Поиск

Последние противоминные корабли морской зоны советского союза

Техника и вооружение 2000 08 (fb2)

подрыв мины. Мина приводилась в боевое положение через 3,5-4,0 с после отделения от самолета и допускала установку на углубления от 2 до 7 м через один метр. В случае оборудования мины гидростатом «взрыв-потопление» минимальная глубина устанавливалась не менее 3 м.

В случае падения на нетвердое препятствие, мелководье или при всплытии на поверхность моря на 30-90 с, следовал подрыв мины. Безопасность обращения с миной обеспечивалась тремя предохранительными приборами: инерционным, временным и гидростатическим. Парашютная система состояла из двух парашютов: стабилизирующего и основного.

Принцип действия мины состоял в следующем. Через 3,5-4 с после отделения от самолета мина приводилась в состояние боевой готовности. Прибор срочности разарретировался, и часовой механизм приступал к отработке установленного времени.

Инерционные предохранители подготавливались к срабатыванию от удара мины о воду в момент приводнения. Одновременно вытягивался стабилизирующий парашют, на котором мина снижалась до 1000 м над уровнем моря.

На этой высоте срабатывал КАП-3, отделялся стабилизирующий парашют и вводился в действие основной, обеспечивающий снижение со скоростью 70-80 м/с. Если высота постановки оказывалась менее 1000 м, то основной парашют вводился в действие через 5 с после отделения от самолета.

Мина, за счет срезанной под углом 30° носовой части, независимо от высоты сбрасывания уходила под воду на глубину до 15 м. С погружением на глубину 2,5-4 м срабатывал гидростатический включатель и подключал запальное устройство к электросхеме мины. Удержание мины на заданном углублении обеспечивалось прибором плавания, работающим на сжатом воздухе и электроэнергии.

Для силового воздействия использовался сжатый воздух, а для управления механизмами, обеспечивающими плавание, – электроэнергия блока батарей. Запасы сжатого воздуха и источников электроэнергии обеспечивали возможность плавания мины на заданном углублении не менее 10 суток.

По истечении срока плавания, установленного прибором срочности, мина самоуничтожалась (в зависимости от установки затапливалась или подрывалась).

Мина снабжалась несколько отличающимися парашютными системами. До 1957 года применялись парашюты, усиленные капроновыми прокладками. Впоследствии прокладки исключили, и время снижения мины несколько уменьшилось.

Специальная авиационная мина ИГДМ (индукционная гидродинамическая мина) выполнена в габаритах бомбы ФАБ-1500. Она может применяться с самолетов, производящих полет на скоростях до 750 км/ч.

Комбинированный индукционно-гидродинамический взрыватель после прихода мины в боевое положение переводился в постоянную готовность к приему импульса магнитного поля корабля.

Гидродинамический канал подключался только после поступления сигнала определенной продолжительности от индукционного канала. Считалось, что подобная схема придает мине высокую противотральную стойкость.

Мина Серпей, подготовленная к подвеске под самолет..Ту-14Т

Мина «Лира»

Разрез авиационной якорной неконтактной мины «Лира»

Под воздействием ЭДС, наводимой в индукционной катушке мины при прохождении над ней корабля, возникает ток, и электрическая схема готовится к приему импульса гидродинамического поля корабля.

Если его импульс в течение расчетного времени не подействовал, то по окончании цикла работы схема мины приходит в исходное боевое положение.

Если мина получала импульс гидродинамического поля меньше расчетной продолжительности, то схема приходила в исходное положение; если воздействие было достаточно продолжительным, то отрабатывался холостой цикл или производился подрыв мин (в зависимости от установок). Мина снабжалась также прибором срочности.

На этой высоте анероид КАП-3 освобождает часовой механизм, через 1-1,5 с парашют с кожухом отделяются от мины и одновременно выталкивается камера с тормозным и основными парашютами.

Тормозной парашют раскрывается, вертикальная скорость снижения мины уменьшается, вступает в работу часовой механизм, из чехлов извлекаются и раскрываются основные парашюты. Скорость снижения уменьшается до 30-35 м/с.

При постановке мины с минимально допустимой высоты парашютный кожух от мины отделяется на меньшей высоте, а вся система срабатывает так же, как и при постановке с больших высот. Парашютные системы мин ИГДМ и АМД-2М аналогичны по

Создание морской мины

Морская мина является боеприпасом, устанавливаемом в воде скрытно. Она предназначается за повреждения водного транспорта противника или затруднения его движения. Подобные военные изделия активно применяются в наступательных и оборонительных операциях. После установки они длительный период остаются в боевой готовности, взрыв же происходит внезапно, а обезвредить их довольно сложно. Морская мина представляет собой заряд взрывоопасных материалов, укомплектованных в водонепроницаемый корпус. Внутри конструкции также имеются особые приборы, позволяющие безопасно обращаться с боеприпасом и взрывающие его при необходимости.

Торпеды и Мины

Самые грозные отечественные морские мины

Отечественные разработки морского минного оружия вошли в историю мировых войн. В арсенал наших войск входили мины, аналогов которым прежде в мире не было. Мы собрали факты о самых грозных образцах разного времени.

«Сахарная» угроза

Одной из самых грозных мин предвоенного времени, созданных в нашей стране, считается M-26, имеющая заряд в 250 килограммов. Якорную мину с ударно-механическим взрывателем разработали в 1920 году. Ее прототип образца 1912 года имел массу взрывчатого вещества в два с половиной раза меньшую. Из-за увеличения заряда была изменена форма корпуса мины — с шаровой на сфероцилиндрическую.

Большим плюсом новой разработки было то, что на тележечном якоре мина располагалась горизонтально: это облегчило ее постановку. Правда, небольшая длина минрепа (троса для крепления мины к якорю и удержания ее на определенном расстоянии от поверхности воды) ограничила применение этого оружия в Черном и Японском морях.

Еще одной прорывной предвоенной разработкой отечественных оружейников стала большая корабельная гальваноударная мина КБ, которую использовали, в том числе, и как противолодочное оружие. Впервые в мире на ней применили предохранительные чугунные колпаки, которые автоматически сбрасывались в воде.

Они закрывали гальваноударные элементы (минные рожки). Любопытно, что колпаки были зафиксированы на корпусе при помощи чеки и стальной стропки с сахарным предохранителем. Перед установкой мины чеку удаляли, а после, уже на месте, распускалась и стропка — благодаря таянию сахара.

Оружие становилось боевым.

В 1941 году мины КБ оснастили клапаном потопления, который позволял устройству, в случае отрыва от якоря, самозатопляться.

В начале войны это была самая совершенная для своего времени контактная корабельная мина. Флотские арсеналы имели почти восемь тысяч таких образцов.

В общей сложности во время войны на морских коммуникациях было выставлено более 700 тысяч различных мин. Они уничтожили 20 процентов от всех кораблей и судов воюющих стран.

Революционный прорыв

В послевоенные годы отечественные разработчики продолжили борьбу за первенство. В 1957 году они создали первую в мире самодвижущуюся подводную ракету — реактивно-всплывающую мину КРМ, которая стала базой для создания принципиально нового класса оружия — РМ-1, РМ-2 и ПРМ.

Вес взрывчатого вещества составлял 300 килограммов. Устройство можно было устанавливать на глубину до ста метров; оно не вытраливалось акустическими контактными, в том числе, придонными тралами.

Запуск производился с надводных кораблей — эсминцев и крейсеров.

В 1957 году началась разработка новой реактивно-всплывающей мины для постановки ее как с кораблей, так и с самолетов, а потому руководство страны решило не производить большое количество мин КРМ.

Ее создателей представили к Государственной премии СССР.

Это устройство произвело настоящую революцию: конструкция мины КРМ кардинально повлияла на дальнейшее развитие отечественного морского минного оружия и разработку образцов баллистических и крылатых ракет с подводным стартом и траекторией.

Без аналогов

Еще одним прорывом стала противолодочная мина-торпеда ПМТ-1. Она имела двухканальную систему обнаружения и классификации цели, стартовала в горизонтальном положении из герметичного контейнера боевой части (противолодочной электрической торпеды), использовалась на глубине до 600 метров.

Разработка и испытания нового оружия шли в течение девяти лет: на вооружение ВМФ новую мину-торпеду приняли в 1972 году. Коллективу разработчиков была присуждена Государственная премия СССР.

Создатели стали в буквальном смысле первопроходцами: впервые в отечественном миностроении они применили модульный принцип исполнения, использовали электрическую связь узлов и элементов аппаратуры. Это решило проблему защиты взрывоопасных цепей от токов высокой частоты.

Она лишь немного уступала в некоторых тактико-технических характеристиках подобному американскому устройству «Captor», превосходя его в глубинах постановки.

Таким образом, по мнению отечественных специалистов, как минимум до середины 70-х годов на вооружении военно-морских сил ведущих мировых держав подобных мин не было.

Универсальная донная мина УДМ-2, принятая на вооружение в 1978 году, была предназначена для поражения кораблей и подводных лодок всех классов.

Если мина попадала на мелководье или сушу, она самоликвидировалась. Вес заряда УДМ-2 составлял 1350 килограммов.

Ракета 9М33 ЗРК «Оса-М»

Ещё один экспонат с интересной историей – зенитная ракета, подписанная “РЗ-13”. Рассказ о ней начнём с необычного упражнения: представим, что на дворе – 1960-ый год. На основе эксплуатации первых ЗРК и осмысления опыта локальных военных конфликтов, в СССР начинается разработка автономного самоходного армейского комплекса «Оса». К его созданию подталкивало три момента. Во-первых, появившиеся ЗРК загоняли авиацию на предельно малые высоты. Во-вторых, эти комплексы не были мобильными, т.е. не могли перемещаться вместе с войсками. Конструкторам и промышленности предстояло решить вопросы, характерные для армейской ПВО, но сильно отличавшиеся от задач прикрытия объектов. В-третьих, ВВС получили сверхзвуковые машины, например, Су-7, бороться с которыми армии было нечем.

Примерьте на себя ситуацию: в 1957 году в войсковую ПВО пошёл первый ЗРК СА-75 «Двина» с ЗУР В-750. Его огневой дивизион – это десятки единиц техники (кабины управления, антенные посты РЛС, пусковые установки и т.д.). Одна только аппаратура станции наведения ракет перевозится на пяти автомобилях ЗИЛ-157. А ведь всё это хозяйство надо состыковать кабелями, запитать от возимых дизельных электростанций, настроить и связать с остальными элементами комплекса. Нормативное время на перевод СА-75 из походного положения в боевое составляло 6 часов. Только значительно позже, по мере освоения ЗРК норматив на развёртывание сократили до 4, а затем и до 2 часов.

И вот три года спустя, в 1960 году, вам дают интересную инженерную задачу. Все боевые средства нового комплекса «Оса-М» нужно совместить на одной боевой машине. Соберите вместе РЛС разведки и наведения, пусковую установку, четыре ракеты, средства связи и топопривязки. Да, и чтоб не было слишком легко – источники электропитания нельзя выносить на прицеп, а РЛС СОЦ должна продолжать работать в движении. Массо-габаритные требования – жесточайшие, иначе шасси просто не увезёт всё это хозяйство. Кстати, шасси пока не существует. А ещё заказчики хотят, чтобы получившаяся у вас боевая машина было плавающей, умещалась в самолёт военно-транспортной авиации и не отставала на марше от прикрываемой танковой дивизии. Про всякие мелочи, типа размеров зоны поражения воздушных целей и говорить не стоит. Время развёртывания – менее 5 минут, а время реакции комплекса – не более 30 секунд. Срок исполнения – три года. И раз уж вы всё равно будете решать эту задачку, то заодно сделайте и морской вариант. Всё тоже самое, отличие только в одной букве: «Оса-М». Но чтоб он работал, заливаемый солёной водой, на качающейся палубе движущегося корабля. Нет, на морской модификации, в отличии от армейской, вариант пуска ракет с коротких остановок корабля не возможен.

Противолодочная торпеда СЭТ-53

За время перехода от предыдущего экспоната к этой торпеде, мои познания в торпедной технике особо-то не расширились. Начну с цитирования статьи с MilitaryRussia.Ru: “Противолодочная самонаводящаяся электрическая торпеда. Создание первой отечественной самонаводящейся в двух плоскостях противолодочной торпеды велось на базе торпеды САЭТ-50 в НИМТИ (Минно-Торпедный Институт) ВМФ с 1950 г. Испытания опытного образца торпеды проходили на Ладожском озере в 1954 г. по оригинальной методике подледных испытаний, предложенной НИМТИ. Руководитель испытаний и главный конструктор – В.М.Шахнович. С 1955 г. работы по созданию торпеды переданы СКБ завода “Двигатель” и НИИ-400 (позже переименовано в ЦНИИ “Гидроприбор”), главным конструктором назначен первоначально В.А.Голубков, а затем – В.А.Поликарпов. В 1956 г. на заводе “Двигатель” по чертежам приготовленным в НИИ-400 изготовлены первые 8 экспериментальных торпед. Испытания опытной партии велись в том же году на Ладожском озере и на Черном море. В 1957 г. торпеда предъявлена на Государственные испытания в ходе которых произведено 54 выстрела торпед (проводились на Ладоге). Торпеда принята на вооружение в 1958 г. Модернизированный вариант СЭТ-53М разработан под руководством Г.А.Каплунова и принят на вооружение в 1964 г.”

Поделитесь в социальных сетях:vKontakteFacebookTwitter
Напишите комментарий