Поиск

Ми-28 – беспощадный «Опустошитель»

Советский ответ

Полностью скопировать американскую модель СССР не удалось, причем почти по анекдотической причине: у нас просто не было подходящего легкого вертолета, и никто из авиаконструкторов и, что еще важнее, конструкторов авиадвигателей за эту задачу не брался. Дело в том, что Госпремии или звания Героя Социалистического Труда вручали только за большие машины — стратегический бомбардировщик, например. А за легкий разведчик дали бы разве что почетную грамоту. Причем вертолетные КБ, может, и взялись бы за разработку такого вертолета, чтобы в паре с ним продать основной товар — «премиальный» ударный вертолет, да только двигателей для него не было — двигателистам тоже давали премии и звания в зависимости от лошадиных сил. Двигатель истребителя — Ленинская премия, стратегического бомбардировщика — звезда героя.

Правда, именно американскую модель предусматривала первоначальная концепция КБ Камова. Впервые в качестве ударного камовцы предложили одноместный вертолет Ка-50, который должны были наводить на цель легкие разведчики Ка-60. Зачем делать вертолет двухместным, если у него исчезает функция обнаружения цели? Одноместный вертолет меньше (труднее попасть), легче и дешевле. Именно поэтому в Ка-50 основной упор сделан на систему аппаратурного обмена информацией между вертолетами в группе, с вертолетом-разведчиком, самолетами и наземными пунктами целеуказания. Второй, запасной алгоритм работы Ка-50 возник «по бедности», когда стало понятно, что разведчик Ка-60 так и не будет создан в срок. Это так называемый «принцип длинной руки», когда Ка-50 благодаря способностям обзорно-поисковой системы обнаруживает и распознает танки на дальности до 10 км вне пределов досягаемости ПВО и поражает их дальнобойными ПТУРами «Вихрь» с расстояния 8 км.

Вариант КБ Миля был чрезвычайно экономичным. Конкурсный Ми-28 представлял собой очередную косметическую операцию на Ми-8: окончательно убрали грузовую кабину, переработали носовую часть, расположив там гиростабилизированную платформу обзорно-прицельной системы, управляющей автоматической пушкой и пуском ракет, пилот получил нашлемный прицел. В общем, получился сравнимый конкурент американскому AH-64 Apache за небольшие деньги. Классическая двухкабинная схема делала Ми-28 предпочтительным при работе без вертолета-разведчика — пилот занимался пилотированием (а это на сверхнизких высотах довольно хлопотное дело), а оператор-наводчик выискивал цели, давал указания пилоту, наводил оружие и поражал цели.

В 1984—1986 годах оба вертолета были подвергнуты сравнительным испытаниям, в которых с минимальными преимуществами победил Ка-50. Однако эта победа камовцам ничего не дала — только в 1995 году президентским указом Ка-50 приняли на вооружение армии России, а первый серийный вертолет был проплачен лишь в 2000 году. По нашим данным, к настоящему времени на вооружение армии было поставлено менее десятка вертолетов Ка-50 — практически ничего.

Кто кого

Пожалуй, самая обсуждаемая тема на авиационных форумах — какой вертолет круче, Ка-52 или Ми-28Н. Все технические плюсы и минусы вертолетов уже давно известны. Самое большое различие между ними — принципиальная схема несущих винтов. Соосная схема Камова обеспечивает лучшую удельную мощность (у классической схемы Сикорского с рулевым винтом 10−12% мощности двигателя тратится именно на привод рулевого винта и не участвует в формировании подъемной силы), но существенно сложнее технически. Именно сложность привела к отказу от этой схемы практически во всем мире. Однако эти 10−12% дают камовским вертолетам больший потолок (3600 метров у Ка-52 против 3500 метров у Ми-28Н), что обеспечивает соосным вертолетам преимущества при действиях в горах.

Более компактные размеры вертолетов соосной схемы компенсируются большей высотой — еще неизвестно, что лучше для ударного вертолета, быть короче или ниже. Соосная схема несколько улучшает пилотирование, особенно в режиме висения у земли, но не настолько сильно, чтобы весь мир перешел на нее. Дополнительный плюс камовской схемы — способность «Аллигатора» делать маневр «воронка», летая вокруг одной точки прицеливания с постоянно направленным на нее носом с системами оружия.

Еще один вопрос, вокруг которого сломано немало копий, — система управляемого оружия. Дело в том, что Ка-52 вооружен противотанковым ракетным комплексом «Вихрь», теоретически способным поражать цели на расстоянии до 10 км днем и 6 км ночью, что, опять же теоретически, позволяет «Аллигаторам» поражать танки, находясь вне пределов досягаемости средств ПВО. Дальность стрельбы у Ми-28Н меньше — ракетный комплекс «Атака» стреляет максимум на 6−8 км, но зато и днем и ночью. Правда, это полигонные данные, имеющие мало отношения к боевой действительности. А она такова, что в реальном бою стрелять ракетами с лазерным наведением очень трудно — лазерное излучение хорошо экранируется дымом и туманом, к тому же расстояние в 10 км даже сверхзвуковая ракета преодолевает не быстрее чем за 20 секунд. Этого вполне достаточно для выбрасывания танком аэрозольно-дымовой защиты. А «Вихри» используют как раз лазерно-лучевую систему наведения — «конек» КБ приборостроения Шипунова. «Атака» же имеет более перспективную радиокомандную систему наведения; в ее пользу говорит и тот факт, что американцы стали модернизировать свои AH-64 как раз под установку новых ракет Hellfire AGM-114B, использующих радиокомандный метод наведения, в отличие от стандартных «лазерных» AGM-114A. А американцы имеют гораздо больше возможностей по обкатке вертолетов в боевых условиях.

Но все это лишь нюансы — оба вертолета относятся к одному поколению и примерно равноценны. Выбор Ми-28Н был очевиден. Хорошо известно, что при создании новой машины существует некий порог объема использования новых технических решений — 30%; при его превышении вероятность запуска в серию стремительно падает. Ка-52 — по‑настоящему революционный вертолет, не имеющий аналогов в мире. Ми-28Н, наоборот, эволюционное развитие Ми-24 или, если угодно, Ми-8, со всеми вытекающими плюсами. Мало того, новые решения удачно перекочевывают с Ми-28 на более ранние модели, повышая их эксплуатационные свойства. Например, на Ми-24 сейчас устанавливаются несущие винты с эластомерными необслуживаемыми шарнирами вместо более ранних трехшарнирных винтов, требующих периодической смазки. Унификация по целым системам и агрегатам позволяет размещать Ми-28Н в местах дислокации Ми-8 и Ми-24 без серьезных финансовых вливаний. Все это разумно с экономической точки зрения, и поэтому выбор Ми-28Н в качестве основного ударного вертолета вполне естественен. А Ка-52 предстоит доказывать свою эффективность, проводя спецоперации в горах.

Особенности конструкции

Ми-28 двухместный вертолет, способный развивать скорость до 300 км/ч и подниматься на высоты до 5 км. Дальность его полета 450 км, с подвесными топливными баками она удваивается.

Экспертами отмечена высокая живучесть машины. Кабина полностью бронированная и способна выдерживать попадания 20-мм снарядов. Бронестекло кабины успешно выдерживает пули, в том числе бронебойные, благодаря применению силикатных блоков. Лопасти винтов также могут продолжать функционировать после поражения осколками снарядов. Места, занимаемые пилотом и оператором, отделяются специальной бронепластиной, что сводит к минимуму вероятность поражения одновременно двух членов экипажа.

Для противодействия управляемым ракетам с ИК наведением заметность вертолета в инфракрасном спектре значительно снижена путем применения особых экранно-выхлопных устройств. Кроме того, Ми-28 способен устанавливать систему помех как РЛС, так и ИК-головкам ракет.

Ми-28 отличает сверхвысокая маневренность. Он может совершать полеты на экстремально малых высотах (до 5 м), при этом огибая неровности рельефа. Вертолет способен выполнять зависание, а также двигаться в стороны и назад с большими скоростями.

Охотники за танками

К тому времени определился основной объект охоты ударных вертолетов — танки. В октябре 1973 года в ходе Арабо-израильской войны за 30 боевых вылетов египетских Ми-4 была уничтожена половина танков одной из бригад 162-й израильской бронетанковой дивизии. Через 5 дней 18 израильских вертолетов «Кобра» в одном из вылетов с применением ПТУР уничтожили 90 египетских танков, не потеряв при этом ни одной машины. В обоих случаях танковые колонны шли без прикрытия ПВО. После этих побоищ жизнь вертолетов сильно осложнилась. Появившиеся в то же время у египтян советские ЗСУ-23−4 «Шилка» засекали радарами вертолеты на высоте более 15 м на расстоянии 18 км. Стандартная 96-снарядная очередь из четырех стволов «Шилки» поражала «Кобру» с вероятностью 100% на дальности 1 км, на дистанции 3 км вероятность падала до 15%. Ракетные подвижные ЗРК отодвигали границу поражения до 4 км. В итоге получалось, что у ударного вертолета на прицеливание и применение оружия в 4-километровой зоне есть всего 2−3 с, достаточные только для залпа неуправляемыми ракетами и бортовыми пушками. Но НУРы и пушки эффективны на дальностях до 2 км. Выходило, что вертолеты должны были буквально на брюхе проползти километра два в зоне действия зенитных средств противника.

Сделано в России
Забытые советские марки: «Уралец»

На дальностях 4−6 км время срабатывания средств ПВО на внезапно вынырнувший вертолет составляет уже 15−20 с. Однако обнаружить, распознать цели, прицелиться, произвести пуск и сопровождать ракету за этот временной промежуток одиночному вертолету практически невозможно. Как же решить эту головоломку?

Американская концепция предполагает работу вертолетов в связке: один легкий разведывательный аппарат плюс два-четыре ударных. Лучшим разведывательным вертолетом на сегодняшний день считается Bell OH-58D Kiowa — армейская модификация популярнейшего гражданского легкого вертолета Bell 407. Отличительная особенность «Кайовы» — «глазастый» шарик над втулкой несущего винта (который американские пилоты называют «Инопланетянином»). В нем находятся телевизионная камера с двенадцатикратным увеличением, лазерный дальномер-целеуказатель с автоматом сопровождения цели и тепловизор. Американская тактика ударной группы такова: «Кайова» крадется в складках местности, периодически зависая и высовывая из-за препятствия свой шарик, обнаруживает цели и подбирается к ним на расстояние не дальше трех километров. Ударные вертолеты держатся за ним на расстоянии 2−3 км. После обнаружения целей «Кайова» дает целеуказания ударным вертолетам, которые осуществляют запуск управляемых ракет Tow (дальность 4 км) или Hellfire (до 9 км), оставаясь невидимыми для средств противовоздушной обороны: подсветку цели лазерным лучом осуществляет «Кайова». Обнаружить и сбить маленького и юркого летучего разведчика намного труднее, чем ударный вертолет, да и стоимость его как минимум в три раза меньше.

Неудачный изначально

Создание “Ми-28” стало ответом на американский АН-64 «Апач», как выяснилось впоследствии — неудачным. В отличие от американской машины, первые образцы “Ми-28” не были всепогодными и не могли применяться ночью.

Ми-28.Фото: airwar.ru

Не было у “Ми-28” и единого прицельно-навигационного комплекса. Машина получилась сырой и вызвала негативную оценку военных, которым по душе больше пришлась другая новинка — “Ка-50”. После сравнительных испытаний вертолет ОАО «Камов» превзошел машину ОКБ М.Л. Миля.

“Ка-50”. Фото: snariad.ru

Тогда в ход пошли : “милевцы” обратились к главкому ВВС СССР с жалобой на необъективность состоявшегося конкурса. Под давлением со стороны партийцев, поддерживающих ОКБ Миля, представители ВВС согласились на новые сравнительные испытания, которые затянулись до 1986 года. В итоге НИИ Минобороны предпочел “Ка-50”.

Тогда ОКБ М. Л Миля обвинило военных в некомпетентности и отправило соответствующие жалобы в ЦК КПСС и министру обороны. В итоге после многочисленных проверок, комиссий и заседаний выяснилось, что “Ка-50” все-таки лучше “Ми-28”.

Но к этому моменту время было безвозвратно упущено, СССР развалился, денег на оборонку не нашли. Справедливости ради отметим, что “Ка-50” был принят на вооружение в 1995 году, “Ми-28” в варианте «Ночной охотник» только в 2009 году после многочисленных доработок.

Кстати, “Ми-28Н” смог выполнять боевые задачи ночью только в 2005 году, “Ка-50” был способен на это еще в 1982-м. Т. е «милевцам» на то, чтобы наверстать разрыв, потребовалось 23 года.

Что дальше

Судя по всему, Ка-52 и Ми-28Н — последние российские пилотируемые ударные вертолеты: эра таких машин подходит к концу. В 1995 году в США состоялся первый полет фантастической машины — перспективного ударного вертолета RAH-66 Comanche. Вертолет, выполненный по технологии «стелс», имеет малую радиолокационную заметность, совершенную аэродинамику и суперсовременную электронику, превращающую «Команча» в летающий компьютер. Однако, потратив на программу более $8 млрд., минобороны США отказалось от своих планов производства 1300 таких машин — их место должны занять беспилотные аппараты, еще более малозаметные, маневренные и эффективные. А наработки по проекту «Команча» будут использованы для модернизации «Апачей». Вряд ли Россия пойдет другим путем.

Статья опубликована в журнале «Популярная механика»
(№11, Ноябрь 2006).

Летно-технические характеристики и применение в боях

Сравнительная таблица показывает, что, несмотря на самый большой вес в своем классе вертолетов, российская машина уступает только Denel AH-2 по радиусу действия. Но южноафриканская машина выпущена тиражом всего 12 экземпляров, поэтому ее нельзя рассматривать как серьезного соперника.

ПараметрМи-35МDenel AH-2McDonnell AH-64D Apache
Страна-изготовительРоссияЮАРСША
Длина, мм174901873017760
Высота, мм416051854660
Диаметр основного винта, мм172001558014630
Диаметр рулевого винта, мм384063552790
Предельный вес, кг1150087509525
Мощность силовой установки на взлете, л.с.2*22002*18452*1695
Максимальная скорость, км/час300309365
Боевой радиус, км550704482
Перегоночная дальность, км1000 (с внешними баками)12601899
Потолок, мдо 5400до 61004465
Экипаж, чел222
Грузоподъемность2400 кг или 8 чел.2032 кг771 кг

На вертолетах AH-2 используется 20 мм пушка, имеющая значительный (700 выстрелов) боекомплект. Расширенный (до 1200 штук) запас патронов имеет и 30 мм пушка М230, применяемая на Apache. Российская машина Ми-35 может противопоставить зарубежным аналогам подвесные контейнеры со стрелковым вооружением. Перечень ракетного вооружения на вертолетах схожий, включает в себя неуправляемые и управляемые ракеты, предназначенные для борьбы с наземными целями.

Из-за небольшого числа построенных машин, она ограниченно используется в боевых конфликтах. Первая потеря строевого Ми-35М произошла из-за недостаточной квалификации экипажа и ошибочной работы радара. В начале осени 2012 года вертолет врезался в склон горы в Дагестане.

Первым относительно боевым опытом использования техники стало патрулирование приграничных зон России и Украины, выполнявшееся в период присоединения Крыма. Вертолеты Ми-35М вступили в настоящий бой в ходе борьбы с исламскими террористами на территории Ирака. В середине 2014 года две машины были уничтожены огнем с земли, при этом оба экипажа погибли.

На счету иракских вертолетчиков числятся несколько десятков уничтоженных террористов. Машины применяются ВКС России в боевых действиях на территории Сирии. На сегодняшний день официально признана потеря двух российских вертолетов.

Кроме того, предприятие продолжает вести модернизацию техники. Минусом является скудное финансирование и одновременный выпуск вертолета Ми-28Н, который требует ресурсов для дальнейшего развития. Несмотря на сложности, коллектив завода выводит машины Ми-35 на новые рынки.

Так, в 2017 году первые машины получил Пакистан, Мали и Нигерия. В текущем году поставки Ми-35 в эти страны продолжатся. В 2018 году планируется передача 12 боевых вертолетов Узбекистану. Эти факты указывают на то, что техника ОКБ Миля продолжает оставаться востребованной на мировом рынке вооружений.

История

Разработка вертолёта велась на Московском вертолётном заводе им. М. Л. Миля с 1980 года в условиях творческого соревнования с ОКБ Камова, создававшего альтернативный боевой вертолёт Ка-50. Первый опытный образец вертолёта Ми-28 совершил первый полёт 10 ноября 1982 года. Первый образец Ми-28 предназначался преимущественно для снятия летно-технических характеристик и не нёс системы вооружения. Её установили на втором лётном экземпляре, сборку которого опытное производство МВЗ завершило в сентябре 1983 года. В его конструкции были учтены все замечания макетной комиссии ВВС. Постройку третьего летного экземпляра Ми-28, в конструкции которого были учтены все замечания заказчика и изменения, вносимые в опытно-экспериментальные образцы по мере их доводки, опытное производство МВЗ им. М. Л. Миля начало в 1985 году. Модернизированный вертолёт получил в 1987 году наименование Ми-28А. Испытания модернизированного Ми-28А начались в январе 1988 года. Они прошли благополучно, и в следующем году вертолёт впервые был продемонстрирован на авиасалоне Ле-Бурж в Париже и на выставке в Ред-Хилл под Лондоном, где пользовался большим интересом у посетителей . В том же году, первый опытно-экспериментальный вертолёт Ми-28 был впервые официально представлен и у себя на родине во время авиационного праздника в Тушино. В январе 1991 года к программе испытаний присоединился второй Ми-28А, собранный опытным производством МВЗ. В сентябре 1993 года в ходе общевойсковых учений под Гороховцом вертолёты блестяще продемонстрировали свои лётные и боевые качества.

В апреле 1986-го на Гороховецком полигоне прошли совместные полёты Ми-28А и Ка-50 по программе государственных совместных испытаний (ГСИ). Требование — обнаружить на поле боя 25 целей. Экипаж Ми-28А на малой высоте, обнаружил все 25 целей, не будучи обнаруженным. Летчик Ка-50 на значительно больших высотах, смог обнаружить только две цели.

Выкатка из сборочного цеха первого опытного экземпляра Ми-28Н состоялась 16 августа 1996 года, 14 ноября 1996 года вертолёт впервые поднялся в воздух.

Государственные совместные испытания опытного боевого вертолёта Ми-28Н были начаты в мае 2005 года. Программой ГСИ было предусмотрено проведение большого объёма наземных работ и испытательных полётов, что обеспечивало возможность всесторонней оценки боевых свойств вертолёта. С целью решения оперативных вопросов, возникающих в ходе ГСИ и требующих быстрого и компетентного решения, государственную комиссию по проведению ГСИ опытного боевого вертолёта Ми-28Н, возглавил непосредственно главнокомандующий ВВС.

В конце декабря 2005 года на предприятии был проведён подъём первого серийного вертолёта нового поколения Ми-28Н.

Первый этап ГСИ Ми-28Н завершен в 2007 году.

В соответствии с решением ГК ВВС, ГСИ вертолёта Ми-28Н были проведены в два этапа. В рамках первого этапа было выдано предварительное заключение о возможности выпуска установочной партии вертолётов. При этом, решениями командования ВВС были сформированы технические облики вертолёта Ми-28Н, обеспечивающие после завершения первого этапа ГСИ круглосуточное выполнение вертолётом боевых задач по уничтожению наземных целей с основным комплексом вооружения, второго этапа ГСИ — воздушных целей с применением ракет класса «воздух-воздух», а также высокую выживаемость вертолёта за счёт оснащения средствами радиоэлектронного подавления.

ГСИ Ми-28Н завершены 26 декабря 2008.По результатам ГСИ установлено, что по летно-техническим характеристикам, характеристикам устойчивости и управляемости, возможностям комплекса бортового радиоэлектронного оборудования, номенклатуре и точностям применяемого оружия Ми-28Н в целом соответствует требованиям ТТЗ.

Вертолёт Ми-28Н принят на вооружение приказом президента РФ 15 октября 2009 г

Комплекс бортового радиоэлектронного оборудования

Комплекс БРЭО Ми-28Н по своим техническим характеристикам соответствует требованиям, предъявляемым к авиационному оборудованию 5-го поколения. Главный разработчик — ФНПЦ «РПКБ»

Комплекс бортового радиоэлектронного оборудования Ми-28Н обеспечивает:

— автоматизированное распределение целей в составе группы

— боевое применение вертолёта круглосуточно и в сложных метеоусловиях;

— выполнение боевых задач на предельно малых высотах;

— взаимодействие с вертолётами группы, воздушными и наземными командными пунктами (КП), авианаводчиками;

— совместное (параллельное) применение средств поражения летчиком и оператором;

— возможность адаптации новых и уже используемых АСП;

— эксплуатацию вертолётов на значительных удалениях от аэродромов и баз за счёт использования принципа техобслуживания оборудования по техническому состоянию.

В основной состав комплекса входят:

— единая вычислительная система, обеспечивающая обработку информации по единому интерфейсу на базе ЭВМ «Багет-53»;

— информационно-управляющее поле кабины на базе многофункциональных жидкокристаллических индикаторов МФИ-10-6М и многофункционального пульта ПС-7В с применением устройства регистрации видеоинформации;

— навигационное оборудование в составе высокоточной ИНС-2000 и бесплатформенной курсовертикали СБКВ-2В-2 с комплексированием со спутниковой навигационной системой, доплеровским измерителем скорости и сноса (ДИСС) и системой воздушных сигналов (СВС), радиотехнической системы дальней навигации (РСДН);

— интегрированная система обнаружения радиоэлектронного и лазерного облучения и пеленгатора УФ-излучения;

— система автоматического управления (САУ);

— система управления оружием;

— нашлемная система целеуказания и индикации;

— обзорно-прицельная станция для обнаружения и распознавания объектов, прицеливания, захвата и автосопровождения объектов по телевизионному и тепловизионному каналам. В состав входят: система стабилизации линии визирования, система автоматического сопровождения целей, оптико-телевизионный канал, тепловизионный канал, лазерный дальномер;

— обзорно-пилотажная система летчика с очками ночного видения, предназначена для круглосуточного обзора местности, поиска и обнаружение объектов (ориентиров и препятствий). Состав: низкоуровневый телевизионный канал, тепловизионный канал, лазерный дальномер;

— пилотажный комплекс вертолёта;

— бортовой комплекс средств связи КСС-28Н-1, обеспечивает автоматический телекодовый обмен данными с наземными пунктами управления и другими летательными аппаратами, оборудованными аппаратурой, обеспечивающей встречную работу; дальнюю и ближнюю открытую и засекреченную радиосвязь через изделие криптозащиты и КВ-модем. Комплекс обеспечивает одновременную работу (прием — передача) по трем каналам связи, в том числе по двум телефонным каналам и одному телекодовому. Работает в режимах ФРЧ и ППРЧ

В состав БРЭО входит также АТТ (автомат теплотелевизионный) семейства «Охотник», разработки ФГУП «ГРПЗ». Это изделие на вертолёте Ми-28Н выполняет функции, связанные с интеллектуальной обработкой видеоизображений, в результате чего становится возможным видение фоноцелевой картины при любых погодных условиях в любое время суток. В АТТ впервые из всех моделей «Охотник», реализован высокоскоростной цифровой интерфейс для передачи видеосигналов при вибрациях и крене вертолёта, также обеспечивается автоматическое обнаружение и сопровождение целей.

Так же вертолёт способен осуществлять разведку и целеуказание боевым вертолётам и самолётам.

МИ-28Н оборудован станцией Л-150-28 (вариант исполнения Л-150 (СПО)).

Поделитесь в социальных сетях:vKontakteFacebookTwitter
Напишите комментарий