Поиск

Первая успешная атака субмарины – одновременно и прорыв, и полный крах. Таинственная история судна и его экипажа

«Был ясный солнечный день»

Подводная лодка М-351, тремя годами ранее сошедшая с конвейера в Ленинграде, готовилась к учениям в Чёрном море. Командовал судном капитан 3-го ранга Ростислав Белозёров. Экипаж субмарины должен был отработать срочное погружение, причем до этого он уже три раза успешно справился с данной задачей. Во время четвёртого погружения на заданную глубину 7 метров с судном стало твориться что-то неладное. Субмарина перестала подчиняться экипажу и дала резкий дифферент на корму, а все попытки произвести аварийное всплытие ни к чему не привели. Через несколько минут подводная лодка стала стремительно опускаться и зарылась кормой в вязкий грунт морского дна. Подробное описание событий тех августовских дней мы находим в «Заметках на память» С.С. Колесникова, помощника командира АПЛ М-351.

Как откроется позже, всему виной были недостатки конструкции шахты подачи воздуха к дизелям, которая несвоевременно захлопнулась при погружении. В 6-ой отсек стала быстро поступать вода, что и привело к частичному затоплению подлодки. Из 6-го отсека вода просочилась в 7-ой и, попав на электрощит, вызвала возгорание. Находящиеся в отсеке три матроса и электрик незамедлительно приступили к спасению судна. Ценой немалых усилий они смогли обесточить электрощит и тем самым обеспечили работу судна в ходе следующих нескольких дней. Тем не менее в субмарину уже успело проникнуть более 40 тонн морской воды.

Спасение утопающих — дело рук самих утопающих. Подводники хорошо знали это жестокое правило и слажено действовали, прекрасно осознавая, что помощь с берега может и не подоспеть. Выпустив на поверхность аварийный буй, они начали борьбу за выживание. После того как главный насос запустить не удалось, было решено переносить воду с помощью всех возможных емкостей в 1-й отсек, где насос работал в штатном режиме. Моряки выстроились цепочкой и начали черпать воду подручными средствами. В ход шли не только вёдра, но даже консервные банки. Осложнялось всё положением субмарины, воткнувшейся в дно практически под углом 45 градусов. Воду приходилось поднимать на высоту почти 50 метров и за первые сутки моряки перенесли более 10 тонн воды.

Случайная покупка

В 1998 году офицер ВВС США Ричард Лэйн, увлекающийся историей Второй мировой войны, купил в антикварном магазине Денвера схему электропроводки лебёдки японского транспортного суднаКано-Мару». В 2001 году он выложил её на японском военно-историческом сайте, чтобы проверить подлинность схемы. С ним связался японский историк Ютаки Ивасаки, который подтвердил подлинность электросхемы, и во время общения с американцем рассказал ему историю, связанную с этим судном.

Командир японского транспорта оставил отчёт о бое с американской подводной лодкой, произошедшем 1 августа 1942 года. Ричард Лэйн предположил, что речь может идти о подводной лодкеГранион», и направил эту информацию на форум сайта, посвящённого памяти субмарины, где её увидел знакомый Брюса Абеля, сообщивший братьям о находке японца. Вскоре с Ивасаки связался американский мультимиллионер, основатель медицинской компанииБостон Сайнтифик» — младший сын капитана Абеля, Джон.

Слушатели 4-го класса подготовки командиров подводных лодок ВМС США. Февраль 1942 года. Крайний слева в нижнем ряду — капитан-лейтенант Маннерт Абель

Братья долгие годы мечтали разгадать загадку исчезновения подводной лодки своего отца, но попросту не знали, с чего начать: всё, что у них было, — это понимание того, что лодка пропала в северной части Тихого океана. Найти её на таких просторах было абсолютно невозможно.

Воодушевлённый Джон Абель профинансировал работу Ивасаки в архивах японского флота, где надо было собрать всю возможную информацию о бое. Вскоре удача улыбнулась поисковикам в тридцать два зуба — копаясь в архивах министерства обороны Японии, Ивасаки обнаружил журналКано-Мару», как оказалось, утерянный из-за канцелярской ошибки.

Запись в журнале сужала область поисков до 400 квадратных миль. Джон Абель нанял краболовное судноАквилла», оснащённое гидрографическим оборудованием. Первая же экспедиция в августе 2006 года обнаружила на дне моря продолговатый объект, напоминающий затонувшую подводную лодку.

Вторая экспедиция состоялась через год, в августе 2007-го. На бортАквиллы» был доставлен управляемый подводный аппарат, оснащённый пятью камерами высокой чёткости, способными снимать в условиях вод Берингова моря. Когда погодные условия наконец позволили выйти в море, первый же спуск аппарата принёс положительный результат — то, что казалось подводным холмом, было подводной лодкой. Когда аппарат двигался вокруг кормы субмарины, он сделал снимок, дублирующий фотографию лодки на стапеле.

Это она» — тихо сказал Джон Абель,Мы нашли её».

Корпус корабля лежал на глубине 980 метров, примерно в километре от потухшего подводного вулкана. Маркировка, элементы защиты винта и шпигаты соответствовали подводной лодкеГранион». В следующем году представители ВМС США официально подтвердили принадлежность найденной лодки, её остов получил статус военного захоронения.

К-129: загадка Холодной войны

СССР, 1968 год

Дизель-электрическая подлодка проекта 629А(Golf II по классификации НАТО) унесла на дно 98 жизней, баллистические ракеты и торпеды с ядерными боеголовками, находясь в 750 милях к северу от Гавайских островов. Точная причина гибели корабля неизвестна до сих пор: официальной причиной ВМФ СССР назвал затопление из-за дефекта шноркеля, но многие считают эту версию неубедительной. По другой версии подлодка погибла от самопроизвольного срабатывания двигателей ракет Р-21 в шахтах.

Американцы настолько заинтересовались произошедшим, что организовали секретный проект Azorian и в 1974 году сумели поднять носовую секцию субмарины с глубины более 5600 метров. Главную роль в этой операции сыграло уникальное судно для глубоководных работГломар Эксплорер», спроектированное и построенноей по инциативе эксцентричного миллиардера Говарда Хьюза; по официальной легенде — для геологоразведочных работ. Найденные в ней тела шести советских моряков были похоронены в море с воинскими почестями, а две ядерные торпеды направлены на изучение специалистам.

Загадочная гибель К-129 породила целый корпус конспирологических версий: от случайного столкновения с USS Swordfish в ходе выполнения манёвраСумасшедший Иван» — резкой и частой смены курса для обнаружения преследующей подлодки, идущей в мёртвой зоне эхолокаторов — и до попытки команды нанести ядерный удар по Пёрл-Харбору.

Когда динамит не помог…

В 2017 году в Издательстве Университета Аляски вышла книга Дэвида Рамсера “Растопить ледяной занавес. Невероятная история народной дипломатии на границе России и Аляски” (во время событий у мыса Барроу автор был советником губернатора самого северного штата США).

“Как пресс-секретарь губернатора Аляски, я обработал множество журналистских запросов об этих китах, – пишет Дэвид Рамсер. – Губернатор Купер отказался принимать участие в медийном цирке, считая, что наиболее экономичное решение кроется на острие гарпуна.

Пытаясь освободить китов, спасатели использовали успокаивающие песни, динамит, японский трактор-амбифию, сбрасывание бетонного блока весом 8000 фунтов с вертолета, чтоб разбить лед. Ничего не помогало. …Тогда на помощь и пришли бесстрашные советские ледоколы.

…В течение трех дней ревели дизели “Адмирала Макарова” мощностью 36 000 лошадиных сил, когда ледокол на глазах всего мира многократно таранил глыбу.

Как информагентство “Юнайтед Пресс Интернешнл” написало по горячим следам, “невероятная команда из эскимосов, ученых, экологов, нефтяников и советских моряков провожала двух калифорнийских серых китов, …в последний раз замеченных в кильватере русского ледокола на пути к свободе открытого моря”.

Америка проводила своих пилотов под гимн СССР

В прошлом году, ремонтируя лестницу по соседству, рабочие попытались временно сдвинуть “китов”, подняли их краном и – уронили. Скульптура раскололась. Полыхнул городской скандал. Сломанные части оперативно сшили сваркой на Дальзаводе. Правда, шов остался

Но разве это так важно для китов и держав..

Что-то давно мы вместе никого не спасали.

Прорыв через «игольное ушко»

Прин вышел в море восьмого октября 1939-го

Он осторожно пересёк Северное море, приведя лодку к Оркнейским островам в пятницу 13 октября. Там U-47 залегла на дне у Скапа-Флоу, ожидая темноты

С наступлением ночи Прин поднял лодку на поверхность и взял курс на Холм-Саунд. Ему с большим трудом удалось провести свой корабль внутрь гавани через вторичный пролив — Кирк‑Саунд.

Теперь дело оставалось за малым. Найти цели для торпед.

Однако немцев ждало разочарование. Субмарина свободно кружила по водной акватории, никем не замеченная. Но гавань была пуста!

U-47(источник фото)

Оказалось, что командование кригсмарине само лишило себя успеха. Седьмого октября в Северное море вышла немецкая эскадра, чтобы совершить набег на британское судоходство. Прин не знал, что несколькими днями ранее британская эскадра Форбса ушла на поиски неприятельских кораблей.

Подъем и реставрация

Долгое время корабль никто не мог найти. Подлодку обнаружили только в 1995 году в 300 метрах от останков «Хаусатоника». Она лежала на глубине 8,1 метра, покрытая толстым слоем ила, который, очевидно, и уберег железный корпус корабля от разрушения. В 2000 году подлодку подняли на поверхность. Членов ее экипажа торжественно похоронили в 2004 году после обследования останков, а также реконструкции лиц покойных. В настоящее время «Х.Л. Ханли» хранится в Южном Чарлстоне в Южной Каролине в воде для предотвращения коррозии и разрушения, а ученые готовят ее к сухой консервации.

При обнаружении корабля серьезных повреждений на его корпусе найдено не было, за исключением небольшого отверстия в рубке. Кроме того, на корабле в носовой части была небольшая пробоина. Когда именно подлодка получила эти повреждения, достоверно определить не удалось. Не исключено, что они были нанесены уже после гибели корабля. Останки членов экипажа находились на своих местах: капитан сидел в носовой части, а семеро матросов — у коленчатого вала гребного винта, который они должны были вращать для приведения «Х.Л. Ханли» в движение. Повреждений костей останки не имели — это опровергало изначальные предположения, что подлодка утонула, получив критические повреждения при подрыве «Хаусатоника».

После обнаружения и подъема «Х.Л. Ханли» разные исследователи предполагали, что корабль затонул из-за неправильной работы балластных цистерн или даже ошибки экипажа. Высказывалось предположение, что подлодка погрузилась на дно, а экипаж, не сумевший ее поднять, просто напросто задохнулся (первые исследования подлодки показали, что вода внутрь отсека не проникла). Позднее в ходе исследований выяснилось, что клапаны цистерн были закрыты и исправны, а помпы для откачки воды — в походном положении, то есть, очевидно, не использовались. Это опровергло версию неверной работы или повреждения балластных цистерн. В целом же до последнего времени причина гибели подлодки оставалась неизвестной.

Последний бой подводной лодки «Гранион»

В ночь на 1 августа 1942 года японский вооружённый транспортКано-Мару», двигаясь около острова Кыска, был атакован американской подводной лодкой. Торпеда попала в борт судна, не взорвавшись, однако в результате попадания было затоплено машинное отделение. Судно потеряло ход, погибли два члена экипажа. Через несколько минут американская субмарина выпустила ещё две торпеды, которые также попали в транспорт и не взорвались, — до середины 1943 года американский подводный флот испытывал серьёзные проблемы с торпедным вооружением.

Кано-Мару»

По-видимому, командир американской лодки, разочаровавшись в своих торпедах, принял решение добить вражеский транспорт из палубного орудия, потому что лодка всплыла на поверхность. На бортуКано-Мару» находилась пушка, и японские комендоры открыли ответный огонь, четвёртым снарядом поразив рубку лодки. Американская субмарина экстренно погрузилась, после этого с борта судна её не наблюдали. Прибывшие утром на помощь обездвиженному транспорту японские корабли обнаружили на поверхности воды масляные и мазутные пятна и обломки лодки.

Осмотр корпуса подводным аппаратом показал значительные разрушения рубки лодки, которые, по оценкам специалистов, не могли быть нанесены снарядом сКано-Мару». Есть версия, что лодка могла быть поражена собственной торпедой, описавшей циркуляцию и врезавшейся в лодку.

Вертикальные рули на лодке остались в положениина погружение». Видимо, по каким-то причинам(возможно, связанным с попаданием торпеды) экипаж утратил контроль за погружением лодки. Максимально допустимая глубина погружения для подлодок этого типа составляет 300 футов(91 метр). После того какГранион» провалилась на глубину более 300 метров, её прочный корпус разрушился под давлением воды.

Братья Абели в 2007 году

В 2009 году в Кливленде, прошла официальная церемония прощания с экипажем субмарины. На ней присутствовали более двухсот родственников погибших, включая двух девяностодвухлетних вдов моряковГраниона». Родной брат торпедиста подводной лодки Лоуренса Коклера после окончания церемонии сказал:Я не могу описать свои чувства после того, как я смог отдать ему свой долг памяти».

Довести до ума и забросить

Всё же в течение войны Адмиралтейству удалось довести систему ПЛО Скапа-Флоу до нормального состояния. Тому доказательство — гибель второй лодки, пытавшейся прорваться к англичанам.

Восемнадцатого октября 1918-го UВ-116 хотела пройти в гавань тем же путём, что и её предшественница. Но стальная акула была обнаружена с помощью подводных гидрофонов и подорвана дистанционно управляемой миной.

С окончанием Первой мировой Скапа-Флоу потеряла своё значение. Последним значимым событием в ней стало самозатопление сдавшегося кайзеровского флота летом 1919 года.

ЗатопленныйG-102» в Скапа-Флоу

До начала Второй мировой база уже не использовалась по назначению. Её оборона хирела, и все проведённые ранее работы свелись к нулю.

Британский флот вернулся в Скапа лишь в 1939-м, перед самым началом войны. Но когда комфлота адмирал Форбс провёл инспекцию базы, то понял, что она беззащитна. Дело дошло до того, что Форбс лично приобрёл баржу, чтобы затопить её в проливе Холм-Саунд, напоминающемдырку» для подлодок.

Такая расхлябанность не прошла для англичан даром. Вскоре за это пришлось дорого заплатить.

Бой в Чарлстонской бухте

В июле 1863 года вооруженные силы Конфедеративных Штатов Америки экспроприировали подлодку «Х.Л.Ханли», при этом обязав ее разработчиков довести проект до конца и провести полный спектр испытаний корабля. В августе 1863 года подлодку передали флоту конфедератов, однако официально на вооружение она принята не была. Во время тренировочного похода 12 августа 1863 года подводная лодка затонула; погибли пять членов экипажа. После этого корабль подняли, отремонтировали и вернули на флот. 15 октября того же года корабль затонул снова. На этот раз погиб весь экипаж из восьми человек, включая и самого ее изобретателя Хораса Ханли. Корабль и в этот раз подняли, отремонтировали и продолжили эксплуатировать.

Шлюп «Хаусатоник»

U.S. Navy

Согласно свидетельству одного из офицеров конфедератов, после атаки «Х.Л. Ханли» всплыла, подала сигнал — «синий огонь» — о возвращении на базу и снова погрузилась. Однако на базу подлодка так и не вернулась.

Герой со слабостями

После возвращения из столь удачного боевого похода С-13 была награждена орденом Красного Знамени. Такой же награды удостоился и ее командир, на груди которого к тому времени уже красовались орден Ленина и орден Красного Знамени, а также медали «За боевые заслуги» и «За оборону Ленинграда». Первоначально за две сверхрезультативные атаки Александра Маринеско представили к званию Героя Советского Союза, но представление «завернули». Причина была проста: в свой самый знаменитый боевой поход С-13 отправилась в статусе «штрафной» — единственная за всю историю ВМФ СССР. В новогоднюю ночь незадолго до выхода Александр Маринеско на два дня пропал с лодки, а ее экипаж так активно праздновал, что затеял драку с населением финского города Турку, где в тот момент базировались балтийские подлодки. Так что командование выпустило подводников в море с неофициальным наказом без победы не возвращаться. И это был далеко не первый случай в карьере Маринеско. В 1941 году он лишился статуса кандидата в члены партии за пьянство и организацию азартных игр в дивизионе подлодок, позднее не раз подвергался «проработке» за то же пристрастие к выпивке и красивым женщинам. В итоге именно за эти прегрешения 14 сентября 1945 года капитан третьего ранга Маринеско был разжалован в старшие лейтенанты и переведен командовать тральщиком, а через два месяца и вовсе уволен из ВМФ. Три года легендарный подводник ходил старпомом на торговых судах, а потом окончательно списался на берег. В 1949 году замдиректора ленинградского НИИ переливания крови Александр Маринеско был осужден на три года за хищение социалистической собственности: по своей инициативе он раздал нуждавшимся сотрудникам института торфяные брикеты, валявшиеся без учета на заднем дворе института. Лишь незадолго до смерти, в самом начале 1960-х бывшие сослуживцы сумели добиться реабилитации моряка: ему вернули звание капитана третьего ранга и пересмотрели дело о хищении госсобственности. Но звание Героя Советского Союза, которого он безусловно заслуживал, Александру Маринеско было присвоено лишь посмертно, в 1990 году. Тогда же его история стала и широко известной: собственно, и представление к высшей награде страны было сделано после нескольких громких публикаций в центральных газетах.

Командир подводной лодки С-13 капитан третьего ранга Александр Маринеско, лето 1945 года

«Синий огонь»

Следует отметить, что версия исследователей идет вразрез с записями очевидцев потопления «Хаусатоника» о наблюдении сигнального огня (в записях — «синий огонь», blue light), означавшего успешное выполнение задания и возвращение на базу. Этот сигнальный огонь наблюдал не только один из офицеров конфедератов, но и капитан «Хаусатоника», спасшийся с другими моряками на шлюпке. Сигнальные огни, использовавшиеся в то время, представляли собой металлические палочки с нанесенными на них пороховой смесью и металлической стружкой. Внешне они были очень похожи на современный большой бенгальский огонь. Рецепт использовавшейся смеси отличался в зависимости от места изготовления.

Во второй половине XIX века сигнальные огни, использовавшиеся на флоте, горели ярким белым пламенем, которое было видно на расстоянии шести-семи километров. В морской литературе того времени они упоминаются как «синий огонь». Это название синонимично названию «сигнальный огонь» и пришло из более раннего периода. Дело в том, что в конце XVIII и начале XIX века сигнальные огни, использовавшиеся на флоте, действительно горели ярким синим пламенем — предположительно, этого удавалось добиться подмешиванием к пиротехнической смеси сурьмы и различных соединений меди. Сигнальные огни имели специальную головку, воспламенявшуюся трением.

От «синих огней» на флоте отказались в начале XX века. Любопытно, что энтузиасты, включая и некоторых ученых, пытавшиеся разгадать тайну гибели «Х.Л. Ханли», неправильно трактовали запись о «синем огне». Они предположили, что на подлодке после удачного выполнения задания капитан зажег синий фонарь. Эта версия была опровергнута после обнаружения останков корабля — выяснилось, что фонарь на подлодке, использовавшийся для подачи сигнала на близком расстоянии, имел прозрачные стекла. В новом исследовании ученые из Университета Дьюка отмечают, что в момент потопления «Хаусатоника» на море шло сражение, а значит, записи свидетелей можно подставить под сомнение. Тем более, что в разных записях свидетели расходятся в описании уровня прилива и направления течения.

Является ли новая версия гибели «Х.Л. Ханли» правильной, наверняка сказать невозможно. За 131 год, что корабль провел на дне Чарлстонской бухты, мягкие ткани тел матросов разложились, а на костях контузия никаких следов не оставляет. Но факт остается фактом: подлодку конфедератов нашли без серьезных повреждений корпуса или механизмов, которые могли бы быть нанесены взрывом или попаданием снаряда, а моряки внутри нее находились на своих местах. Можно с уверенностью сказать, что в будущем появится еще много исследований, каждое из которых будет претендовать на окончательное и бесповоротное раскрытие тайны гибели «Х.Л. Ханли». Но будет ли хоть одно из них близко к истине, неизвестно.

Подводная лодка «Х.Л. Ханли», акварель С.К. Скеррета, 1902 год

U.S. Navy

Василий Сычёв

Трагедия «Вильгельма Густлоффа»

Выйдя в третий боевой поход 11 января 1945 года, подлодка С-13 только через девятнадцать дней преследования немецких сторожевиков и неудачных попыток атаковать конвои обнаружила военный транспорт в сопровождении миноносца. Чтобы обмануть цель и ее охранение, Александр Маринеско приказал всплыть и зажечь ходовые огни. Подлодка превратилась в «катер» и с минимального расстояния тремя торпедами поразила цель, которая через 40 минут затонула. Взбешенный противник четыре с лишним часа бомбардировал окрестности глубинными бомбами, но советской подлодке удалось уйти неповрежденной, маневрируя и укрываясь за обломками тонущего корабля. Как выяснилось позднее, лодка потопила лайнер «Вильгельм Густлофф», служивший морским символом Третьего рейха. При спуске судна на воду в 1937 году присутствовал сам Адольф Гитлер, лайнер был флагманом круизного флота нацистской Германии, а потом превратился в плавучую казарму и учебное судно учебной дивизии подводного плавания. По официальным данным, в результате атаки С-13 вместе с «Вильгельмом Густлоффом» погибли 5348 человек, что превратило его потопление в крупнейшую морскую катастрофу в истории. Большинство погибших составляли беженцы из Восточной Пруссии, и потому некоторые исследователи обвиняют Александра Маринеско в военном преступлении. Но с точки зрения международного морского права судно являлось законной целью, поскольку несло на борту артиллерию, шло в сопровождении боевых кораблей и имело камуфляжную окраску.

Лайнер «Вильгельм Густлофф» в окраске плавучего госпиталя, 1939 год

Спасение утопающих — дело рук самих утопающих

Вопрос спасения экипажей с затонувших субмарин прорабатывался едва ли не с момента их появления. Субмарина могла потерять плавучесть и лечь на дно со всем экипажем не только из-за боевых повреждений, но и из-за механических неисправностей — причём в мирное время и на виду у собственной базы.

К началу Второй мировой войны удалось довольно далеко продвинуться с решением этой проблемы.

Подводные лодки оснащали креплениями для понтонов, специальными сигнальными буями с телефонами, клапанами для внешней подачи и циркуляции воздуха в балластные цистерны и отсеки. К лодкам подводили специальные водолазные колокола. Для самостоятельного выхода экипажа из аварийной лодки предназначались индивидуальные спасательные аппараты — ребризеры(они работали по принципу удаления углекислого газа из выдыхаемого воздуха и насыщения его кислородом из баллона).

В британском флоте это былиСпасательные аппараты Дэвиса», аппараты типа ИДА в СССР итаушреттеры» в германском флоте. Теоретически все приборы, с соблюдением правил декомпрессии, позволяли носителю в течение получаса выйти на поверхность с глубины до 70 метров. С ними можно было покидать лодку через торпедные аппараты, шлюзовые камеры на борту или из затопленных отсеков. Для тренировок подводников по спасению строились специальные бассейны и учебно-тренировочные станции.

Ещё инциденты в мирные дни ярко продемонстрировали, что спасение лодок и их экипажей является делом крайне сложным и зависящим от многих факторов. 1 июня 1939 года британская подводная лодкаТетис» затонула во время испытательного погружения. На борту находились командир флотилии подводных лодок, 53 члена экипажа, 20 представителей приёмной комиссии, 26 работников верфи и три представителя предприятий-контрагентов. Несмотря на все усилия аварийно-спасательных служб и тот факт, что от поверхности выходные люки отделяли считаные метры воды, спастись удалось лишь четверым. Тела остальных достали уже после подъёма субмарины.

В военные годы стало ясно, что во вражеских водах никаких спасательных судов или помощи не будет — подводникам придётся спасаться самим.

Барроу. Барьер. Борьба

Октябрь 1988 года. Арктика. Мыс Барроу и поселок эскимосов с тем же названием. Самая северная точка Аляски.

Скованная льдом длинная и мелкая морская лагуна. Стремительно замерзающая полынья. В ней, то всплывая для вдоха, то ныряя на глубину, ждут верной гибели три беспомощных великана, серых калифорнийских кита. До открытого моря десять километров сплошного и ровного, как столешница, льда.

Не доплыть…

Двадцать дней подряд – с 7 по 26 октября – китов героически спасали эскимосы Барроу. Гоняли лед по полынье, без устали работали цепными бензопилами, выпиливая для китов проруби-майны к выходу из лагуны. Но на пути китов стоял барьер – нагромождение арктических торосов высотой до пяти метров. И десятиметровый лед до самого дна…

Наши ледокольщики подключились к спасательной операции, когда Америка поняла: самой с проблемой не справиться.

Сергей Федорович Решетов, в 1988 году – капитан ледокола “Адмирал Макаров” Дальневосточного морского пароходства:

– Наш ледокол и судно усиленного ледового класса, дизель-электроход “Владимир Арсеньев” должны были доставить на место зимовки в Арктику советскую дрейфующую полярную станцию СП-31. К 22 октября все закончили – выгрузку, обустройство городка. Подняли флаг СССР. И тут получаю РДО (радиограмму) из Владивостока: “По окончании работ следуйте в район мыса Барроу на оказание помощи по вызволению из ледового плена китов”.

Что за киты?! Американское арктическое побережье – заграница, район засекречен. Глубин не знаем, навигационных карт не имеем. Но приказы не обсуждают.

Как киты заставили СССР и Америку забыть о холодной войне

Формальности, связанные с прохождением границы, разрешались через посла СССР в США Ю.В. Дубинина. К нему с просьбой о помощи, сославшись на личную озабоченность президента Р. Рейгана, обратились региональный директор Всемирного общества охраны животных Д. Уолш и президент Всемирной федерации по охране китов Б. Миллер. И это никого не удивляет. Ледяные отношения двух держав оттаивают. Мы выводим войска из Афганистана. Их президент летит с визитом в Москву…

Оценить политическую обстановку в мире было проще, чем ледовую у мыса Барроу. Считается, что наши суда не совершили ничего героического. Подошли к белому барьеру, сделали обычную работу: раскололи лед, пробили канал, освободили животных.

Но понять масштаб риска можно только с капитанского мостика. Там рядом с капитаном Решетовым стоял гидролог “Адмирала Макарова” Николай Васильевич Шаталин. Он записал (для себя и сыновей) детали той операции.

Сегодня ее первыми оценят читатели “Родины”.

Исключена из списков флота, предположительно погибла

За время Второй мировой войны американский подводный флот потерял десятки подводных лодок. Причина и место гибели нескольких субмарин до сих пор неизвестны. Одной из такихбесследно исчезнувших» подводных лодок былаГранион», пропавшая в своём первом и последнем боевом походе. Подводная лодкаГранион» типаГато» была спущена на воду 22 декабря 1941 года. После окончания боевой подготовки субмарина вошла в состав Тихоокеанского флота США и 30 июня 1942 года была направлена на патрулирование в район Алеутских островов, захваченных японцами.

Пятнадцатого июля 1942-го лодка вышла на связь, сообщив о том, что атаковала и потопила три японских эсминца. В действительности лодкой были потоплены два японских сторожевых корабля Ch-25 и Ch-27(470 тонн водоизмещения, одно 76-мм орудие, четыре пулемёта, 36 глубинных бомб) со всеми экипажами. Тридцатого июля лодка сообщила об отсутствии достойных целей в районе патрулирования и об интенсивных противолодочных действиях противника. Лодка получила приказ возвращаться на базу, после чего пропала и больше не выходила на связь.

Поисковые операции не принесли никаких результатов, и пятого октября 1942 года лодка была признана пропавшей без вести, предположительно — погибшей со всем экипажем. Изучение японских документов сил противолодочной обороны после окончания войны не дало ответа на вопрос, никаких атак на подводные лодки противника в районе пропажиГранион» не проводилось. В течении 65 лет судьба подводной лодки оставалась загадкой.

В первом же походе

Советская подводная лодка С-11 погибла, возвращаясь из первого боевого похода. Она подорвалась 2 августа 1941 года на немецкой мине в проливе Соэла-Вяйн, идя в надводном положении. После взрыва корпус субмарины лёг на глубине 11 метров с креном на левый борт. Выжившие остались в кормовых шестом и седьмом отсеках, однако выровнять давление между ними для перехода не удалось. Кроме того, взрыв деформировал переборочную дверь, и те, кто находился в шестом отсеке, утонули.

Подготовка к выходу проходила чрезвычайно медленно. У оставшихся в живых началось помутнение рассудка из-за повышающегося давления. Содержание отравляющих газов в отсеке увеличивалось с каждой секундой. Через пять часов после подрыва людям удалось выстрелить торпеду из аппарата(закачав в стрельбовой баллон воздух из других торпед) и начать выход.

Отсек покинули только трое подводников; четвёртый, находясь в невменяемом состоянии, отказался выходить и умер в отсеке. После выхода на поверхность один из спасшихся сумел, потратив почти семь часов, доплыть до берега и вызвать помощь для двоих, оставшихся на поверхности над лодкой.

Члены экипажаС-11», спасшиеся с затонувшей подводной лодки: краснофлотец В.В. Зиновьев, старший краснофлотец Н.А. Никишин, краснофлотец А.В.Мазнин

Все трое пережили войну, продолжая служить на различных военных кораблях Балтийского флота и Ладожской флотилии.

«Издержки» ленд-лиза

С 1941 года Тихий океан стал театром боевых действий: американские и японские подводные лодки активно «охотились» за кораблями противника. Неудивительно, что под удар порой попадали и корабли других держав.

Согласно признанию американского вице-адмирала Чарльза Локвуда, одна только субмарина Sailfish с разницей в сутки отправила на дно советские транспорты «Ильмень» и «Кола».

Sailfish атаковала «Ильмень» на рассвете, а предполагаемое русское судно «Кола» – при ярком свете луны, поэтому в обоих случаях она шла под перископом и не могла различить тусклых отличительных огней», – оправдывался Локвуд.

Инцидент с «Колой» произошёл 17 февраля 1943 года, через несколько часов после того, как от парохода отошел японский военный корабль, производивший досмотр.

После взрыва торпеды советский пароход пошёл на дно очень быстро – всего за 2-3 минуты. Из 73 матросов большинство погибли сразу, на шлюпках спасся лишь 21 человек. Краснофлотцы дрейфовали в море 18 суток, пока их не подобрал японский тральщик. К тому времени в живых оставалось лишь 4 человека – моряки Мотин, Сморичевский, Платонов и Кириленко. До 1970-х годов официально считалось, что «Колу» торпедировали японцы.

Известно также о том, что американцы утопили транспорты «Белоруссия» и «Обь», рыболовецкий сейнер № 20. Всего до конца войны с Германией они отправили на дно как минимум 6 советских судов. На самом деле их могло быть значительно больше, так как точно не установлено, чьи подлодки утопили транспорты «Ашхабад», «Киев», и «Колхозник». Кроме того, не выяснена судьба ещё 10 погибших в Тихом океане советских кораблей.

Поделитесь в социальных сетях:vKontakteFacebookTwitter
Напишите комментарий