Поиск

КВ-2 – хороший танк, не оказавший никакого влияния на ход второй мировой войны

Производство танка КВ-2.

Согласно первому плановому заданию завод Кирова в текущем сороковом году был обязан представить только пятьдесят тяжелых танков, в процессе изготовления осуществить его доводку, а затем, начиная со следующего года приступить к крупносерийному производству. Но уже в начале лета сорокового года, после выпуска десяти опытных машин с номерами У-1 по 10, 4 из которых с вооружением из 152-мм гаубицы, плановое задание было увеличено до двухсот тридцати машин. 

Выполнения программы выпуска 230 танков потребовало реорганизации работы всего предприятия. Для производства танков КВ были задействованы не только цеха, ранее участвовавшие в производстве танков, но большинство других.

Параллельно с реорганизацией производства проходил процесс технического и технологического усовершенствования конструкции КВ. Для чего на протяжении первых летних месяцев машины У-1 и У-7 прошли испытания, вследствие чего в конструкцию пришлось внести множество исправлений.

Невзирая на затраченные усилия, качество собранных машин было не на высоте. И как следствие военные представители прервали приемку до устранения недостатков. Наиболее существенными были:

  • конструкция фильтра воздуха танка КВ-2, каковой, по сути, воздух не очищал, в результате часто ломался мотор;
  • низкая износостойкость шестерен КПП;
  • перегрев бортовых фрикционов.

В июне сорокового удалось сдать десять танков КВ-2 и пять КВ-1.

Для улучшения качества танков, руководством завода по согласования с представителем заказчика в конструкцию должны были внесены изменений –  новой конструкции воздушный фильтр сухого типа, замок на КПП и прочее. Нововведения были испытаны в августе на танке У-7. Зарекомендовавшие себя с лучшей стороны изменения были внесены в конструкцию серийных машин.

Всего, в течение августа сорокового года сданы десять танков КВ-2 и еще десять КВ-1. В следующем месяце завод отчитался в изготовлении пятидесяти двух КВ, из коих двадцать четыре танка КВ-2.

К этому времени выяснилось, что спешно разработанная, “большая башня” требует значительного улучшения. К ее недостаткам относили:

  • излишний вес;
  • большие усилия, затрачиваемые на вращение башни, вследствие конструктивного несовершенства поворотного механизма;
  • частые срывы стопора танковой башни КВ-2.

В соответствии с заданием, полученным от ГАБТУ КА СКБ-2 в августе сорокового года начало проектные работы по “большой пониженной башне”. Уже к сентябрю башня новой конструкции была получена с Ижорского завода и установлена на шасси.

В этом же месяце, танк КВ-2 с этой башней прошел испытания на полигоне вблизи Ленинграда. Итоги посчитали удовлетворительными, и Ижорский завод получил заказ на башню новой конструкции. В сопоставлении с прежней конструкцией, новая башня обладала меньшим весом и габаритами и лучшей технологичностью.

Первоначально изготовление танков КВ-2 предполагали организовать в октябре сорокового года, но эти сроки были сорваны по более длительного чем рассчитывали цикла испытаний. В своей докладной записке военпред объяснял запаздывание с выпуском КВ-2 следующим образом.

Серийное производство КВ-2, начато только в мае сорок первого года. Тогда Кировский завод отчитался в изготовлении шестидесяти КВ-2, еще сорок было предъявлены заказчику в следующем месяце. На этом производство танков КВ-2 было остановлено.

Следовательно, за все время выпуска танка КВ-2 их было изготовлено 204 штуки, включая 24 машины с ранним вариантом башни.

Производство танков КВ-2
 январьфевральмартапрельмайиюньиюльавгустсентябрьоктябрьноябрьдекабрь
1940.321010
1941г.6040

Михаэль Виттман

Михаэля Виттмана, в отличие от Курта Книпселя, было удобно делать героем Рейха, даже несмотря на то, что не все в его “геройской” биографии было чисто. Так, он утверждал, что во время зимних боев на Украине в 1943-1944 годах уничтожил 70 советских танков. За это 14 января 1944 года он получил внеочередное звание и был награжден Рыцарским крестом и дубовыми листьями к нему, однако по истечении некоторого времени выяснилось, что на этом участке фронта РККА вовсе не располагало танками, а Виттман уничтожил две “тридцатьчетверки”, захваченных немцами и состоявших на службе Вермахта. Экипаж Виттмана в темноте не разглядел опознавательных знаков на башнях танков, и принял их за советские. Тем не менее, немецким командованием было решено не афишировать эту историю.
Виттман принимал участие в боях на Курской дуге, где, по его словам, уничтожил 28 советских самоходных орудий и около 30 танков.

Фото КВ-2

Советский танк КВ-2 с башней МТ-1, застрявший в речке Зиедаплис (Zieduplis). Танк захвачен немецкими войсками 24.06.1941 года. На башне и маске орудия большое количество следов от попаданий снарядов малого калибра. Танк из состава 2-й танковой дивизии 3-го механизированного корпуса 11-й армии Северо-Западного фронта. Возможно, этот танк был потерян в районе городка Шета в 17 км востоку от города Кедайняй в Литве. Машина выпуска июля—августа 1940 года.

Танк КВ-2 из состава 6-го танкового полка 3-й танковой дивизии 1-го механизированного корпуса, подбитый в бою за город Остров 5 июля 1941 года. Серийный номер машины Б-4754. В сохранившихся актах на списание о танке КВ-2 №4754 говорилось следующее: «Танк был подбит – перебита гусеница, которая свалилась. Снарядом пробита боковая бронь трансмиссии и повреждены тяги управления и бортовые фрикционы, движение танка было невозможно. Так как подбитые и горевшие танки забили проездную часть моста, отход был невозможен ввиду подбитого управления танка и свалившийся гусеницы, и танку не было возможности развернуться. Командир батальона дал приказание выйти из танка, а сам остался в машине для выведения танка из строя. Дальнейшая судьба капитана Русанова до сих пор не известна, остальной экипаж вернулся в часть. Поле боя немедленно было занято противником и эвакуация оставшейся машины с поля боя стала невозможна.» По данным ОБД «Мемориал», капитан Иван Иванович Русанов из 6-го танкового полка погиб 5 июля 1941 года. На других фотографиях этого танка видно обгоревшее тело погибшего советского танкиста — с большой долей вероятности это и есть И.И. Русанов.

Советский танк КВ-2, завязший в грязи около Витебского аэродрома. На заднем плане фото виден остов советского самолета, разбитая аэродромная техника и немецкий бомбардировщик Do.17Z. Предположительно на фотографии тяжелый танк КВ-2 (заводской номер Б-4712) из состава 1-го танкового батальона 28-го танкового полка 14-й танковой дивизии 7-го механизированного корпуса Западного фронта. В начале июля 1941 г., после ремонта двигателя под Смоленском, танк принял участие в обороне города Витебск: огнем препятствовал переправе немцев через железнодорожный мост, подбив 8 танков противника и израсходовав 2 боекомплекта. После этого боя танк был направлен для пополнения заправки, но по дороге был снова брошен в бой, без снарядов. Экипажу удалось повредить два танка и одно орудие противника, но серьезные повреждения получил и сам КВ – пробиты радиаторы, повреждена смотровая щель механика-водителя, в результате попадания снаряда пробита броня башни, погибли 2 члена экипажа – лейтенант Климычев и младший сержант Климов. При выходе из атаки танк увяз в грязи, из за отсутствия средств эвакуации и сильного огня противника танк эвакуировать не смогли, при выходе из машины пропали без вести два заряжающих.

Советский тяжелый танк КВ-2, провалившийся с мостиком в селе Пелча в районе Дубно. Машина выпуска ноября—декабря 1940 года из 12-й танковой дивизии 8-го механизированного корпуса Юго-Западного фронта. На башне след попадания фугасного снаряда. Возможно, позднее танк был взорван, так как имеется ряд снимков без крыши башни и со стволом в положении отката.

Немецкий солдат рядом с советским тяжелым танком КВ-2, опрокинувшимся с железнодорожной платформы на станции Лида. Танк выпуска мая-июня 1941 года, предназначался для 29-й танковой дивизии 11-го механизированного корпуса Западного фронта и был отправлен 17 июня 1941 года из Ленинграда в Гродно в числе других двадцати КВ-2. Однако в связи с началом войны до места назначения эшелон с танками не дошел. При разгрузке на станции Лида танк опрокинули с платформы на пути. В дальнейшем, он был убран с путей и оттащен к другим захваченным КВ-2, где и стоял довольно длительное время.

3 203

Опытные машины на базе танка КВ-2.

Единственный вариант опытной машины на основе танка КВ-2, это попытка поставить в башню 107-мм ТП ЗИС-6. Данное орудие предназначалось для танка КВ-3 и проектировал его горьковский завод №92. Серийный выпуск КВ-3 должен был освоен уже в середине лета сорок первого. Один из КВ-2 без вооружения, был доставлен в Горький в декабре сорокового года. В июне следующего года ЗИС-3 была установлена в башню и направлена на испытания стрельбой. Вследствие того что танк КВ-3 в производство не поступил, проект установки ЗИС-6 был закрыт.

Другой интересный проект, правда, так и не воплощенный, это экранирование КВ-2 листами дополнительной брони толщиной в двадцать пять – тридцать миллиметров. Работы по нему были начаты согласно постановлению СНК от 15.03.1941 г.

Согласно постановлению, Ижорский и Кировский заводы к 15 мая текущего года должны были представить чертежи и отработать технологию. С тем, чтобы с июня не только полностью перейти на выпуск экранированных танков КВ, но и экранировать выпущенные ранее.

Проект был поставлен под сомнение на этапе рассмотрения комиссией из конструкторов обоих заводов и представителей заказчика. Причиной этого решения стала как перегрузка самого танка КВ-2, так целесообразность столь мощного бронирования, когда это приведет к потере технической надежности машины.

Для окончательного решения руководство Кировского завода отправило свои соображения по поводу проекта экранирования КВ-2 непосредственно замкомнаркома Кулику, который поддержал заводчан. Впрочем, окончательное решение, вплоть до остановки производства КВ-2 так и не было принято, и танк выпускался без экранов.  

ТТХ танка КВ-2 .

Тактико-технические  характеристики  танка КВ-2
  КВ-2 с башней раннего  типаКВ-2 с “пониженной башней”
Боевая масса, т5352
Экипаж, чел.66
Габаритные размеры, мм.
Длина66756675
Высота33203320
Клиренс430420
Толщина брони
Лоб корпуса7575
Борт корпуса7575
Корма корпуса7575
Крыша корпуса3030
Днище корпуса40-3040-30
Бортовые листы  башни7575
Крыша башни3030
Вооружение
 152-мм гаубица М-10Т152-мм гаубица М-10Т
 2х7,62 мм пулемета ДТ2х7,62 мм пулемета ДТ
Боекоплект
к орудию, шт.3636
к пулеметам, шт.29612961
УВН орудия-5 / +12-7 / +12
УГН башенного пулемета 30
УВН башенного пулемета -15 / +15
Маскимальная скорость по шоссе, км/ч.3435
Средняя скорость по шоссе, км/ч.14,215
Преодолеваемые препятствия
Подъем, град.3636
Крен, град.3030
Ров, м.22
Стенка, м. 0,90,9
Удельное давление на грунт, кг/см20,8180,8
Запас хода по горючему, км.250250
Емкость топливных баков 645615 
 Двигатель тип Дизель, В-2К Дизель, В-2К
 Максимальная мощность, л.с.600 (при 2000 об/мин)  600 (при 2000 об/мин) 
 Эксплуатационная мощнотсь, л.с. 500 (при 1800 об/мин) 500 (при 1800 об/мин)
 КПП Механическая, трехходовая, с поперечным расположениме валов Механическая, трехходовая, с поперечным расположениме валов
 Кол-во скоростей5 вперед, 1 назад  5 вперед, 1 назад
 Гусеница  
Ширина гусеницы, мм. 700700 
 Кол-во траков в одной гусенице, шт.87-9087-90 
Радиостанция  71-ТК-3  71-ТК-3

Дмитрий Лавриненко

Дмитрий Лавриненко был самым результативным советским танковым асом Второй мировой войны. Всего за 2,5 месяца, с октября по декабрь 1941 года он уничтожил или вывел из строя 52 два немецких танка. Успешность Лавриненко можно объяснить его решительностью и боевой смекалкой. Воюя в меньшинстве против превосходящих сил противника, Лавриненко удавалось выходить из почти безвыходных ситуаций. Всего ему довелось участвовать в 28 танковых боях, трижды он горел в танке.

19 октября 1941 года танк Лавриненко отстоял от немецкого вторжения Серпухов. Его Т-34 в одиночку уничтожил моторизованную колонну противника, которая наступала но шоссе из Малоярославца на Серпухов. В том бою Лавриненко, кроме боевых трофеев, удалось раздобыть и важные документы.

5 декабря 1941 года советский танковый ас был представлен к званию Героя Советского Союза. Уже тогда на его счету числилось 47 уничтоженных танков. Но танкиста наградили только орденом Ленина. Однако к тому времени, когда должно было состояться награждение, его уже не было в живых.

История создания тяжелого танка КВ-1С

КВ-1С — это глубокая модернизация танка КВ-1 с множеством изменений и доработок. Буква «С» — означает Скоростной. Уже в 1942 году танк КВ не оправдывал ожидания командиров и экипажей. К тому же, у немцев появились новые снаряды для 50-мм пушки, способные пробить лобовую броню КВ-1. Все попытки как-то модернизировать КВ-1 сводились к банальному наращиванию брони танка, за счет установки дополнительных броне пластин. Такая «быстрая модернизация» уменьшало, итак невысокие показатели динамики танка, его проходимости и скорости.

Немецкие солдаты рядом с подбитым КВ-1. Заметны Дополнительные броне листы (экраны) на башне.

К тому же вооружение танка практически не отличалось от орудия Т 34 и там и там стояло орудие 76 мм.

Главный Конструктор Ж.Я.Котин получил очень много замечаний от командования, и он вынужден был поехать на фронт для получения информации от первых уст, дабы улучшить танк каким-либо образом.

В результате поездок выявилось множество недостатков в танке. Такие как: большой вес (не редко ломал мосты), недостаточная проходимость, частые поломки, недостаточно сильное вооружение для тяжелого танка — это основные проблемы КВ-1, а так же было множество других нареканий со стороны экипажей танка.

Собрав достаточно информации, были начаты работы по модернизации танка КВ-1.

Схема танка КВ-1ССхема бронирования КВ-1С

Для начала нужно было облегчить танк за счет уменьшением высоты корпуса, смены коробки передач, замены гусениц на более узкие, уменьшение башни, снижение толщины брони корпуса и башни.

Все это дало снижение боевой массы до 42,5 тонн. Однако проблему с вооружением так и не решили, т.к. конструкторы к тому времени так и не смогли разработать новое танковое орудие большего калибра. Ну а позже, в результате небольших испытаний в ноябре танки КВ-1С поступили на вооружение армии.

Всего было выпущено 1106 танков КВ-1С. Выпуск прекратился в сентябре 1943 года в связи с появлением на вооружение армии Третьего Рейха танков «Тигр», ПТ-Сау «Фердинанд» и САУ «Насхорн» (PzKpfw IV) вооруженные мощными 88-мм пушками, которые сразу поставили в не удел КВ-1С, ведь одной маневренности для борьбы с такими мощными танками явно было недостаточно.

Танг «Тигр» рядом с подбитым КВ-1С.

Но, не смотря на это, танки КВ-1С состояли на вооружении советских войсках до 1945 года. К слову, их тогда уже практически не осталось. На данный момент остался лишь один оригинальный образец танка КВ-1С. Он находится в поселке Парфино, Новгородская область.

Опыт «Великой войны»

После окончания Первой мировой войны в среде военных теоретиков и полководцев зрела мысль о том, что кавалерия, почти не проявившая себя в тяжелых позиционных боях минувшей войны, отходит в прошлое. Безусловно, можно найти удачные примеры кавалерийских атак Первой мировой, кстати, авторами двух из них стали наши соотечественники.

Казаки атакуют немецкую батарею.

Отличился граф Ф.А. Келлер — «первая шашка Российской империи», как его называли, который разбил у Ярославиц в жестоком встречном бою 4-ю австрийскую кавалерийскую дивизию. Противник понес тяжелые потери. Автором второй стал барон П.Н. Врангель: в бою под Краупишкеном он со своими казаками смог в сабли взять немецкую батарею на подготовленных позициях. Третий пример – это атака австралийской лёгкой кавалерии в битве при Беэр-Шеве, на Синайском полуострове. Австралийцы не имели даже сабель — вооружившись штыками, они наскочили на турецко-немецкие войска, в коротком бою разбив их.

На этом удачные и масштабные примеры заканчиваются. В период «интербеллума» все ведущие военные державы сокращают до минимума свои кавалерийские части. Единственные две страны, продолжавшие содержать и развивать кавалерию в больших масштабах, – это СССР и Польша. Опыт Гражданской и собственно Советско-польской войн, а также большие пространства и удачный для применения кавалерийских частей театр военных действий оказывали влияние на военных этих держав.

История создания КВ-220

После зимней войны, летом 1940, работы по танкам Т-100 и СМК было решено закрыть, чтобы начать развивать и модернизировать линейку КВ. Кировскому заводу поступил заказ на несколько танков на базе КВ-1, два из которых должны были иметь броню 100 мм и пушки 76-мм и 85-мм. Танк с пушкой 85-мм и получил название КВ-220.

К началу декабря 1940 года опытный образец танка был закончен. На него установили новую башню с новой пушкой, из-за чего масса танка получилась весьма высокой – пришлось удлинить шасси и поставить более мощный двигатель. В январе 1941 года начались испытания танка, но их пришлось прекратить уже на следующий день – вышел из строя двигатель.

В марте 1941 года поступила информация, что в Германии появились танки с очень мощным бронированием. Тогда было решено создать танк КВ-3 с броней 115-120 мм и новой 107-мм пушкой. Его начали разрабатывать как раз на базе КВ-220.

Узлы и агрегаты КВ-3 испытывались для ускорения процесса на КВ-220. В апреле 1941 танк догрузили до 70 тонн (планируемая масса КВ-3) и выпустили на испытания с новым двигателем. После испытания на него поставили еще более мощный двигатель и продолжили различные тесты. Прекратить испытания пришлось в июне, в связи с начавшимися военными действиями.

В связи с войной производство КВ-3 перенесли на Челябинский тракторный завод, при этом Т-220 остался на Кировском заводе. В октябре 1941 года многие опытные танки было решено передать в войска, что было сделано и с КВ-220 – его отремонтировали, установили на него башню серийного КВ, 76,2-мм пушку и послали на фронт.

На базе КВ-220 создавали опытную САУ-212, но уже в 1941 году как базу для нее стали упоминать КВ-3.

Тяжелый аргумент

О советских тяжелых танках КВ, ИС немецкие генералы и офицеры писали гораздо меньше, чем о Т-34. Вероятно, это было связано с тем, что их выпущено было куда меньше, чем «тридцатьчетверок».

1-я танковая дивизия, входившая в группу армий «Север», столкнулась с КВ через три дня после начала войны. Вот что говорится в журнале боевых действий этой дивизии: «Наши танковые роты открыли огонь с расстояния в 700 м, но он оказался неэффективным. Мы сблизились с противником, который со своей стороны невозмутимо двигался прямо на нас. Вскоре нас разделяло расстояние в 50−100 м. Началась фантастическая артиллерийская дуэль, в которой немецкие танки не могли добиться никакого видимого успеха. Русские танки продолжали наступать, и все наши бронебойные снаряды просто отскакивали от их брони. Возникла опасная ситуация прорыва советских танков через боевые порядки нашего танкового полка к позициям немецкой пехоты в тыл наших войск… В ходе сражения нам удалось повредить несколько советских танков, используя специальные противотанковые снаряды с расстояния от 30 до 50 м».


На начальном этапе войны средний танк PzKpfw IV (или просто Pz Iv) оставался самым тяжелым немецким танком. Его 75-мм пушка с длиной ствола в 24 калибра имела низкую начальную скорость снаряда и, соответственно, меньшую пробиваемость брони, чем пушка аналогичного калибра, установленная на Т-34.

Франц Гальдер в своем «военном дневнике» от 25 июня 1941 года сделал любопытную запись: «Получены некоторые данные о новом типе русского тяжелого танка: вес — 52 т, лобовая броня — 37 см (?), бортовая броня — 8 см. Вооружение — 152-мм пушка и три пулемета. Экипаж — пять человек. Скорость движения — 30 км/ч. Радиус действия — 100 км. Бронепробиваемость — 50 мм, противотанковая пушка пробивает броню только под орудийной башней. 88-мм зенитная пушка, видимо, пробивает также бортовую броню (точно еще неизвестно). Получены сведения о появлении еще одного нового танка, вооруженного 75-мм пушкой и тремя пулеметами». Так немцам представлялись наши тяжелые танки КВ-1 и КВ-2. Явно завышенные данные по бронированию танков КВ в немецких источниках свидетельствуют о том, что немецкие противотанковые пушки оказались бессильными против них и не справились со своей основной обязанностью. Вместе с тем, в записи от 1 июля 1941 года Франц Гальдер отметил, что «во время боев последних дней на стороне русских участвовали, наряду с новейшими, машины совершенно устаревших типов». Какие именно типы советских танков имелись в виду, к сожалению, автор не пояснял.

Позднее Гальдер, описывая средства борьбы против наших КВ, писал следующее: «Большинство самых тяжелых танков противника было подбито 105-мм пушками, меньше подбито 88-мм зенитными пушками. Имеется также случай, когда легкая полевая гаубица подбила бронебойной гранатой 50-тонный танк противника с дистанции 40 м». Любопытно, что ни 37-мм, ни 50-мм противотанковые немецкие пушки вообще не упоминаются как средство борьбы против КВ. Отсюда следует вывод, что они оказались беспомощны против советских тяжелых танков, за что немецкие солдаты прозвали свои противотанковые пушки «армейскими хлопушками»!


Гейнц Вильгельм Гудериан — знаменитый танковый полководец вермахта и военный теоретик — был весьма впечатлен боевыми качествами советских танков. Видя недостатки немецкой техники, он плотно курировал промышленность и самолично вносил изменения в конструкцию танков.

Появление осенью-зимой 1942−1943 годов на советско-германском фронте первых новых немецких тяжелых танков «Тигр» заставило советских конструкторов спешно начать работу по созданию новых типов тяжелых танков с более мощным артиллерийским вооружением. В результате спешно началась разработка танков, получивших название ИС. Тяжелый танк ИС-1 с 85-мм пушкой Д-5Т (он же ИС-85, или «Объект 237») был создан летом 1943 года. Но вскоре стало ясно, что для тяжелого танка эта пушка недостаточно сильна. В октябре 1943 года была осуществлена проработка варианта танка ИС с более мощной танковой пушкой Д-25 калибра 122 мм. Танк был отправлен на испытательный полигон под Москвой, где из его пушки с расстояния 1500 м был произведен обстрел немецкого танка «Пантера». Первый же снаряд пробил лобовую броню «Пантеры» и, не утратив своей энергии, прошил все внутренности, ударил в кормовой лист корпуса, оторвал его и отбросил на несколько метров. В результате под маркой ИС-2 в октябре 1943 года танк был принят в серийное производство, которое развернулось в начале 1944 года.

Конница на «войне моторов»

Война началась, как известно, с мощного удара вермахта по Польше. Восьми успешно мобилизованным польским кавбригадам предстояло оказывать сопротивление стальным немецким танковым клиньям.

Так современники представляли себе бой польских Уланов против немецких танков.

С этим эпизодом связан один из самых распространенных мифов Второй мировой войны. В первый же ее день, 1 сентября 1939 года, произошел знаменитый бой под Кроянтами. Польские войска отступали перед превосходящими силами 19 танкового корпуса Гейнца Гудериана. Сообразуясь с обстановкой, польское командование поставило 18-му Померанскому уланскому полку задачу задержать немцев, чтобы дать время уйти основной массе войск. У Тухольского бора польский полковник Масталеж разместил засаду. Когда два польских эскадрона перешли в атаку, им поначалу сопутствовал успех. Они смогли рассеять немецкую пехоту и даже не задействовали резерв (в котором, кстати, помимо всадников были и скоростные танкетки TK и ТKS). Однако своевременный контрудар немецких броневиков, плотный пулеметный огонь и огонь автоматических орудий нанесли ужасные потери уланам. Полковник Масталеж погиб, а уланы были разбиты и отступили.

Однако в этом бою никто не спешил лететь на конях рубить саблями и колоть пиками немецкие броневики. Уланы имели и технику, и противотанковые орудия, и ружья. Неумелое руководство боем и плохая связь стали решающим фактором в неудаче польской атаки.

Советские кавалеристы под Москвой.

А журналисты стран «оси», да и сам Гудериан, позднее сформировали миф, который успешно поддерживается до наших дней о сорвиголовах, летевших на броню галопом с холодным оружием.

По похожему принципу оканчивались и другие атаки польской кавалерии в ходе войны с Германией. В конце месяца уланы и гусары и вовсе ничем не отличались от пехоты: потеряв лошадей, они воевали как обычные части.

В ходе последующих кампаний в Европе можно встретить упоминания о применении кавалерии: к примеру, успешные действия немецкой 1 кавалерийской дивизии во Франции. В польской кампании она себя никак не показала, здесь же некоторые задачи были успешно решены, правда ценой потерь.

К 1941 году лошади, за редким исключением, использовались в Европе лишь как гужевой, тягловый транспорт, и только перед нападением на СССР союзники рейха собрали несколько кавалерийских дивизий, из которых можно выделить три итальянские и две венгерские кавбригады.

Крейтон Абрамс

Нужно сказать, что мастера танкового боя были не только в немецких и советских войсках. Были свои “асы” и у союзников. Их них можно отметить Крейтона Абрамса. Его имя сохранилось в истории, знаменитый американский танк М1 назван в честь него.

Абрамс был тем, кто организовал танковый прорыв от нормандского побережья до реки Мозель. Танковые части Крейтона Абрамса дошли до Рейна, при поддержке пехоты спасли окруженную немцами десантную группу в немецком тылу.

На счету частей Абрамса около 300 единиц техники, правда, по большей части не танков, а грузовиков снабжения, бронетранспортеров и прочей вспомогательной техники. Количество подбитых танков среди “трофеев” частей Абрамса невелико – примерно 15, из них 6 числится лично за командиром.

Основания появления танка КВ-2.

Общеизвестно, что вооружение танка КВ, на момент принятия на вооружение 1.12.39 г., состояло из 76-мм ТП, а также пары пулеметов ДТ. Опытный танк, с аналогичным вооружением, отбыл днем ранее для проведения испытаний на Карельский перешеек.

В то время РККА вела наступательные бои по прорыву оборонительной полосы – т.н “Линии Маннергейма”. Оборона финской армии представляла собой полосу ДОТ, усиленных большим числом инженерных заграждений, прикрытую пулеметным и артиллерийским огнем, а также оборудованным полевыми фортификационными сооружениями. ДЗОТы были вооружены орудиями и пулеметами. Ситуацию осложняли сильные морозы и высокий снежный покров.

Как следствие, Военсовет С-З фронта предложил вооружить первые 4 машины 152-мм гаубицей

Гаубица должна была служить средством для преодоления инженерных заграждений, тогда как подавление ДОТ и ДЗОТ была вторым по важности пунктом

История создания танка КВ-3.

Советские инженеры перед началом ВОВ пытались увеличить огневую мощь тяжелых танков путем установки более мощного орудия и соответственно более мощной брони. За основу был взят тяжелый штурмовой танк КВ-2, производство которого было приостановлено в 1941 году.

Руководителем проекта был назначен генерал-полковник Павлов, которого благополучно расстреляли, из-за задержки в проектировании 122 мм. пушки для танка.

В итоге орудие калибра 122 мм для танков КВ-3 так и не было спроектировано, взамен инженерами было предложено менее мощное орудие ЗиС-6 калибром 107 мм. Выслушав все доводы в пользу этого орудия командование издало указ от 7 апреля 1941 года о разработке и производстве нового тяжелого танка КВ-3 под обозначением «Объект 223» с орудием ЗиС-6 и лобовой броней в 115-120мм и броней башни 115мм.

Но в скором времени, когда основные агрегаты танка были уже готовы, производство танка было остановлено. Прекратили работы из-за донесения разведки об отсутствии у гитлеровских войск орудий и бронетехники, способных поразить броню тяжелых танков КВ-1, составляющих на тот момент основную ударную мощь бронетанковых войск СССР. К тому же, по недальновидному мнению верхушки власти, орудия калибра 76мм более чем хватало для уничтожения танков вермахта (на тот момент оно так и было, до появления немецких Тигров).

Проект был заморожен после выпуска единственного прототипа, который принял свой первый и единственный бой с башней от КВ-1 под Ленинградом.

Поделитесь в социальных сетях:vKontakteFacebookTwitter
Напишите комментарий