Поиск

Легендарное оружие Второй Мировой войны — Танк Т-34 76

Защищённость

Уровень бронезащиты Т-34 обеспечивал ему летом 1941 года надёжную защиту от всех штатных противотанковых средств вермахта. 37-мм противотанковые пушки Pak 35/36, составлявшие подавляющее большинство противотанковых орудий вермахта, имели какие-либо шансы пробить лобовую броню лишь при попадании в ослабленные места. Борта Т-34 37-мм калиберными снарядами поражались лишь в вертикальной нижней части и на малых дистанциях, причём не давая гарантированного заброневого действия. Более эффективными оказались подкалиберные снаряды, способные сравнительно эффективно пробивать нижнюю часть борта и борта башни, однако реальная дальность стрельбы ими не превышала 300 м, а их заброневое действие было низким — зачастую сердечник из карбида вольфрама после пробития брони рассыпался в песок, не причиняя вреда экипажу. Малоэффективной против лобовой брони Т-34 оказалась и 50-мм пушка KwK 38 с длиной ствола 42 калибра, устанавливавшаяся на танках PzKpfw III Ausf.F — Ausf.J. Короткоствольные 75-мм пушки KwK 37, устанавливавшиеся на ранних модификациях PzKpfw IV и StuG III, были ещё менее эффективны, и бронебойным снарядом, за исключением попаданий в ослабленные зоны, могли поражать лишь нижнюю часть бортов на дистанциях менее 100 метров. Однако ситуацию сильно сглаживало наличие в её боекомплекте кумулятивного снаряда — хотя последний срабатывал лишь при сравнительно небольших углах встречи с бронёй и против лобовой защиты Т-34 также был малоэффективен, но большая часть танка поражалась им легко.
Первым же действительно эффективным средством борьбы с Т-34 стала 75-мм противотанковая пушка Pak 40, появившаяся в войсках в сколько-нибудь заметных количествах к весне 1942 года и 75-мм танковая пушка KwK 40 с длиной ствола 43 калибра, устанавливавшаяся на танках PzKpfw IV и штурмовых орудиях StuG.III с лета того же года. Калиберный бронебойный снаряд KwK 40 при курсовом угле 0° поражал лобовую броню корпуса Т-34 с дистанции в 1000 м и менее, тогда как лоб башни в районе маски орудия поражался уже с 1 км и более.
При этом броня высокой твёрдости, применявшаяся на Т-34, была склонна к образованию сколов с внутренней стороны даже при рикошете снаряда. Так, длинноствольные 75-мм орудия образовывали опасные осколки при попадании на дистанциях до 2 км, а 88-мм — уже до 3 км.
Однако в течение 1942 года длинноствольных 75-мм орудий было выпущено сравнительно мало, и основную массу доступных вермахту противотанковых средств по-прежнему составляли 37-мм и 50-мм пушки. 50-мм же орудиям на нормальных дистанциях боя летом 1942 года для выведения Т-34 из строя требовалось в среднем 5 попаданий остродефицитными подкалиберными снарядами.

По воспоминаниям одного из создателей танка — А. А. Морозова:
«Танк Т-34 хорош не столько своими боевыми качествами, сколько предельной простотой в производстве, эксплуатации и ремонте, надёжностью, низкой стоимостью и возможностью массового производства на любом машиностроительном заводе.

Эти ценные качества были достигнуты в результате настойчивой борьбы конструкторов и технологов за минимальную массу и трудоёмкость каждой детали танка, в стремлении везде и во всём разумно экономить, добиваясь предельной простоты, дешевизны и надёжности.

Таким образом, к началу войны нам удалось создать и поставить на серийное производство новый средний танк, превосходящий по боевым свойствам и приспособленности к массовому производству средние танки фашистской Германии, который стал не только любимым танкистами грозным оружием, но и образцом простой и надёжной боевой машины».

Через несколько деситялетий двигатель Т-34 послужил прототипом для создания двигателя В-45 на экспериментальный вариант основного танка Т-64А, прототипа Т-72, а его модификация В-46 использовалась в танке Т-72 “Урал”.

Все гениальное — просто

РАЗМЫШЛЯЯ над судьбой «истребителя танков» Т–34–57, можно беспристрастно оценить его сильные и слабые стороны. Действительно, в 1941 году этот танк мог бороться с любой вражеской техникой, иногда его мощность была даже слишком велика. Однако танк оказался чересчур специализированным — в силу слишком слабого фугасного эффекта снарядов не мог бороться ни с пехотой, ни с огневыми точками. А Красной Армии были нужны не только прекрасные противотанковые машины, но и танки–универсалы, которые могли бы одинаково успешно бороться и с бронетехникой, и с пехотой противника. И массовый серийный Т–34–76 в первый год войны прекрасно справлялся с такой задачей. Его броня отлично защищала от вражеской артиллерии. Немцы в 41–м даже прозвали свои основные противотанковые орудия «колотушками» — ими можно было только постучать по советской броне. Т–34 гитлеровцам приходилось заманивать на дистанцию выстрела 88 мм зенитного орудия.

Но уже в 1942–м у нашей основной «ходовой лошадки» появился достойный противник — танк Pz–VI «Тигр». Его толстую лобовую броню советское 76 мм орудие уже не брало. Единственным шансом в танковом сражении было ударить в борт или корму вражеской машины. Однако часто, прежде чем «тридцатьчетверки» успевали зайти в тыл «Тигру», тот сжигал 2 — 3 наших экипажа. Конечно, будь на Т–34 не относительно короткоствольные 76 мм орудия, а 57 мм с высокой начальной скоростью снаряда, обладающего хорошей бронепробивной способностью, то гореть бы на поле боя больше «Тиграм», нежели советским танкам.

Если же анализировать историю создания и применения Т–34–57 с философской точки зрения, то можно заметить, что его судьба была тесно связана с менталитетом армии и характером использования живой силы и техники. Глобальная стратегия Красной Армии во многом строилась на массовом использовании боевой силы — простого, дешевого, надежного оружия и слабообученного, но стойкого и мужественного личного состава. А применение любых сил и средств специального назначения требует особого умения и обученности бойцов и командиров. Специальные «противотанковые» танки могли бы стать страшной силой для вражеской бронетехники, но только в случае правильного и точного использования. Как тончайший хирургический инструмент, Т–34–57 были подготовлены и созданы для решения одной задачи — уничтожения бронетехники. Однако ими бы вряд ли сумели грамотно и точно распорядиться.

Таким образом, специалисты, осуществлявшие прием на вооружение бронетехники в тех тяжелых условиях, сделали правильный выбор, остановившись не на танке спецназначения, а на «универсале». А вот немцы, пошедшие по пути многочисленных модификаций и модернизаций, так и не сумели наладить по–настоящему массовое производство танков, во многом именно из–за того, что конструкция постоянно менялась. Хотя бронированный «зоопарк наци» и становился все более совершенным, изменения затрудняли увеличение производства. «Тридцатьчетверки» же претерпевали лишь незначительные изменения, направленные в основном на то, чтобы сделать производство еще более простым и технологичным. Рационализаторские предложения по упрощению изготовления танков позволяли сэкономить все больше средств, времени и материалов, и в конечном итоге дать фронту больше боевых машин. Да, в наших танках было некомфортно, но зато их выпустили очень много. К тому же «тридцатьчетверки», как и солдаты Красной Армии, прославились надежностью и неприхотливостью. На том и стояли, потому и победили.

Сергей ЛОПАРЕВ, научный сотрудник отдела фондов Белорусского 

государственного музея истории Великой Отечественной войны 

В грозные годы войны

К 22 июня 1941 года в танковых частях и соединениях РККА имелось чуть больше тысячи новых машин. В первых же приграничных боях новая машина отличилась: она не только показала себя с лучшей стороны в бою, но и вызвала уважение со стороны противника.

Т-34 с пушкой Ф-34

Производство танков было начато лишь на двух заводах – №183 в Харькове (город вскоре попал в руки противника) и на СТЗ (завод был изрядно поврежден в ходе боев за Сталинград). Понятно, что ход войны, быстро смещающаяся линия фронта и эвакуация промышленности стали теми факторами, которые мешали быстро нарастить производство Т-34.

Т-34 обр. 1943 года

Руководство страны, понимая ценность новой машины, разворачивает производство нового танка на заводах «Красное Сормово» (Горький, ныне Нижний Новгород), Челябинском тракторном заводе, «Уралмаше» (Свердловск, ныне Екатеринбург), заводе №174 в Омске и «Уралвагонзаводе» (Нижний Тагил). До 1943 года развитие шло в рамках существующей модели. Упрощалась технология производства, наращивалось производство в условиях эвакуации предприятий (12520 танков – за 1942 год, 15696 машин – за 1943 год.).И это уже превысило немецкое производство средних танков. За годы войны было выпущено свыше 53 тысяч экземпляров Т-34 всех серий и модификаций. А выпуск свыше 6 тысяч лицензионных послевоенных танков в совокупности сделало «тридцатьчетверку» самым массовым танком, и это первенство сохраняется вплоть до наших дней.

Уже в первые месяцы войны немало наших танкистов отличились в боях именно на Т-34. К примеру, Герои Советского Союза Дмитрий Федорович Лавриненко (1-я гвардейская танковая бригада, 52 победы за 28 боев, звание присвоено посмертно); Владимир Александрович Бочковский (1-я гвардейская танковая бригада, 36 побед); Николай Родионович Андреев (6-я гвардейская танковая бригада, 27 побед, один танк уничтожен тараном).

Производство Т-34

В ходе войны конструкция Т-34 постоянно модернизировалась и дополнялась новыми элементами. Основной задачей было удешевить стоимость и трудоемкость его производства. Вместе с тем старались увеличить его боеспособность. На танке появляется командирская башенка, сама конструкция башен претерпевала изменения – от литой и сварной ранних типов до «гайки»; были попытки установки мощнейшего на тот момент 57-миллиметрового противотанкового орудия, упрощались катки и многое другое. Выпускались и самоходки на удачном шасси Т-34 (Су-122, Су-85, Су-100), была огнеметная версия ОТ-34 и ремонтно-эвакуационная машина.

От Курска до Победы

С появлением у противника тяжелых танков, превосходящих «тридцатьчетверку» прежде всего в дальности вступления в бой, а значит – в калибре орудия и толщине брони, назрела необходимость коренной модернизации танка. Требовался «боец», чтобы он мог бороться на равных с «Пантерами» и «Тиграми». Например, под Курском нашим танкистам часто приходилось долго сближаться с танками противника, чтобы иметь возможность поразить их тонкие борта.

Т-34-85

Но уже весной 1944 года на фронтах появляется новый Т-34, получивший индекс «85» по калибру новой пушки.

Новая башня увеличенного объема и с усиленной броневой защитой конструктивно аналогична башне опытного танка Т-43. Повысилась и общая защищенность экипажа, который тоже увеличен до 5 человек, добавлен наводчик, командир освободился от наведения орудия, улучшены условия функционального взаимодействия членов экипажа. Показатели подвижности (быстроходность, маневренность и проходимость) танка Т-34-85 вследствие увеличения его боевой массы снизились незначительно. Основным преимуществом новой машины стало новое орудие, «шившее» ухудшившуюся к концу войны броню немецких тяжелых танков. А маневренность позволяла экипажу Т-34-85 уничтожить с тыла несколько «Королевских Тигров», пока те только пытались понять, откуда велся огонь.

Эволюция башен Т-34

Т-34-85 стал танком Победы, вынес на себе основную тяжесть боев и длинных маршей завершающего периода войны. Легендарной в то время стала надежность и ремонтопригодность машины (часто чинили «на коленке»).

Т-34-85 в конце войны

Интенсивную службу Т-34-85 нес аж до конца 60-х годов во всех мыслимых земных пределах и точках света. Его характерный силуэт сложно спутать с другой машиной.

Но самое важное в биографии Т-34 – он стал символом Великой Победы. Как тогда, в 1945 году, парадный отряд этих танков каждый год проезжает 9 Мая по Красной Площади

А по всему боевому пути Красной Армии, в местах самых тяжелых боев на постаментах всегда будет гордо рваться вперед наш Т-34.

Обложка: pinterest.ru

Пулемет Максима: первый в мире, легендарный в России СКС: не успевший на войну, но очень популярныйШесть малоизвестных образцов оружия Красной Армии, о которых вы не знали Наган: бельгийский, русский легендарный револьверПистолет №2. Короткая история и долгая жизнь АПС

Уникальный рейд

ТОЧНОЙ информации о количестве выпущенных «противотанковых» танков пока обнаружить не удалось. Немного известно и об их боевом применении. Так в начале октября 1941–го 10 этих уникальных танков были включены в состав 21–й танковой бригады, которая вскоре нанесла фланговый удар по немецкой группировке в направлении Калинина во время Московской оборонительной операции. Фактически бригада незамеченной просочилась через линию фронта, где стала наносить чувствительные удары по коммуникациям и войскам, не готовым к внезапному появлению в своем тылу такого крупного танкового соединения. Среди успешных применений «спецтанков» можно упомянуть об одиночном рейде Т–34–57 под командованием старшего политрука Гмыря. Его машина, действовавшая в отрыве от основных войск, вышла во фланг колонне немецкой техники, двигавшейся по Волоколамскому шоссе. Частым огнем в упор и гусеницами «тридцатьчетверка» проутюжила два–три километра шоссе и скрылась с места боя. На близлежащем аэродроме экипаж танка расстрелял немецкий бомбардировщик. После этого танк был подбит ударами артиллерии и авиации. Из четырех человек экипажа удалось пробиться к своим только двоим.

А вот как описывалось начало боевых действий танковой бригады в документальном очерке С.Флигельмана «Всем смертям назло»:

«Темной осенней ночью через густые перелески танкисты почти вплотную подошли к Волоколамскому шоссе. На Калинин двигались вражеские войска: танки, бронетранспортеры, тягачи с орудиями, автомашины с боеприпасами, цистерны с горючим. …В воздух взвились три красные ракеты — сигнал к наступлению. Танки лавиной вырвались на шоссе и рванулись вперед. Они шли вслед за вражеской колонной. Немцы не обращали на них внимания: то ли не замечали, то ли принимали за своих. Лукин приказал не открывать огня, чтобы как можно ближе подойти к городу, ворваться в него, как говорят, на плечах противника. В селе Пушкино танкисты разгромили немецкий штаб и устремились дальше, круша, поливая огнем бронетранспортеры с пехотой, автофургоны, орудия…

Удар ошеломил врага. Водители резко тормозили, чтобы свернуть в сторону, задние машины наезжали на передние, а танкисты настигали бегущих в панике фашистов, в упор расстреливали немецкие танки и стремительно уходили все дальше и дальше.

— Скорость, ребята, скорость! — слышался в шлемофонах голос комбата Агибалова.

Но вот над зажатой стеной леса дорогой, по которой мчались танки, появились «юнкерсы». Бомбовый удар пришелся по центру колонны. Загорелись машины, в воздух поднялись столбы черного дыма…

В деревне Трояново, что в шестнадцати километрах от Калинина, на берегу маленькой речки Каменки, наших танкистов встретил плотный артиллерийский огонь. «Тридцатьчетверки» отстреливались, маневрировали, но на подмогу гитлеровцам прилетели пикирующие бомбардировщики. Над речкой поднимались высокие дымы. Одна из наших машин была подбита у самого моста. Это был танк командира полка Героя Советского Союза М.А.Лукина. Он вел огонь, уже потеряв способность двигаться: стреляла пушка, строчил пулемет. Танк замолк, когда кончились боеприпасы…»

Оба Героя Советского Союза — командир полка майор Лукин и командир батальона капитан Агибалов воевали и погибли на Т–34–57.

В ожесточенных осенних боях все 57–мм «тридцатьчетверки» 21–й танковой бригады были потеряны.

Т–34–57

КРОМЕ массовых модификаций Т–34 с 76 и 85 мм орудием, существовала небольшая серия «истребителей танков» с пушкой калибра 57 мм. Разработка их началась еще до войны. Уже в 1940 году нарком обороны С.К.Тимошенко представил ЦК ВКП (б) и СНК СССР докладную записку о недостаточной мощности 45 мм орудия для новых танков КВ и Т–34. Для вооружения новейших образцов техники — одних из са

мых мощных танков в мире на тот момент — предлагалось разработать новые орудия 55 — 60 мм. Разработку экспериментального танкового орудия поручили конструкторскому бюро под руководством В.Г.Грабина, который в тогда «доводил» 57 мм противотанковую пушку. Работы по изготовлению орудия продвигались медленно, так как завод, при котором действовало КБ, занимался налаживанием массового производства 76 мм танкового орудия для Т–34.

Полевые испытания новой артсистемы были проведены только весной 1941–го. Обкатка орудия показала исключительную мощность по пробитию брони, но крайне низкое фугасное действие. Также были отмечены низкая живучесть ствола и недостаточная кучность стрельбы. Затем разработка приостановилась — на тот момент для грабинского «слонобоя» просто не было достойных мишеней. Мощное орудие пробивало бы навылет большую часть танков вероятного противника — Германии, и обеспечивало уверенное поражение остальных. Ведь на тот момент толщина лобовой брони лучшего немецкого танка Pz–IV составляла 30 — 40 мм, в то время как конструкторы ориентировались на то, что немецкие танки будут иметь толщину в 60 — 80 мм. Опытные стрельбы  показали, что ЗИС–4 пробивает 82–миллиметровый бронелист под углом 90 градусов даже с дистанции в полтора километра. Прицельная стрельба была возможна на 2.000 метров. Для такого орудия — исключительно высокие показатели!

Выпуск Т–34–57 планировали начать летом 41–го. Однако война внесла в планы свои коррективы и потребовала напряжения всех сил советской промышленности. Подавляющая часть противотанковой артиллерии была потеряна в первые два месяца боев, и для ее восполнения срочно требовались новые орудия. Кроме противотанковых пушек, были необходимы танки, которые могли за счет маневренности более успешно бороться с бронетехникой противника. В июле 57 мм танковые орудия были доработаны и под названием ЗИС–4 запущены в производство. Всего завод № 92 в течение 1941 года успел выпустить 133 орудия ЗИС–4.

Ими и стали оснащать танки–истребители Т–34–57. Устанавливалось орудие в ту же штатную башню, что и 76 мм орудие, под ту же т.н. маску. В декабре производство остановили ввиду недостатка боеприпасов и производственных трудностей. Монтаж орудия производился на заводе–изготовителе танков Т–34 — Харьковском паровозостроительном заводе и Сталинградском тракторном заводе, которые успели выпустить соответственно 21 и 20 танков Т–34–57. После этого о специальных «противотанковых» танках забыли, сосредоточившись на выпуске универсального массового Т–34–76.

Мощность или надежность?

ПО РЕЗУЛЬТАТАМ применения Т–34–57 в боях было дока, зано, что для этого орудия на поле боя нет соответствующих целей — слишком тонкие у немцев танки. Во многих случаях наш снаряд пробивал вражескую машину насквозь, не нанося серьезных повреждений.

Однако уже через год с небольшим о мощном 57 мм орудии пришлось вспомнить вновь — германская промышленность стала выпускать танки, с которыми 76 мм калибр уже не справлялся. Средний танк Pz–V «Пантера», и тяжелый танк Pz–VI «Тигр», ряд самоходных орудий были главной ставкой гитлеровских планов в Курской битве. К этому времени толь, ко противотанковая пушка ЗИС–2 и танковая ЗИС–4 могли поражать новую немецкую бронетехнику. Орудие перерабо, тали и опять запустили в производство под индексом ЗИС–4 М. При использовании зарядов повышенной мощности уда, лось достичь параметров немецкого 88 мм орудия. 96 мм бро, ня пробивалась под прямым углом с дистанции в километр. Однако за мощность пришлось платить надежностью. Уже после нескольких выстрелов ствол ЗИС–4М раздувало, он мог разорваться. Именно поэтому боеприпасы усиленной мощности из войск изъяли.

В течение 1943 года было выпущено 172 танковых орудия ЗИС–4М, однако смонтировано на танки их было совсем мало. Несколько Т–34–57 проходили фронтовые испытания в составе «особой танковой роты 100», однако встретиться в бою с немецкими «зверями» им не удалось, поскольку соеди, нение находилось в резерве.

В серию «танки–истребители» так и не пошли — осенью 1943–го приоритет был отдан 85 мм калибру, который вскоре и пошел в массовое производство на Т–34–85. Однако неко, торое количество 57 мм танков, по–видимому, про, должало сражаться, поскольку в 1944–м завод № 92 еще производил танковые пушки ЗИС–4М для замены исчерпавших свой ресурс.

Поделитесь в социальных сетях:vKontakteFacebookTwitter
Напишите комментарий