Поиск

Противотанковое ружье Lahti L-39 – финская крупнокалиберная винтовка 39 года.

Содержание:

В 30-х годах финские военные с большим опасением посматривали в сторону своего большого восточного соседа. Из сообщений атташе, разведки, да и просто из средств массовой информации следовало, что советских танков становится много, а затем и очень много. Конечно, по тогдашним меркам советско-финская граница была не самым удобным местом для массированного применения танков. Тем не менее это был и не пролив Ла-Манш, чтобы расслабиться и спокойно разглядывать фото с парадов или очередных «больших манёвров». Пришлось думать, как решить эту проблему с учётом имевшихся скромных возможностей.

Перековать мечи

К 1944 году Аймо Лахти был вполне состоявшимся конструктором, имевшим вбагаже» практически всю линейку стрелкового оружия — от пистолета до зенитки. Кроме создания перечисленных выше образцов он также принимал участие в модернизации под нужды финской армии винтовки Мосина и пулемётаМаксим», разработал свой вариант станкового пулемёта Sampo L-41,тяжёлый пистолет-пулемёт» AL-43 под свой патрон 9×35 мм, а также спортивную винтовку 22 LR Finnish Lion Rifle. Если же считать ещё и нереализованныев железе» проекты, то их число перевалит за полсотни.

Зенитные пулемёты 20ItK 40 VKT

Однако все эти достижения не впечатлили — или, наоборот, слишком впечатлили — союзную контрольную комиссию. По их требованию Аймо Лахти отстранили от работы над военными проектами.

Кустарь-самоучка без мотора

Как и у многих выдающихся оружейников XX века, в биографии Аймо Лахти очень трудно отыскать следы какого-то специального конструкторского образования. В детстве Лахти не любил учиться и с трудом осилил лишь шесть классов начальной школы, после чего в 13 лет устроился работать на Вийальский стекольный завод(посёлок Вийала — ныне часть города Акаа. — Прим. ред.). Но вот интерес к оружию — в отличие от учёбы — у него имелся с детства.

На первую зарплату в пять марок Лахти купил старую винтовку Бердана и свёл знакомство с местным кузнецом, Юхо Сатером, который среди прочего занимался ремонтом оружия. В итоге Лахти решил, что карьера стекольщика — это всё жене его» и до призыва в армию сменил ещё несколько мест работы, от железной дороги до электростанции.

Зато в молодой финской армии привычка Аймо ковыряться во всяких стреляющих железяках оказалась очень даже к месту. Начав службу рядовым, Лахти вскоре получил направление на офицерские курсы соружейным» уклоном и в 1921 году стал оружейным мастером в резервном полку, дислоцированном в центральной Финляндии.

Аймо Лахти

К этому времени финская армия не без помощи немецких учителей познакомилась с некоторыми новейшими образцами стрелкового оружия — в частности с пистолетом-пулемётом Maschinenpistole 18/I.

Первый прототип, созданный им в 1922 году при помощи Юхо, был изготовлен под слабый пистолетный патрон 7,65×17 мм и являлся скореедемонстратором идеи», чем реальным оружием. Ни этот, ни следующий образец интереса у финского министерства обороны не вызвали. Убедить в перспективе своего детища Лахти удалось лишь нескольких офицеров собственного полка. В 1924 году они, пустив шапку по кругу, создали ЗАО Konepistooli Osakeyhtiö.

Как деликатно пишут финские историки:У новой компании было много вдохновения, но очень мало финансов». Акционерам пришлось довольно долго ждать прибыли, пока наконец в 1931 году фирма Tikkakoski не выкупила права на очередную модель пистолета-пулемёта, ставшего в итоге известным как Suomi M / 31. 

Финский солдат с пистолетом-пулемётомСуоми»

Боевое применение

Lahti L-39 оказалось эффективным при ведении боевых действий на советско-финском фронте. Используя сложные условия рельефа, финны устраивали успешные засады на советские войска. Оно позволяло таким манёвренным группам бороться с лёгкобронированной советской бронетехникой. L-39 был сравнительно портативным оружием, которому финны нашли хорошее применение помимо стрельбы по бронированным машинам. Фугасный снаряд калибра 20 мм хорошо справлялся с бункерами и грузовиками.

Помимо того, это противотанковое ружьё использовали и как антиснайперское средство. Манекен офицера финской армии располагали так, чтобы советский снайпер его видел. Снайпер производил выстрел, демаскируя свою позицию, по которой и производился выстрел из Lahti L-39.

Во время второй Советско-финской войны Lahti L-39 уже не был эффективен против советских средних танков Т-34 и тяжёлых КВ-1, однако противотанковое ружьё удачно использовали против различных полевых укреплений и амбразур. Позже, некоторое количество ружей приспособили в качестве лёгкого зенитного орудия.

Финские солдаты переносят 20 мм противотанковое ружье Лахти VKT L-39 через железнодорожную насыпь.

Хотя первые серийные ПТР «Лахти» финны «утратили в бою» еще в 41-м году, на советский стрелковый полигон ПТР попало лишь летом 44-го, когда в ходе Выборгско-Петрозаводской операции финны утратили более 300 Lahti L-39 — очень уж неудобно было убегать с ним от наступающих «тридцатьчетверок».

Уже на первом этапе, исследуя работу автоматики ПТР, офицеры полигона отметили сходство отдельных узлов с уже известными им образцами. Так, система штока с поршнем, расположенная снизу, и являющаяся отдельной от рамы деталью, живо напомнила им СВТ и ПТРС, а система запирания – чешский ручной пулемет ZB-30 и японский ручник 1922 года.

Вместе с ПТР также внимательно изучили четыре захваченных вместе с ним патрона. При этом патроны с маркировкой BPD были идентифицированы как итальянские, по аналогии с ранее захваченными боеприпасами к итальянскому пулемету. Действительно, это были снаряды производства итальянской фирмы Bombrini, Parodi & Delfino. На самом деле итальянских снарядов было даже два вида – маркировка SMI расшифровывалась как Società Metallurgica Italiana, но в 1944 году у сотрудников полигона имелись проблемы с доступом в интернет. Наконец, еще один снаряд, также не опознанный на полигоне, на самом деле был родным финским, производства Tikkakoski Ammunition Co. Интересно, что стальная гильза немецкого производства вызвала проблемы с экстракцией, зато с латунными финскими ПТР стреляло без каких-либо проблем.

Но вне зависимости от места рождения, противотанковые возможности 20 мм бронебойных оставляли желать лучшего. При стрельбе по 30 мм бронелисту надежные пробития получились не дальше 175 метров. Этого, в общем, было маловато и для 41-го, не говоря уж о 44-м. Как отметили испытатели, плохие результаты пробиваемости были вызваны как малой начальной скоростью снаряда, так и качеством стального корпуса, уступавшего по твердости даже сердечникам отечественных 14,5 мм бронебойных пуль Б-32. Напомним, что Б-32 предназначались для легких целей, против танков имелись 14,5 мм Б-41 с металлокерамическим сердечником из карбида вольфрама. Поэтому, хотя в итоговом выводе и были отмечены некоторые потенциально интересные особенности конструкции творения Аймо Лахти, вывод испытателей был достаточно скептичен.

«В целом конструкция оружия интереса для отечественной оружейной техники не представляет

Отдельные узлы и механизмы ружья конструктивно в некоторой степени оригинальны и могут обратить на себя внимание отечественных конструкторов, с точки зрения подхода к разрешению отдельных вопросов конструкции того или иного узла или механизма

По своим маневренным качествам финское ПТР образца 1939 года стоит значительно ниже, имея вес больше, чем ПТРД, в 2,86 раза и в 2,56 раза больше, чем ПТРС. По габаритам финское ПТР образца 1939 года также уступает отечественным ружьям ПТРД и ПТРС.

По боевым качествам финское ПТР образца 1939 года стоит значительно ниже отечественных ружей ПТРД и ПТРС и даёт меньше бронепробиваемости примерно в два раза. Так, броня толщиной 30 мм финским ружьём пробивается только с дистанции не более 175 м (при стрельбе бронебойно-зажигательно-трассирующими снарядами), в то время как отечественные ружья ПТРД и ПТРС пробивают эту же броню с дальности порядка 300–350 м».

История

Российская АСВК

Предками подобного класса оружия можно считать тяжёлые крепостные ружья, использовавшиеся в XIX веке, например, русскими войсками под Плевной во время Русско-турецкой войны 1877—1878 годов. В течение Первой мировой войны англичане применяли винтовки под сверхмощный охотничий патрон .600 Nitro Express для поражения целей за бронещитами из окопов. А немцы разработали первое в мире противотанковое ружьё, для борьбы с английскими танками — Mauser T-Gewehr под специальный патрон 13,25×92 мм SR, положившего начало современным патронам для крупнокалиберного армейского стрелкового оружия.

Во время Второй мировой войны распространение получили противотанковые ружья, например, советские ПТРС и ПТРД, которые по современной классификации можно смело отнести к крупнокалиберным винтовкам, но невысокая кучность (~5-7 MOA, при приемлемых для снайперов ≤2-х MOA) не позволяет считать их снайперскими. После окончания войны этот класс стрелкового оружия практически перестал существовать по причине резкого усиления бронирования военной техники, для поражения которой он предназачался.

В 1942 году в Ленинграде разработали экспериментальное 14,5-мм противотанковое ружьё типа ЗИФ, имевшее оптический прицел. Позже укороченные варианты ЗИФ-11, ЗИФ-11А и ЗИФ-11Б позиционировались как «снайперские бронебойные ружья» в противовес финским Lahti L-39, которые, предположительно, использовались как снайперское оружие на ленинградском фронте.

Первой винтовкой «новой волны» стала американская M500, созданная компанией Research Armaments Prototypes (RAP) в 1981—1982 годах для вооружённых сил США, однако настоящая известность пришла к новому виду вооружения только после успешного применения Barrett M82 («Light Fifty») во время войны в Персидском заливе.

Финское ПТР как советский трофей

На Научно-исследовательский полигон стрелкового вооружения Красной армии (НИПСВО КА) трофейное финское ружьё попало сравнительно поздно — в августе 1944 года, буквально в последние дни участия финнов в войне на стороне Оси. Это легко объясняется: ранее обстановка позиционного фронта под Ленинградом не очень благоприятствовала захвату трофеев. Зато в ходе советского наступления летом 1944 года финская армия лишилась значительного количества L-39, которые, с одной стороны, к этому времени уже имели весьма ограниченную боевую ценность, а с другой, были банально слишком тяжёлыми, чтобы у расчётов не возникало соблазна бросить их при отступлении.

Противотанковое ружьё L-39 на импровизированной зенитной установке. Онтайоки, июнь 1944 года (http://sa-kuva.fi)

У советских испытателей интерес вызвало не только само ружьё, но и широкая номенклатура захваченных вместе с ним снарядов — они были четырёх различных типов. Примечательно, что если снарядами с латунной гильзой «Лахти» стреляло нормально, то при использовании боеприпасов со стальной гильзой постоянно происходили хорошо знакомые отечественным испытателям случаи тугой экстракции, в ряде случаев сопровождаемые срывом закраины:

Выводы испытателей стрелкового полигона о ПТР «Лахти» выглядели следующим образом:

Появись «Лахти» на несколько лет раньше, оно могло бы доставить много проблем советским танкистам в ходе «Зимней войны», когда основная масса танков РККА была представлена машинами с противопульным бронированием. Но на эту войну «Лахти» опоздало, а в следующий раз финская армия столкнулась с советскими танками принципиально иного уровня бронирования, поразить которые L-39 могло лишь при очень большой удаче.

Представители

НазваниеСтрана ПатронАвтоматика
Accuracy International AS50Великобритания12,7×99 мм Отвод пороховых газов, перекос затвора
Accuracy International AW50Великобритания12,7×99 ммСкользящий затвор
AR-50США12,7×99 ммСкользящий затвор
AM50Иран12,7×99 ммСкользящий затвор
AMR-2Китай12,7×108 ммСкользящий затвор
Barrett M82США12,7×99 мм Короткий ход ствола, поворотный затвор
Barrett M90США12,7×99 ммСкользящий затвор
Barrett M99США12,7×99 мм.416 BarrettСкользящий затвор
ČZW-127Чехия12,7×99 мм Полусвободный затвор
DSR 50Германия12,7×99 ммСкользящий затвор
FalconЧехия12,7×99 ммСкользящий затвор
GepardВенгрия12,7×99 ммСкользящий затвор
M99B / M06Китай12,7×108 ммОтвод пороховых газов, перекос затвора
IST 14,5 ИстиглалАзербайджан 14,5×114 ммСкользящий затвор
IST 12,7 МубаризАзербайджан12.7х108 ммСкользящий затвор
СГМ-12,7Украина12.7х108 ммСкользящий затвор
NST 14.5Азербайджан 14,5×114 ммСкользящий затвор
Mechem NTW-20ЮАР14,5×114 мм20×83,5 мм20×110 ммСкользящий затвор
OM 50 NemesisШвейцария12,7×99 ммСкользящий затвор
PGM Hecate IIФранция12,7×99 ммСкользящий затвор
Pindad SPR-2Индонезия12,7×99 ммСкользящий затвор
QBU-09Китай12,7×108 ммСкользящий затвор
Remington 700США12,2×82,6 ммСкользящий затвор
RT-20Хорватия20×110 ммСкользящий затвор
Steyr HS .50Австрия 12,7×99 ммСкользящий затвор
Steyr IWS 2000Австрия 15,2 × 169 мм Отдача ствола с длинным ходом
Truvelo .50ЮАР12,7×99 ммСкользящий затвор
Truvelo 14.5ЮАР14,5×114 ммСкользящий затвор
Truvelo 20×82ЮАР20×82 ммСкользящий затвор
Truvelo 20×110ЮАР20×110 ммСкользящий затвор
WKW WilkПольша12,7×99 ммСкользящий затвор
АрашИран20×102 ммСкользящий затвор
АСВКРоссия12,7×108 ммСкользящий затвор
Борбало-213Грузия 12,7×108 ммСкользящий затвор
ВидхвансакИндия 12,7×108 мм14,5×114 мм20×82 ммСкользящий затвор
Застава М12 «Чёрное копье»Сербия12,7×108 ммСкользящий затвор
Застава М93 «Чёрная стрела»Сербия12,7×108 мм12,7×99 ммСкользящий затвор
ЗульфикарЙемен 23×152 мм
К-15Армения12,7×108 ммСкользящий затвор
ОСВ-96Россия12,7×108 ммОтвод пороховых газов, поворотный затвор
ОЦ-44Россия12,7×108 ммОтвод пороховых газов, поворотный затвор
ПДШПГрузия12,7×108 ммОтвод пороховых газов, поворотный затвор
ПДШП-2Грузия14,5×114 ммСкользящий затвор
СатевариГрузия12,7×108 ммСкользящий затвор
ТактабИран14,5×114 ммСкользящий затвор
ШахерИран14,5×114 ммСкользящий затвор
Цзыцзян М99Китай12,7×108 ммСкользящий затвор

Человек и половина пулемёта

На ту же тему Пистолеты Второй мировой: чей ствол круче?

Параллельно с доводкой пистолета-пулемёта Лахти получил совет от командовавшего полком генерала Хейнрикса подуматьв сторону» лёгкого ручного пулемёта. В финской армии в тот момент этот вид стрелкового вооружения был представленшошами» имадсенами», при этом второй был довольно дорог и сложен, а первый с большим отрывом претендовал на звание худшего оружия Первой мировой. Также в количествах имелись немецкие МГ 08/15 и 08/18, однако нормальнымиручными» пулемётами назвать их было довольно тяжело во всех смыслах.

Помогать Лахти вызвался лейтенант А. Э. Салоранта, который только что вернулся с оружейно-технического курса, проводившегося в Дании.

Работа в соавторстве завершилась созданием ручного пулемёта Lahti-Saloranta M-26, принятого на вооружение финской армии, но оба соавтора остались взаимно недовольны друг другом. Салоранта утверждал, что основные идеи принадлежали ему, а Лахти толькоподавал инструменты». Лахти, в свою очередь, ворчал, что вмешательство Салоранты испортило его оригинальную конструкцию. Тем не менее, именно Салоранта помог Лахти получить вознаграждение за создание оружия — скуповатые чиновники поначалу вообще отказывались что-либо выплачивать конструктору.

Финский солдат с пулемётомЛахти-Салоранта» М-26 На ту же тему Юджин Стоунер: как стать легендарным оружейником в США

В любом случае пулемёт Picakivaari m 26 и в самом деле получилсяне очень», а желание финских военныхсэкономить копеечку» ухудшило дело. Хотя специально для него разработали несколько типов магазинов различной ёмкости, барабанныедолжны были быть выпущены» для зенитных пулемётов, и на фронте их фактически не видели. Зато в стандартных 20-патронных магазинах требовалось унести по 1200 патронов на каждый пулемёт — для чего в расчёт(кроме самого пулемётчика и его второго номера) включили четырёх подносчиков боеприпасов и командира для руководства всем этим воинством.

Кроме того, пулемёт — точнее, ударно-спусковой механизм — оказался чувствителен к смазке и холоду. В довоенном уставе финской армии его попросту запрещалось разбирать в полевых условиях — делать это могли только мастера-оружейники. Понимание, что на войнеслучаи разные бывают», пришло не сразу — инструкцию по разборке УСМ у Picakivaari m/26 финны выпустили только в 1942 году. Впрочем, к этому времени у них было уже более чем достаточно трофейных ДП-27, ставших одним из самых массовых пулемётов финской армии.

Самое забавное, что ещё в 30-е годы всё тот же Лахти уже самостоятельно разработал новый лёгкий пулемёт L-34, который был легче, проще(всего 58 деталей по сравнению с 118 у Лахти-Салоранта), дешевле в производстве и, как показали испытания, значительно надёжнее. Но… на вооружение финской армии он так и не попал.

Финский солдат с пулемётомЛахти-Салоранта» М-26

Финский солдат с 20 мм противотанковым ружьем Lahti L-39 на огневой позиции у реки Охта.

Самым безопасным и благоразумным вроде бы выглядел вариант не складывать все патроны в одну обойму, а подстраховать один заказ вторым. Но на практике это вышло как-то не очень. Формально швейцарский Solothurn принадлежал немецкому концерну Rheinmetall-Borsig AG, а немцы в тот момент были не готовы портить отношения с СССР из-за какой-то там Финляндии. Для покупки ПТР пришлось изобретать сложную схему с закупкой ружей болгарского заказа через Италию. В итоге партия ПТР прибыла весной 1940 года и на достойное украшение новогодней ёлочки уже не тянула.

Трудным оказался путь и собственной разработки, но уже по вине самих финнов. Точнее споров Лахти с военными и военных между собой: каким именно, под какой патрон должно быть новое ПТР, можно ли сделать сразу противотанковый пулемет, чтобы он еще был немножечко зенитным? Пока шли «дебаты», Лахти прорабатывал свои собственные патроны – 13,2 х 120 мм и 20 x 113 мм. Второй вариант, по мнению Аймо, выглядел предпочтительней. Однако и тут разногласия и производственные проблемы привели к тому, что решение о производстве финских ПТР было принято всего за два месяца до начала «зимней войны». Разумеется, развернуть сколь-нибудь массовое производство за такой короткий срок никто не успел, а затем стало немного не до того. На войну попали только два опытных образца 20 мм ПТР и три ранее построенных прототипа 13,2 мм пулемета.

Одним из уроков, которые извлекли финны из этой истории, стало понимание, что оригинальность хороша, но в меру. Поэтому последующие серийные ПТР Лахти были сделаны под патрон (или уже малокалиберный снаряд) 20×138 мм в Lang Solothurn. Он применялся как в приехавших наконец-то швейцарских ПТР, так и в немецких 20 мм зенитных и танковых пушках, а также имел не только бронебойный, но и другие типы снаряжения, что позволяло эффективно использовать ПТР по «мягким целям». Учитывая, что чем дальше, тем меньше даже в глуши советско-финского фронта оставалось танков противопульного бронирования, Lahti L-39 постепенно утрачивала свое противотанковое назначение, превращаясь в крупнокалиберную снайперскую винтовку.

…и немножечко шить.

В 30-е годы у финнов всё чаще начинала болеть голова при попытке смотреть на восток. Донесения разведки говорили, чтоу Советов есть танки»,у Советов много танков»,ой, у СССР как-то совсем дофига танков». Конечно, Карельский перешеек по тогдашним представлениям был далеко не идеальной местностью для применения бронетехники, но на пролив не тянул.

Лучше всего, конечно, было бы завести в ответ собственные танки или хотя бы противотанковые пушки в количествах. Бронетехники финны смогли прикупить совсем немного, да и производимые соседями-шведами 37-ммбофорсы» стоили по меркам экономных скандинавов как-то дороговато. Вот если бы ружье, да ещё и своё…

Впрочем, некоторых финских военных заносило ещё дальше. Они хотели не противотанковое ружье, а сразу противотанковый пулемёт.

Сам Лахти придерживался мнения, что оружие, способное хоть как-то стрелять по воздушным целям, будеточень не очень» в роли противотанкового. Однако на то, чтобы переспорить всех офицеров в отделе вооружений, у него не было времени и желания. Вдобавок после поездок уже в качестве известного оружейного конструктора по Европе у Аймо Лахти появилась привычказакладывать за воротник». Как скромно писали финны:Зачастую длительные переговоры приводили к интенсивному употреблению алкоголя».

Впрочем, среди финских военных Лахти был далеко не чемпионом в этом национальном виде спорта, и, когда маршалу Маннергейму доложили, что главный финский оружейный конструктор в очередной раз того-с, Густав Карлович просто махнул рукой со словами:Да пусть пьёт, лишь бы работал!».

По итогам всех споров ипереговоров» к началу Зимней войны успели сделать всего два прототипа 20-мм противотанкового ружья, из которых, по финским данным, в ходе испытаний удалось подбить четыре советских танка. Развернуть массовое производство ПТР L-39 финны смогли только после заключения перемирия. Но, хотя перерыв между первой и второй войной с СССР оказался небольшой, лёгкие советские танки, против которых ПТР Лахти ещё было эффективно, довольно быстро кончились, а против Т-34 и тем более КВ 20-мм их стало уже откровенно мало. Зато для стрельбы по воздушным целям их вполне хватало, так что финны не только развернули производство зенитной спарки 20ItK 40 VKT — фактически тех же L-39, только с возможностью стрельбы очередями, — но и переделали часть ранее выпущенных ПТР взенитные винтовки» L-39/44.

Поделитесь в социальных сетях:vKontakteFacebookTwitter
Напишите комментарий