялись на две группы: с треугольным крылом – программа «Т», со стреловидным – программа «С»).

Первый полет опытного ударного ракетоносца Т-4 состоялся 22 августа 1972 года. Впервые в практике отечественного и мирового самолетостроения он проводился с применением системы электродистанционного управления полетом и автомата тяги. Пилотировал самолет ведущий летчик-испытатель ОКБ Сухого Владимир Ильюшин, штурманом был Николай Алфёров.

Все шло хорошо. В ходе летных испытаний, продолжавшихся полтора года, самолет совершил 10 вылетов.

Военные были довольны и заказали Сухому партию в 250 машин, которые планировалось построить в наступающей пятилетке.

Причины случившегося точно неизвестны. Историки выдвигают несколько версий. Приведем три основные.

Первая – самолет получился слишком дорогим. Действительно, смета, представленная ОКБ Сухого, – 1,3 млрд рублей – для тех времен была необычно велика. Но вполне обоснована и посильна. К тому же ОКБ Сухого разработало новейшие технологии по сокращению отходов титана.

Вторая – тактико-технические требования ВВС к перспективному многорежимному стратегическому самолету так быстро изменялись, что Т-4 уже в процессе разработки перестал им удовлетворять.

Третья – приоритет в разработке сверхзвуковых стратегических бомбардировщиков-ракетоносцев с крылом изменяемой стреловидности был передан ОКБ Туполева. Подтверждением этой версии является приказ Петра Дементьева, вышедший в 1976 году, «о закрытии изделия 100 в целях сосредоточения сил и средств на разработку Ту-160».

К тому же у КБ Сухого не было производственных мощностей для проведения расширенных государственных испытаний Т-4. Тушинский машиностроительный завод не справлялся.

А Казанский авиационный завод Туполев «не отдал»: на нем выпускали Ту-22, и как только возникла идея собирать на нем и Т-4, Туполев вышел с инициативой создания модификации своего самолета – Ту-22М, для которого, разумеется, нужны дополнительные мощности.

Он был выполнен по аэродинамической схеме «бесхвостка» с передним горизонтальным оперением.

Фюзеляж большого удлинения имел отклоняющуюся носовую часть, позволяющую улучшить обзор из кабины летчика на дозвуковых режимах полета, при заправке топливом в полете и на режимах взлета и посадки.

Кстати, в таком – отклоненном – положении нос машины выглядел символично грустно. Сверхзвуковой полет на Т-4 происходил исключительно по приборам, так как его обтекатель, в отличие от аналогичной части Ту-144, не имел остекления, и экипаж после подъема носа в рабочее положение вообще не мог видеть окружающее пространство.

«Сотка» была укомплектована четырьмя двигателями РД-36-41, которые производились на Рыбинском моторостроительном заводе (ныне это НПО «Сатурн», входящее в Объединенную двигателестроительную корпорацию Госкорпорации Ростех).

Но в итоге «сотки» находились в эксплуатации всего два года, с 1972-го по январь 1974-го. Было выпущено всего четыре экземпляра Т-4, из которых до сегодняшнего дня сохранился лишь один. Он стоит в Центральном музее Военно-воздушных сил РФ в Монино.

Убийца авианосцев: трагическая история «сотки» Т-4

На всем протяжении послевоенной истории СССР безпрерывно пробовал отыскать доступное «противоядие» для борьбы с королями океанов – южноамериканскими атомными авианосцами.

Русские «асимметричные» решения предугадывали то подводные лодки со сверхскоростными ракетными торпедами либо крылатыми ракетами, то атомные ракетные крейсеры с гиперзвуковыми противокорабельными ракетами, то сверхзвуковые бомбовозы с умственными ракетами.

К концу 1950-х стало понятно, что СССР не может правильно противостоять США ни по стратегической авиации, ни в области военно-морского флота. Отчасти это можно было восполнить развертыванием межконтинентальных баллистических ракет, чем, фактически, и занялся Русский Альянс.

Но приблизительно в это время на вооружение США начали поступать 1-ые атомные подводные ракетоносцы, способные поражать цели на дальности до 2200 км. Отлично биться с ними СССР был не в состоянии – места патрулирования подлодок сверху прикрывали южноамериканские авианосцы.

Более реальным методом борьбы с авианосцами русскому командованию виделось создание авиационного ударного комплекса. Он был должен состоять из сверхскоростного самолета, который мог бы найти в данном районе авианосное соединение, и гиперзвуковой ракеты, способной на скорости, в 4–5 раз превосходящей скорость звука, пробить сильную систему ПВО авианосца и поразить его ядерным зарядом.

Наибольшая дальность поражения морских зенитных ракетных комплексов тех пор составляла 160 км, высота – 30 км, а скорость поражаемой цели – 775 м/с. Это означало, что самолеты были доступны для удара на высотах до 25 км и скоростях до 2650 км/ч.

Ни один из разрабатывавшихся в конце 1950-х годов в СССР сверхзвуковых стратегических ударных самолетов под эти характеристики не подходил. Проект 135 КБ Туполева и самолет М-52 КБ Мясищева были выполнены в главном из дюралевых сплавов и рассчитаны на наибольшие скорости 2000–2500 км/ч.

Правда, в КБ Мясищева разрабатывали и другой стратегический бомбовоз из сплавов титана и легированных сталей – М-56. Самолет был способен выдерживать кинетический нагрев обшивки до 3000С и развивать скорость выше 3000 км/ч.

Сотка

Охотник на авианосцев был должен иметь взлетную массу около 100 т, крейсерскую скорость полета 3000 км/ч и потолок в 24 км. При подлете к цели самолета на таковой скорости и высоте радиолокационные станции янки не успевали навести на него зенитную ракету. Поразить многообещающий ударный самолет в заднюю полусферу не могли ни истребители-перехватчики, ни зенитные ракеты.

Новый самолет был должен иметь дальность полета 6000–8000 км и нести более 2-ух крылатых ракет с радиусом деяния 400–600 км – это позволяло бы ему не заходить в зону досягаемости средств ПВО. Ракета сама по для себя должна была стать уникальным изделием – развивать скорость, в семь раз превосходящую скорость звука, автономно выходить на цель и штурмовать ее.

Госкомитет по авиационной технике предложил участвовать в конкурсе на таковой самолет конструкторским бюро Туполева, Сухого и Яковлева – Микояна решили не трогать, потому что его бюро было перегружено работами по будущему МиГ-25.

Вопреки ожиданию, «истребительные» КБ с энтузиазмом взялись за непрофильную тему. В КБ Сухого проект возглавил Олег Самойлович. Была выбрана сборка по с

Печальный конец Т-4 «сотка»

Туполев пользовался поддержкой министра авиационной промышленности Петра Дементьева. Вот тут-то Сухому и припомнили его несговорчивость во время конкурса. Казанский авиазавод был быстро перепрофилирован под выпуск Ту-22М, и производство Т-4 на нем так и не было начато. Сухому обещали переоборудовать Тушинский машиностроительный завод под выпуск его машины, но позже (с подачи Дементьева) на нем стали выпускать крылья для истребителя МиГ-23. «Сотка» так и осталась без завода.

А в 1975 году Павел Сухой ушел из жизни. Он так и не смог получить ответа, почему его отличный самолет был «зарублен». В 1976 году вышло официальное постановление Министерства авиационной промышленности о закрытии проекта. Первый опытный самолет Т-4 был отправлен в авиамузей Монино. В том же году ОКБ Сухого предоставило общую смету по проекту «сотки», она составила фантастические для того времени 1,3 млрд рублей.

Позже были разработан проекты двух модификаций самолета: Т-4М (с изменяемой стреловидностью крыла) и Т-4МС (практически новая машина), но дальше чертежей дело не пошло.

Крах патриарха

В июле 1961 года состоялся научно-технический совет, на котором подводились итоги конкурса. Первым докладывало ОКБ Туполева. «Проект 135» подвергся полному разгрому: самолет оказался слишком тяжелым (взлетная масса 190 т) и не проходил по скоростным показателям — крейсерская скорость 2500 км/ч вместо требуемых 3000 км/ч. Система защиты Туполева была выстроена с точки зрения экономии государственных средств: выгоднее строить один тип универсального, тем более уже разработанного самолета — «изделие 135». Он мог решать как стратегические задачи, в том числе нанесение ядерных ударов по территории США, так и задачи дальней морской авиации.


Схема «Сотки»

Вторым о своем «проекте Як-35» докладывал Александр Яковлев. Самолет внешне напоминал американский B-58 Hustler и мясищевский М-52, имел взлетную массу 84 т, крейсерскую скорость 3300 км/ч. В конце Яковлев сделал выпад в сторону патриарха бомбардировочной авиации: «Андрей Николаевич предлагает остаться на алюминии. Это означает регресс в авиационной технике. Мы ничего нового не делаем, а нам надо продвигаться вперед и осваивать новые материалы — титан, сталь. КБ Туполева просто тормозит прогресс авиации!» Туполев вскочил и закричал: «Мальчишка, что ты понимаешь в стали? Я стальными самолетами занимался, когда ты под стол ходил! Ты страну хочешь разорить?» Яковлев промолчал.

Самолеты с отклоняемым носом

Кому впервые пришла идея сделать у сверхзвукового самолета отклоняемый нос сейчас сказать невозможно. Ни у B-70 Valkyrie и М-50, ни у ранних проектов суховских и туполевских машин их не было. Но в середине 60-х отклоняемые носовые части почти одновременно появились на Т-4, Ту-144, Concorde и Boeing-2707. Наиболее кардинально нос убирался в Т-4, полностью перекрывая обзор пилотам. Заметим, что проектируемые в СССР в КБ Мясищева бомбардировщики с ядерными двигательными установками вообще не имели иллюминаторов и пилоты должны были сидеть в свинцовых капсулах, управляя через узкие бойницы перископов.

Первый полет и забвение

Первый экспериментальный полет Т-4 состоялся 22 августа 1972 года. Наблюдавшие за ним специалисты и сами пилоты отмечали высокие технические и летные показатели этой модификации и удобство управления. Военные запросили такую модель для нужд ПВО в количестве 250 штук.

Новый самолет планировалось массово выпускать в Тушино, но из-за интриг в Министерстве обороны и недоговоренности между ОКБ Сухого и ОКБ Туполева в массовое производство уникальная разработка советских авиаконструкторов так и не попала. Всего за весь период производства с 1966 по 1974 г.г. было выпущено только четыре единицы. Смерть главного конструктора П.О.Сухого в 1975 году лишь ускорила процесс его забвения.

Мнение эксперта
Исаак Якович Зельдер
Советский астрофизик, физохимик, доктор физико-математических наук, Академик АН СССР, конструктор, инженер. Герой Социалистического труда СССР.

До настоящего времени настоящая причина остановки производства неизвестна. На базе «сотки» впоследствии был выпущен его аналог Ту-160, но этот механизм значительно уступал своему предшественнику по многим параметрам.

К сожалению, на момент выпуска этот уникальный для своего времени самолет уже не отвечал требованиям к современным ракетоносцам, поэтому канул в Лету…

Бомбардировочная «Игра престолов»

История этой машины полнится скандалами, интригами и даже заговорами. По одной из версий, именно с заговора и начался весь проект.

В 1960 году правительство СССР приняло судьбоносное решение о сворачивании работ над обычной авиацией в пользу ракет. По сей день о его пользе или вреде ломают копья историки, но появления будущего Т-4 иначе просто не случилось бы. Были закрыты все работы по межконтинентальным бомбардировщикам, прошёл черезгеноцид» лишь один проект — туполевский135».

Он представлял собой сверхзвуковой стратегический ракетоносец, в чьи задачи входила борьба с авианосцами США в относительно отдалённых акваториях вроде Индийского океана и Средиземного моря. Также он мог заниматься разведкой и ударами по наземным объектам в Европе. Дополнительные топливные баки позволяли достигать и межконтинентальной дальности.

Один из вариантов стратегического сверхзвукового бомбардировщика-ракетоносца135»

Как гласит одна из легенд, Хрущёв был бы рад закрыть и135», но Туполев имел слишком большой вес в промышленности и у военных. Тогда родился хитрый план — провести конкурс на ракетоносец, сделав всё, чтобы Туполев проиграл. В качестве оппонентов выбралиистребительные» КБ(конструкторские бюро) Сухого и Яковлева, ведь если бы один из них победил, можно было бы с лёгкостью закрыть проект, сославшись на недостаток опыта.

Существует и менее конспирологическая версия: решить задачу борьбы с авианосцами только ракетами на тот моменты не имелось возможности, а после разгрома КБ Мясищева Туполев остался монополистом в этой отрасли — поэтому и привлекли конструкторов истребителей.

Стратегический сверхзвуковой бомбардировщик-ракетоносец Як-35. Реконструкция А. Жирнова

Как бы то ни было, к 1962 году все три КБ подготовили свои проекты. Самолёты Сухого и Яковлева по характеристикам походили друг на друга. Дальность в четыре тысячи километров с боевой нагрузкой, взлётная масса около 110 тонн, максимальная скорость в три тысячи километров в час — всё по требованиям заказчика. Разница была в размещении двигателей и форме крыла.

Вариант стратегического сверхзвукового бомбардировщика-ракетоносца Т-4/100», представленный в 1962 году. Реконструкция А. Жирнова

Туполевская машина серьёзно отличалась от конкурентов: была меньше скорость, всего 2500 километров в час. Это объяснялось тем, что бомбардировщик сделали не из стали с титаном, как другие проекты, а в основном из алюминия. Это снижало допустимую максимальную скорость, но упрощало и удешевляло проект: строить самолёты из стали с титаном было очень сложно и невообразимо дорого. Туполев считал, что разница в скорости в 500 километров в час в данном случае несущественна. Кроме того,135» весил под 190 тонн — исключительно из желания сэкономить. За счёт веса бомбардировщик имел запас топлива для межконтинентальных перелётов, а значит, был универсальнее своих конкурентов.

Финальный внешний вид бомбардировщика-ракетоносца Т-4

Наследники «Сотки»

Понимали проблемы своей машины и в КБ Сухого — недаром ещё с 1967 года шли работы над многорежимным вариантом бомбардировщика с крылом изменяемой стреловидности Т-4М. Уже в 70-х годах появился проект межконтинентального бомбардировщика интегральной схемы Т-4МС — конкурента будущего Ту-160. Хотя представителям КБ Сухого удалось составить серьёзную конкуренцию конструкторским бюро Туполева и Мясищева — и даже взять первое место в конкурсе, стало ясно: доводка МС снова затянется.Суховцы» решили сосредоточиться на разработке истребителя Су-27.

Многорежимный стратегический бомбардировщик-ракетоносец с крылом изменяемой стреловидности Т-4М. Реконструкция А. Жирнова

Конечно, Т-4 мог принести пользу — в случае мелкосерийного выпускаСотки» в качестве разведчика, эдакого советского аналога А-12/SR-71

Но военные СССР не слишком уделяли внимание воздушной разведке и предпочитали не специально спроектированные машины, а куда более дешёвые варианты из серийных самолётов. Да и большая скорость для разведчика совсем не главное — куда важнее бортовая электроника и камеры, а с этим у СССР было не очень весело

Стратегический бомбардировщик Т-4МС. Во многом его конструкция повлияла на Ту-160 и Су-27

Ракеты

Не менее важным, чем сам самолет, было его основное вооружение — гиперзвуковая ракета Х-33, разработка которой также начиналась в КБ Сухого, но была позже передана в Дубнинский филиал ОКБ-155 (ныне МКБ «Радуга»). Ракета должна была автономно идти к цели по аэробаллистической траектории на высоте более 30 км при скорости, в 6,5−7 раз превышающей скорость звука. После выхода в район цели она сама находила авианосный ордер, вычисляла в нем авианосец и атаковала его. Это была беспрецедентная на то время задача — для ее выполнения на борту Х-33 устанавливались собственная радиолокационная станция и инерциальная навигационная система, в состав которой впервые входили цифровые вычислительные машины. По сложности система управления ракетой не уступала самолетной.


Ракетоносец ТУ-160 Самый дорогой советский самолет — многорежимный стратегический ракетоносец Ту-160. Созданный в первую очередь для прорыва системы ПВО США, со своей задачей он не справился.

Конструкция Т-4

Практически все в конструкции этой машины было новым и неизведанным. Поэтому работа над самолетом позволила поднять на новую высоту многие отрасли науки и техники. Т-4 стал своеобразным техническим университетом, через который прошли участники его создания. В целом, при создании Т-4 было внедрено 600 изобретений. Ни один самолет, построенный к тому времени в СССР, не имел такого большого количества оригинальных разработок.

Вместе с КБ Сухого над разработкой «сотки» активно работали ученые Центрального аэрогидродинамического института. Они принимали участие в разработке аэродинамической схемы и уникальной системы управления. Конструкторы выбрали компоновку по схеме «утка», в состав которой входило переднее горизонтальное оперение. Для снижения лобового сопротивления носовую часть решили сделать подвижной. На взлете и посадке летчик наклонял бы ее вниз, в полете закрывал, пилотируя самолет только по приборам. Это было крайне рискованное решение. Однако оно обещало большой прирост скорости.

Корпус машины решили сделать смешанным – из титана и стали. Оригинальный самолет требовал не менее оригинальных двигателей, которые способны выполнять нормальную работу в жесточайших температурных условиях и разреженном воздухе. Такие силовые установки сделали в Рыбинске. Воздухозаборники и четыре двигателя установили под фюзеляжем «сотки» одним пакетом. Острословы тут же прозвали такую схему «коммунальной постелью». Впервые в отечественной практике на самолете была применена сверхнадежная электро-дистанционная система управления с четырехкратным резервированием.

Самолет с ядерным вооружением

Перед отечественными военными конструкторами стояла непростая задача – создание военной техники (прежде всего самолетов), способной нести ядерное вооружение. Предпринимались попытки конструирования самолетов и ракетоносцев с ядерным оружием, но они значительно уступали суперсовременным американским авианосцам. Отставание было настолько существенным, что наша авиация и подлодки даже не могли обнаружить цель: для этого просто не существовало современной техники. Об эффективной борьбе с современными ракетными установками не могло быть и речи.

Перед отечественными авиаконструкторами была поставлена сложная задача: в очень короткий срок разработать самолет, ракетный комплекс которого был бы способен уничтожить корабли противника. Наиболее удачным вариантом такого военного планера стал самолет Т-4, получивший название «Сотка».

Существующий М-56 имел совершенно недостаточные характеристики: мог развивать скорость не более 3 000 км/ч и имел очень маленькую бомбовую нагрузку – всего 9 тонн при большой взлетной массе (230 тонн). У нового самолета должны были быть совсем другие параметры: при той же скорости взлетная масса не должна превышать 100 тонн, высота полета – не менее 24 000 метров, дальность полета должна быть в пределах 6 000-8 000 км и дальность полета ракеты – не менее 600-800 км. Самолет с такими параметрами очень сложно обнаружить и еще сложнее – уничтожить.

Примечания

  1. Черёмухин Г. А., Гордон Е. И., Ригмант В. Г. «Туполев». Полёт в будущее. Том I. — ООО «ИИГ Полигон-Пресс», 2009. — 384 с. — 510 экз. — ISBN 978-5-98734-017-2.
  2. Ефим Гордон. Ту-160. — «ПОЛИГОН-ПРЕСС», 2003. — С. 6. — 184 с. — ISBN 5-94384-019-2.
  3. ↑ При минимальном / при максимальном угле стреловидности.
  4. Суммарная площадь центроплана и поворотных консолей крыла.
  5. Дозвуковая / сверхзвуковая крейсерская скорость.
  6. ↑ На высоте более 18 000 м / на средних высотах.
  7. На дозвуковой скорости / на сверхзвуковой скорости.
  8. Удельная нагрузка на суммарную площадь несущей поверхности центроплана и поворотных консолей крыла.
  9. На скорости М=0,8 / М=3,0
  10. ↑ Нормальная / максимальная боевая нагрузка.

В полет

Весной 1972 года первый летный экземпляр Т-4 («изделие 101») был готов к летным испытаниям, но из-за летних пожаров лесов и торфяников вокруг Москвы стелился густой дым и видимость над взлетной полосой ЛИИ им. Громова была почти нулевая. Поэтому первый полет состоялся только 22 августа 1972 года. Пилотировали самолет Герой Советского Союза Владимир Ильюшин и штурман Николай Алферов. На первом этапе было выполнено всего девять полетов, причем первые пять проводились с неубранным шасси. Самолет управлялся хорошо, не требовал от летчика повышенного внимания, переход звукового барьера проходил спокойно, а сам момент его преодоления отмечался только по приборам. Военные, внимательно следившие за испытаниями самолета, пришли от него в восторг и заказали в наступающей пятилетке (1975−1980 годы) первую партию из 250 машин! Для машины такого класса это рекордный тираж.

Конструкция

Фюзеляж самолёта Т-4 состоял из нескольких отсеков. В носовом отсеке находились антенна и блоки аппаратуры РЛС, приборное оборудование и система кондиционирования. При этом носовая часть была отклоняемой – как на пассажирских Ту-144 или «Конкордах», но с важным отличием, о котором чуть ниже. Второй отсек «сотки» занимали кабины лётчика и штурмана.Агрегаты систем жизнеобеспечения бомбардировщика разместили под полом кабин.

И вот тут надо вернуться к отклоняемому носовому обтекателю. При рулении и полётах на небольших скоростях нос самолёта отклонялся книзу, обеспечивая лучший обзор. А при выходе на максимальную скорость нос надвигался на кабину, для лучшей обтекаемости. А поскольку прозрачных панелей в обтекателе не было, то лётчик полностью лишался обзора и шёл «по приборам» в прямом смысле слова.

За кабиной экипажа в фюзеляже Т-4 находился герметичный приборный отсек, в котором находилась бортовая радиоэлектроника. Далее шли 3 топливных бака, над которыми шёл гаргрот с коммуникациями. Наконец, хвостовой отсек занимал тормозной парашют.

Ниже отсеков с топливом находился центроплан крыла, а уже под центропланом разместили гондолу с 4 турбореактивными двигателями РД-36-41. Сами двигатели при это занимали хвостовую часть гондолы, а в носовой и центральной находились стойки шасси, расходный бак с горючим и прочие агрегаты. Оперение бомбардировщика Т-4 выполнили по схеме «утка» – с передним расположением горизонтального оперения и треугольным крылом.

Планер самолёта изготавливался из новых марок жаропрочной стали и титановых сплавов. Для управления использовалась электродистанционная система. Вооружение Т-4 должно было состоять из двух ракет Х-45 на внешней подвеске (бомболюка самолёт не имел). По проекту ракета Х-45 должна была развивать скорость до 7000 км/ч, и нести либо проникающую боевую часть массой в тонну, либо снаряжаться термоядерным зарядом.

Вверх тормашками

Много нового было и в кабине Т-4. Впервые в стране для нее был разработан индикатор навигационно-тактической обстановки, где на телевизионном экране данные бортовых радаров накладывались на электронное изображение микрофильмированных карт, охватывающих поверхность почти всего земного шара. При проектировании самолета конструкторы постоянно сталкивались с самыми разнообразными, ранее никогда не встречавшимися проблемами. Например, у компоновки самолета, выигравшего конкурс, шасси не вписывалось в предназначенный для него отсек. Для выхода из ситуации предлагались довольно экзотические решения — воздухозаборники выносились на «спину», а после выхода на заданный курс самолет должен был переворачиваться кабиной вниз и так совершать полет. При посадке бомбардировщик должен был снова переворачиваться в исходное состояние.

Не менее фантастическим было и другое решение, нашедшее воплощение в самолете. При диаметре фюзеляжа всего 2 м на скорости под 3000 км/ч выступающий фонарь пилотской кабины создавал огромное сопротивление, и конструкторы решили применить отклоняемую носовую часть. При полете на высоте 22−24 км видимости как таковой нет, вокруг черное небо, поэтому носовая часть поднята и полет происходит исключительно по приборам. При посадке же она отклоняется вниз и летчик получает превосходный обзор через открывшееся лобовое стекло. Эта идея была встречена в штыки военными, и только энтузиазм и авторитет главного летчика-испытателя КБ Сухого Владимира Ильюшина, сына легендарного авиаконструктора, позволили убедить ВВС. Ильюшин настоял также на установке перископа для обзора вперед — на случай аварийного отказа механизма отклонения носовой части. Подобное решение впоследствии нашло применение и на гражданских Ту-144 и Concorde.

Кстати, сам обтекатель доставил разработчикам немало проблем, и его создание стало одной из сложнейших задач. Он должен был быть радиопрозрачным (внутри размещались антенны радаров) и одновременно выдерживать огромные прочностные и температурные (до 4000C) нагрузки. В итоге был разработан материал из сот на основе стеклянных наполнителей, пропитанных термостойким связующим. Сам обтекатель представлял пятислойную конструкцию, в которой основную нагрузку нес средний слой толщиной всего 1,5 мм. Снаружи обтекатель покрывался термо- и атмосферостойким кремнийорганическим покрытием.

Поделитесь в социальных сетях:vKontakteFacebookTwitter
Напишите комментарий