Поиск

Советский штурмовик Ил-2: история боевых вылетов

“Горбатые” и реактивная эпоха

В конце войны Ил-2 стали заменять более совершенными штурмовиками Ил-10, но именно Ил-2, любовно называемые экипажами “ильюшами”, “горбатыми”, “летающими танками”, вынесли на своих плечах основной груз боев. В 1941–1945 годах серийные заводы выпустили 36 163 “Ила”.

Бронированные штурмовики Ильюшина оказали влияние и на послевоенное развитие нашей авиации уже в период реактивной эры. Речь идет о штурмовике Ил-40, силовой установкой которого служили два турбореактивных двигателя АМ-5Ф. Первый полет опытный экземпляр совершил 7 марта 1953 года под управлением все того же Владимира Коккинаки. Самолет являлся простым в пилотировании: летчикам, освоившим МиГ-15, не составляло большого труда переучиться на Ил-40.

У земли новый штурмовик разгонялся до 993 км/ч (против 385 км/ч у серийных Ил-2), имел нормальную бомбовую нагрузку 1000 кг. В процессе подготовки серийного производства Ил-40 военные сделали вывод, что рост эффективности войсковой системы ПВО приведет к большим неоправданным потерям штурмовиков, несмотря на их мощное бронирование. А 29 апреля 1956 года было принято решение ликвидировать штурмовую авиацию как род войск, работы над самолетом Ильюшина свернули.

Железный «боевик»

Ещё в 1928 году, разрабатывая стратегию для будущих сражений, советские генералы пришли к выводу, что первую скрипку в следующей мировой войне будут играть подвижные автобронетанковые соединения и бронированные самолёты, поддерживающие пехоту пулемётным огнём. На тот момент, к слову, Страна Советов не имела ещё ни танков, ни достойной упоминания авиации; техникой только предстояло обзавестись. И если с танками проблем не предвиделось — у империалистов они уже были, и требовалось лишь приобрести лицензии на производство, — то по части бронированных самолётов мировая буржуазия ничем не могла помочь своему могильщику.

В конце 1930 года задание на разработку бронированного штурмовика получил ведущий советский авиаконструктор Николай Поликарпов. Он сформулировал концепцию «бронированного кокона», оказавшуюся очень удачной. Штурмовик мыслился как одномоторная машина, в которой все наиболее уязвимые агрегаты — двигатель, кабина экипажа, бензобак, радиаторы, кассета с бомбами — плотно размещались в едином забронированном пространстве. Но воплотить задуманное в металле оказалось не так-то просто. Одно только стальное «корыто» экспериментальных «Тяжёлых штурмовиков» — ТШ-1, ТШ-2, ТШ-3 — весило почти тонну. А самолёт-то был одномоторным! Для обеспечения приемлемых лётных качеств требовался очень мощный двигатель. Авиамоторов с необходимыми характеристиками в начале 1930-х просто не существовало.

В 1934 году конструктор признал, что эта задача пока неосуществима, и предложил авиации «эрзацштурмовик», переделанный из уже испытанного разведчика Р-5. Но опыт сражений в охваченной гражданской войной Испании немедленно показал, что броня самолёту необходима. Как правило, истребителям или Р-5Ш («штурмовым») удавалось безнаказанно совершить лишь первый заход на цель — пока застигнутый врасплох враг метался в поисках укрытия. Когда самолёт возвращался, его уже встречал плотный огонь из винтовок и поставленных на зенитные станки пулемётов. Тянущиеся с земли трассы быстро настигали крылатую машину, проносящуюся на высоте 50–200 метров.

ГЛОССАРИЙ: КЛАССЫ БОЕВЫХ САМОЛЁТОВ
  • Истребителем именуется крылатая машина, предназначенная для уничтожения вражеских самолётов в воздушном бою. В 1930-40-е годы обычным было деление истребителей на лёгкие, отличающиеся высокими скоростями, манёвренностью и скороподъёмностью, и тяжёлые, как правило, двухмоторные. Преимуществом последних были бо льшая дальность полёта, позволяющая сопровождать бомбардировщики и патрулировать воздушное пространство, а также способность самостоятельно наносить бомбовые удары.

  • Бомбардировщики предназначались для доставки и прицельного сброса бомб. Хотя зачастую они вооружались большим числом пулемётов и пушек, чем истребители, вооружение бомбардировщики использовали лишь для самообороны. Основными достоинствами этого класса самолётов считались грузоподъёмность и дальность полёта. Отличало их также наличие бомбового прицела. Исключение в этом плане составляли бомбардировщики пикирующие, просто «падавшие» на цель, что позволяло доставить «груз» с максимальной точностью.

  • Штурмовики именовались ещё «самолётами поля боя». Они были призваны поддерживать пехоту и танки прицельным пулемётно-пушечным огнём с минимальной высоты. Подобные функции могли выполнять и тяжёлые истребители. Штурмовики ценились преимущественно за живучесть, так как они могли выдержать попадание сотен выпущенных с земли пуль.

Пришлите книг!

«Я только спросил старшину: книг прислали? — Да, — ответил он. Не только посылку, но и письмо вскрыть не удалось. Ребят накрыло таким минометным огнем, что головы нельзя было поднять из щели. И только вечером, сойдя в глубокую лощину, сделали укрытие для светомаскировки и прочли письмо. Сколько радости и восторга! Меня все бойцы просили, чтобы я на другой день написал на коллектив вашей библиотеки…»

Это благодарственное письмо, написанное прошитой осколком рукой солдата Михаила Мельникова и отправленное из военного госпиталя, — одно из множества свидетельств неоценимой значимости книг в огневые годы Великой Отечественной. Кто-то прошел всю войну с томиком любимых стихов, кто-то — с романом Николая Островского «Как закалялась сталь», а кому-то фронтовым товарищем служил учебник астрономии.

Книги подбирали в библиотеках разбомбленных городов, находили в разрушенных жилых домах, получали фронтовой почтой из штабов дивизий, везли на фронт из краткосрочных отпусков… «Я жутко соскучилась по книгам. В одной деревне мы обнаружили «Евгения Онегина», так зачитали его до дыр. Каждую свободную минутку с упоением читали его вслух», — рассказывала в письме родным санитарный инструктор 308-й стрелковой дивизии Ариадна Добромыслова.

Переписанные от руки стихи прятали в голенищах сапог — и отважно шли в бой. В перерывах между боями устраивали коллективные читки однополчанам

Использовали книги и для обмена военной информацией — записывая собранные подпольщиками сведения между строк и переправляя за линию фронта.

Из уст в уста передавали предания о книжных чудесах. Роман Алексея Толстого «Петр Первый» спас жизнь солдату Георгию Леонову: пуля застряла в спрятанном под гимнастеркой толстом томе. Старший лейтенант Петр Мишин уцелел в бою благодаря сборнику пушкинских стихов: пробив двести страниц, осколок снаряда остановился аккурат… перед стихотворением «Талисман»!

Имена писателей присваивали воинским подразделениям и боевой технике: отряд имени Горького, имени Лермонтова; танк «Владимир Маяковский», «самолет Дмитрий Фурманов»… В состав экипажа одного из сторожевых кораблей Северного флота ввели Пушкина. В одной из дивизий Максим Горький служил «почетным красноармейцем», его имя ежедневно выкликалось на поверке.

Командир одной из частей Украинского фронта вручал в качестве переходящей премии отличившимся бойцам поэтический сборник «Кобзарь» Тараса Шевченко. Назначенный командиром одного из орудий на Ленинградском фронте молодой писатель Иван Дмитроченко наказывал своим бойцам: «За Ивана Сергеевича Тургенева — огонь! За «Войну и мир» — Огонь! За великую русскую литературу — огонь!..»

В архивах хранятся многочисленные письма-просьбы с передовой прислать книги. «Среди боев выпадает время, когда хочется хоть немного почитать… Если можно, вышлите что-либо из книг художественной литературы. Старые, потрепанные, лучше если без переплета, чтобы можно было хранить в вещевом мешке или полевой сумке», — писал библиотекарям красноармеец А. П. Стройнин.

На фронт направлялись дублетные экземпляры из библиотек. Проводились регулярные сборы книг от гражданского населения. Мастерились книжки-самоделки из газетных вырезок. В первый год войны даже печатались стихи на пакетиках с пищевыми концентратами.

Успеть к ноябрю

Свой проект одномоторного бронированного штурмовика Сергей Ильюшин предложил в феврале 1938 года. В направленной на имя Сталина докладной записке он указывал на уязвимость самолётов, состоящих на вооружении в СССР, и выражал готовность предоставить настоящий «летающий танк» на государственные испытания уже к ноябрю. Оснащённый двигателем АМ-34 мощностью 1200 л.с., вооружённый пятью пулемётами и несущий 200 кг бомб двухместный самолёт должен был развивать скорость 400 км/ч. Бронирование представляло собой обтекаемую капсулу из стальных листов толщиной 5 мм. Но даже броня толщиной 13 мм не обеспечивает гарантированную защиту от пули, выпущенной из винтовки. Однако при попадании под углом вероятен рикошет и от 5-мм листа. Кроме того, пули, сталкиваясь с преградой, несущейся в поперечном направлении на скорости 100 м/с, неизбежно опрокидывались. На случай же пробития Ильюшин предусмотрел вторую линию защиты — прикрывающие наиболее уязвимые узлы «внутренние капсулы», совсем лёгкие, но достаточно прочные, чтобы устоять под ударами осколков внешней брони и бронебойного сердечника пули.

В WORLD OF WARPLANES «РАЗВИТИЕ» ИЛ-2 НАЧИНАЕТСЯ С ДВИГАТЕЛЯ 1350-СИЛЬНОГО АМ-35 И 20-ММ ПУШЕК. В ДЕЙСТВИТЕЛЬНОСТИ ПРЕДСЕРИЙНЫЕ «ИЛЫ» ВООРУЖАЛИСЬ ЛИБО ТОЛЬКО ПУЛЕМЁТАМИ, ЛИБО 23-ММ ПУШКАМИ

Конструктор сильно рисковал. В действительности ни о каком ноябре не могло быть и речи. Для достижения проектной скорости мощности АМ-34 наверняка бы не хватило, а технологию, позволяющую штамповать детали сложной формы из броневой стали, ещё только предстояло разработать… Новый 1939 год машина, получившая индекс БШ-2 («бронированный штурмовик»), встретила в виде деревянного макета с совершенно неясными перспективами. «Летающей брони», к которой предстояло крепить всё остальное, включая и заведомо слабый двигатель АМ-34, не было и в помине. Но промышленность не подвела. Весной появились броня — хоть и не совсем такая, как в первоначальном проекте. От внутренних капсул пришлось отказаться, зато прочность общего контура возросла за счёт использования на наиболее ответственных участках листов толщиной 6–8 мм. А летом успешно прошёл испытания и новый 1350-сильный двигатель АМ-35.

Вооружённый десятью пулемётами ШКАС ТШ-3 выпускал 300 пуль в секунду — в полтора раза больше, чем 12-пулемётный британский Hurricane IIB образца 1941 года

Взлетел БШ-2 только в сентябре 1939-го. С государственными же испытаниями пришлось повременить. Мотор постоянно перегревался. Дело было в том, что Ильюшин разместил уязвимые водяной и масляный радиатор за двигателем, где врагу было до них не добраться. Но, как выяснилось, воздух до радиаторов там тоже добраться не мог.

Масляный радиатор в итоге пришлось перенести в отдельную броневую коробку под корпус, прикрыв спереди подвижной заслонкой. Предполагалось, что в бою пилот будет эту заслонку опускать. Именно с такими масляными радиаторами самолёт и прошёл всю будущую войну, и стоит ли говорить, что заслонка почти никогда не закрывалась! Летом её использование вообще оказалось невозможным — масло вскипало моментально. Ну а немцы, несмотря на крошечный размер «окошка», всё равно умудрялись попадать в радиатор!

Испытания 7 мая 1940 года БШ-2, в сущности, провалил, так и не развив обещанные 400 км/ч. Другие характеристики тоже оставляли желать лучшего; особенно огорчала дальность полёта — всего 600 км вместо требуемых 800. Тем не менее впечатление на комиссию машина Ильюшина произвела очень благоприятное. Ибо, как было отмечено в протоколе заседания технического совета НИИ ВВС, «самолёт БШ-2 АМ-35 является единственным типом хорошо бронированного самолёта». К тому же и 1600-сильный двигатель АМ-38 был уже на подходе. Его появление позволило бы справиться с нехваткой «лошадей» под капотом.

Разрабатывая Hs.129, конструкторы фирмы «Хеншель» полагали, что дублирование двигателя повышает живучесть. Но моторы на крыльях нельзя было защитить бронёй

Книга-военврач

Неоценима роль книг в госпиталях. Для раненых организовывали чтения вслух и устраивали литературные вечера. Наибольшим спросом пользовалась развлекательная литература: приключения, детективы, сказки, фельетоны — все, что могло отвлечь от боли и поднять настроение. А самыми читаемыми романами были «Война и мир» Толстого, «Овод» Войнича, «Как закалялась сталь» Островского.

Библиотерапевтические сюжеты представлены на фронтовых рисунках народного художника СССР Николая Жукова. Талантливый иллюстратор и график, он встретил Победу в Вене в звании капитана, делал зарисовки на Нюрнбергском процессе — за 40 дней создал около 400 изображений всех его участников.

Главным из русских классиков, героически сражавшихся вместе с нашими бойцами, был Александр Сергеевич Пушкин. Об этом свидетельствуют непридуманные фронтовые истории и литературные произведения о войне. Об этом напоминают мемориальные свидетельства и музейные экспонаты.

Хрестоматийной стала история отправленного на фронт юной москвичкой пушкинского сборника с надписью: «От девушек завода им. Сталина в подарок. Читайте, дорогие товарищи, и любите стихи Пушкина. Это мой любимый поэт, но я решила послать эту книгу — она вам нужнее, вспоминайте нас. Мы для вас оружие делаем. С горячим приветом. Вера Гончарова».

Летом 1942 года в разрушенной библиотеке города Богучар сержант Степан Николенко обнаружил уцелевший томик пушкинских стихов и не расставался с ним до самой Варшавы, пока на автоколонну не спикировал фашистский самолет. Едва очнувшись в госпитале, Степан первым делом поинтересовался судьбой заветной книжки.

Отголосок этой пронзительной истории — в знаменитом стихотворении Веры Инбер: «…В больнице долго он без сил Лежал, как мертвый, на подушке. И первое, что он спросил, Придя в сознание: »- А Пушкин?” И голос друга, поспешив, Ему ответил: «Пушкин жив».

Суровой зимой того же года с однотомником лирики Пушкина оказался в лагере смерти под Шауляем сержант Борис Полетаев. Выжить в нечеловеческих условиях помогло чтение вслух. Как сказал кто-то из пленных, «Пушкин у нас, в шестом бараке, как полковой комиссар: дух людей поднимает». Сейчас эта бесценная книга — совсем уже ветхая и лишившаяся обложки — хранится в шкафу даров Государственного музея изобразительных искусств им. А. С. Пушкина.

А Музей обороны Москвы по праву гордится «Групповым портретом потомков А. С. Пушкина — участников Великой Отечественной войны» кисти Владимира Переяславца. На одном полотне за чтением стихов своего великого прадеда и прапрадеда сошлись авиамеханик-моторист, боец народного ополчения, моряк Балтийского флота, командующий отделением связи, командир боевого расчета зенитного полка и партизан отряда особого назначения.

Служивший на войне летчиком-истребителем художник создал вымышленный сюжет: изображенные никогда не собирались в таком составе. Их встреча стала символом народного единства под эгидой великой национальной Литературы. Та же мысль — в замечательном стихотворении поэта-фронтовика Сергея Смирнова: «…А Пушкин, наш великий русский гений, Шел с нами в бой за честь своей земли: Мы все его собранье сочинений Не в вещмешках, а в памяти несли!»

5 мая 1945 года вошло в Историю отрывком из пушкинской «Метели», который читала актриса Московского Художественного театра Нина Михайловская у разрушенного Рейхстага.

***

…«Придя в свою роту, я узнал, что часть книг погибла с моими боевыми товарищами. Коган был убит за книгой Гончарова снарядом. Книги Горького и Островского прямым попаданием мины разнесло, что и следов от них не осталось, — продолжал рассказывать в письме библиотекарям вернувшийся в строй солдат Михаил Мельников. — Так в битвах за Карпаты мы бились вместе с книгами, с ними и умирали те, кому суждено было умереть».

Двигатель

ЦКБ-55 (прототип Ил-2) был оснащен 1350-сильным мотором АМ-35. В дальнейшем штурмовик получил более мощный АМ-38, но на втором месяце войны его поставки оказались под угрозой. Была вероятность, что потребуется срочно переходить на другой тип мотора, наиболее приемлемым оказался М-82, но у него были другие установочные размеры и характеристики. Для его установки в КБ решили частично снять бронирование и изменить компоновку. К счастью, эти изменения в дальнейшем утратили актуальность, и запускать в серию эту модификацию не пришлось. Основной двигатель Ил-2 с 1942 года – АМ-38Ф (буква «Ф» означает «форсированный»). Его мощность (1720 л. с.) позволяла разгонять штурмовик до скорости 420 км/ч при полной боевой нагрузке. Взлетный вес превысил 6 тонн.

Интересные факты

  1. Ил-2 строился в большом количестве, всего было выпущено более 36 тысяч штурмовиков и он по праву заслужил звание самого массового самолёта военного времени.
  2. Первые опытные машины были с кабиной стрелка, но из-за большого веса они потеряли в скорости и боевой радиус штурмовика был очень мал, конструктор С.В. Ильюшин в ударном темпе разработал вариант с одним пилотом, разместив вместо кабины стрелка топливный бак. Пришлось для хорошего обзора приподнять кабину лётчика и самолёт получил прозвище «горбатый», в таком виде он и встретил войну.
  3. Живучесть у Ил-2 была невероятная, ветераны вспоминали как штурмовик с изодранными в клочья крыльями и фюзеляжем, напоминающем решето, умудрялся дотянуть до аэродрома базирования и произвести посадку, потом словно подумав — разваливался на части.
  4. В 1943 году немецкие истребители получили новые крупнокалиберные пушки, а в части ПВО гитлеровских войск поступили на вооружение автоматические зенитки большого калибра и тогда взросли потери среди пилотов и особенно стрелков. Сократить частично потери удалось, усилив броневую защиту стрелка и пилота. Новая модификация самолёта получила обозначение Ил-2КСС и стала тяжелее на 55 кг.
  5. Летом 1943 года на вооружение Ил-2 стали поступать кумулятивные бомбы ПТАБ с большим поражающим эффектом, на штурмовике их можно было разместить до 200 штук. Они впервые были применены в сражениях на Курской Дуге, тогда 79 штурмовиков за два захода уничтожили у немцев более 200 единиц боевой техники (бронетранспортёров, танков и самоходок). Потери подтверждены фотоснимками с поля боя.

Живучесть

О том, как израненные самолеты Ил-2 возвращались на свои аэродромы, написано в мемуарах и рассказано пилотами-ветеранами немало. Бронирование главных узлов и жизненно важных агрегатов сыграло важную роль в обеспечении потрясающей живучести этой машины. Также имело значение и применение протектированных баков, которые, в отличие от металлических, при нарушении целостности самозатягивались, не давая горючему вытечь. Специальное химическое вещество (протектор) при доступе воздуха твердело, закрывая пробоины.

Только во второй половине войны многие детали самолета стали выполнять из металла, обшивка плоскостей и хвостовой части, а также предкрылки изготавливались до 1943 года из клееной фанеры и древесины, элероны покрывались пропитанным полотном.

Как Ильюшин боролся за двухместную компоновку

Первый вариант штурмовика предполагал размещение в защищенном фюзеляже двух летчиков (пилота и стрелка-пулеметчика, защищавшего заднюю полусферу). Дополнительный вес снижал дальность полета, но повышал безопасность в условиях вероятного воздушного боя. Военная доктрина, принятая в конце тридцатых, учитывала только один вариант развития ожидаемой войны – наступательный. Другими словами, «малые потери на чужой территории». Проведение глубинных стратегических операций требовало воздушной поддержки, и топливные баки конструктору предложили нарастить за счет места второго члена экипажа. Так штурмовик стал одноместным, а гаргот (продолговатый участок остекления) пришлось убрать, заменив его обтекателем. Летчики и авиатехники в первые же дни войны интуитивно пришли к начальному конструктивному решению, и на полевых аэродромах начали самостоятельно восстанавливать прежнюю компоновку Ил-2. Фото переделанных кустарным способом самолетов с демонтированными обтекателями сегодня поражают. Стрелки сидели в отверстии без остекления, ничем не защищенные, но «заходить в хвост» асы Люфтваффе рисковали реже. В некоторых случаях «срабатывала» даже палка, имитирующая ствол пулемета.

«Боливар не вынесет двоих»

Штурмовик был рекомендован к скорейшему, срочному запуску в серию. Ведь в Европе война уже бушевала! Но список недоработок, устранить которые требовалось к декабрю, был очень велик. Военные требовали улучшить обзор вперёд, увеличить дальность полёта до 800 км, установить радиостанцию, усилить вооружение, заменив два пулемёта 23-мм орудиями, установив направляющие для реактивных снарядов и повысив бомбовую нагрузку до 400 кг. Не вполне удовлетворительным было признано и бронирование. Ильюшин предусмотрел лишь защиту от обстрела снизу. А если завяжется воздушный бой? Нужно было заменить плексиглас бронестеклом и прикрыть кабину сзади 12-мм стальным листом. Общая масса бронирования в итоге повышалась с 500 до 780 кг.

Заказчик также потребовал приспособить штурмовик к нанесению бомбовых ударов с пикирования. Но этот пункт упоминался лишь для проформы. Подобные требования предъявлялись тогда к любому самолёту, не исключая и тяжёлые бомбардировщики. Для того чтобы конструкция БШ-2 смогла переносить перегрузки при выходе из пике, её пришлось бы сделать куда более прочной (а значит, и тяжёлой), пожертвовав либо бронёй, либо скоростью. Ильюшин хоть и согласился, но переделывать штурмовик в пикировщик не стал. На самом деле никто этого и не ждал.

Для улучшения обзора кабину пришлось поднять на 17 см. Вроде бы мелочь, но изящество обводов было утрачено — в дальнейшем штурмовик получил прозвище «горбатый». От предложения же вооружить штурмовик пушками Ильюшин яростно отбивался. Ставить орудия было некуда. В бронированной капсуле не нашлось места даже для пулемётов. Оставались крылья. Но их конструкция не обладала достаточной жёсткостью. Сотрясения, вызванные отдачей мощного 23-мм орудия, сделали бы кучность стрельбы неудовлетворительной.

В виртуальном небе World of Warplanes все нации, кроме советской, для ударов по наземным целям используют тяжёлые истребители

Именно «моторное» расположение оружия считалось в то время оптимальным с точки зрения удобства прицеливания и точности стрельбы: отдача приходилась точно по продольной оси самолёта, и даже при ведении огня длинными очередями прицел не сбивался. При конструировании моторов, предназначенных для истребителей, большое пространство между цилиндрами оставлялось специально — в развал авиадвигателя М-105, устанавливавшегося на «Яки» и ЛаГГ-3, вписывалась даже 37-мм пушка. Но V-образные моторы АМ-34, АМ-35, АМ-38, хоть и ставились на истребители и штурмовики, изначально разрабатывались для бомбардировщиков, и о развале никто не думал. По этой причине, кстати, МиГ-3 остался без достойного вооружения: между цилиндрами АМ-35 помещался только крупнокалиберный пулемёт. На штурмовике же и это скромное пространство оказалось занятым воздухозаборником убранного за двигатель водяного радиатора.

Да и не было ещё таких пушек! В серийном производстве на тот момент находилась 23-мм МП-6 Таубина, имеющая магазинное питание. Громоздкий автомат для смены обойм не помещался в крыло, а в воздухе — в условиях перегрузок и тряски — работал крайне ненадёжно. Более совершенная пушка ВЯ-23 конструкции Волкова-Ярцева существовала лишь в опытных экземплярах. Разработанная же для вооружения истребителей 20-мм авиапушка ШВАК (Шпитального-Владимирова авиационная крупнокалиберная) создавалась для установки в развале цилиндров V-образных двигателей водяного охлаждения.

Советские авиаторы считали огневые точки в крыльях малополезными. Трудно целиться. Плохая кучность. С импортных «Аэрокобр» и «Томагавков» крыльевые пулемёты просто снимались

Непросто складывалось и с остальными требованиями. Вносимые в конструкцию изменения увеличивали вес машины.

Тем не менее установка АМ-38 действительно позволяла повысить скорость полёта у земли до 400 км/ч (максимальная скорость, достижимая на высоте, была выше, но в случае штурмовика она представляет лишь академический интерес) и скороподъёмность до 500 м/мин. Однако новый двигатель потреблял на лошадиную силу в час уже не 0,25, а 0,28 литра горючего. Прибавлялось и самих «лошадей». В результате с прежним запасом топлива штурмовик мог пролететь только 500 километров. Для дополнительного же бензобака в бронированной капсуле просто не было места.

Решение Ильюшина оказалось неожиданным. Второй бензобак установили на место кабины стрелка-радиста. До этого дня концепция самолёта-штурмовика без оборонительной турели не рассматривалась даже гипотетически. Но поставленная перед фактом комиссия понимала: или так, или никак. А штурмовик был очень нужен.

Конструкция штурмовика

Аэродинамическая схема самолёта Ил-2 – это свободнонесущий моноплан с крылом низкого расположения, одним двигателем в носовой части и обычным хвостовым оперением.

Передняя часть корпуса штурмовика — это гнутые сварные броневые листы, защищающие двигатель и кабину пилота. Броневая оболочка весила 990 кг. Полумонокок задней части фюзеляжа и киль выполнены из дерева, клееной фанеры и шпона. Топливный бак, размещённый между кабинами пилота и стрелка, закрыт 12-мм броневым листом, кабина стрелка защищена сзади бронёй толщиной 6-мм.

Компоновочная схема Ил-2М3

Крыло изготовлено с металлическим центропланом и консолями из дерева, обшитыми фанерой, на задней части консолей установлены посадочные щитки и элероны. К крылу на консолях крепились пушки, а в центроплане имелось место для четырёх контейнеров с авиационными бомбами, закрытых створками бобомболюков.

Двенадцать цилиндров форсированного двигателя АМ-38Ф создавали мощность в 1720 л.с. Воздушный винт для этого мотора был с тремя лопастями и регулируемым шагом. В тоннельном отсеке, размещённым между кабиной пилота и двигателем, вмонтировали радиатор водяного охлаждения, в передней нижней части корпуса самолёта, обшитый бронелистами расположился масляный радиатор.

Памятник Ил-2 в Самаре

Три опоры шасси состояли из двух основных стоек и хвостового колеса. Прочная рамная конструкция основных опор выдерживала большие ударные нагрузки и прощала лётчику грубые приземления. При уборке шасси колёса выступали из металлических гондол, защищая таким образом фюзеляж в случае вынужденной посадки без выпущенного шасси.

История создания советского штурмовика ИЛ-2

Ил-2 принимал участие в боях на всех театрах военных действий Великой Отечественной войны, а также в Советско-японской войне. В феврале 1941 года началось серийное производство “Горбатых” самолетов. Первые серийные Ил-2 изготовлены в Воронеже на заводе № 18, впоследствиии эвакуированном в Куйбышев, в 1941 году. Ил-2 серийно производился на авиационном заводе № 1, также в городе Куйбышеве и на авиационном заводе № 30 в городе Москве. Некоторое время в течение 1941-42 годов самолет выпускался заводом №381 в Ленинграде и Нижнем Тагиле.

Бронированный корпус ИЛ-2

Столкнувшись с большими потерями Ил-2, не имевших оборонительного вооружения, ВВС потребовали от Ильюшина вновь сделать самолёт двухместным, что и было реализовано к концу 1942 года. Однако, изменить бронекорпус уже не было возможности, поэтому бортстрелок находился вне бронекорпуса и был защищён лишь 6-мм листом брони со стороны хвоста. При этом защита пилота со стороны задней полусферы осуществлялась поперечной бронёй марки «ХД», толщиной 12 мм(+6 мм бронеспинка), входившей в схему бронекорпуса. Бронекорпус, защищающий обоих членов экипажа, получила лишь позднейшая модификация самолёта — Ил-10, выпуск которой был начат в 1944.

Двигатель ИЛ-2

АМ-38 — поршневой, 12-цилиндровый с 60° V-образным развалом цилиндров жидкостного охлаждения, мощностью в различных вариантах от 1620 до 1720 л. с., разработан в ОКБ Микулина.

Вооружение штурмовика ИЛ-2

  • 2 пушки в консолях крыла (первоначально — 20 мм ШВАК, в основной серии — 23 мм ВЯ, в противотанковом варианте — 37 мм), испытывался образец с пушками 45 мм.
  • 2 пулемёта ШКАС (крыльевые)
  • Авиабомбы, контейнеры ПТАБ
  • Реактивные снаряды РС-82 или РС-132
  • Пулемёт УБТ калибром 12,7 мм. (Только на двухместном варианте штурмовика ИЛ-2).

Модификации советского штурмовика ИЛ-2

  • Ил-2 (одноместный)
  • Ил-2 (двухместный)
  • Ил-2 АМ-38Ф
  • Ил-2 КСС (крыло со «стрелкой»)
  • Ил-2 М-82
  • Ил-2 ШФК-37
  • Ил-2 НС-37
  • Ил-2 НС-45
  • Ил-2М/Ил-4
  • Ил-2Т

Потери самолетов ИЛ-2 во Второй Мировой войне

Всего за 1941—1945 годы СССР потерял 23,6 тыс. штурмовиков, из них 12,4 тыс. составили боевые потери. Общая выживаемость Ил-2 за войну составила около 53 самолёто-вылетов на одну безвозвратную потерю. В течение всей войны выживаемость в штурмовой авиации была ниже чем в бомбардировочной и истребительной, несмотря на то, что Ил-2 превосходил по защищенности все советские самолёты. Причина этого — тактика применения, Илы большую часть времени висели над линией фронта на небольших высотах, притягивая к себе огонь всей вражеской зенитной артиллерии. По данным анализа боевой работы штурмовых подразделений 3-й воздушной армии в Витебской, Полоцкой, Двинской, Бауской и Шяуляйской операциях, общий уровень боевых потерь Ил-2, характеризуемый безвозвратными потерями, составил 2,8 процентов от общего количества самолёто-вылетов. При этом боевые повреждения регистрировались в 50 процентах самолёто-вылетов. Отмечались случаи, когда самолёт самостоятельно возвращался с боевого задания, имея более 500 пробоин в крыле и фюзеляже. После восстановительного ремонта, проводимого силами полевых армейских мастерских, самолёт возвращался в строй.

Ил-2 принял активное участие также и в борьбе с противником в составе ВВС Балтийского, Черноморского и Северного флотов. Наряду с традиционной «работой» по наземным объектам и целям (вражеские аэродромы, позиции войск и зенитной артиллерии, порты и береговые укрепления и др.), штурмовая авиация результативно атаковала и надводные цели, применяя топмачтовое бомбометание. К примеру, за время боев в Заполярье на боевом счету 46-го ШАП ВВС СФ более 100 потопленных судов противника.

Штурмовик Ил-10 – видео

https://youtube.com/watch?v=g6skg860cdI

Одновременно, на основании боевого опыта Ил-2, удалось при сохранении неизменной живучести самолета уменьшить вес бронекоробки. Благодаря уменьшению размеров самолета, улучшению всех его внешних обводов лобовое сопротивление его было намного меньше, чем у Ил-2. Двухместный штурмовик Ил-1 сохранил все основные размеры и конструктивные особенности одноместного истребителя, но имел цельнометаллическую конструкцию. По сравнению с Ил-2 была изменена толщина некоторых листов бронекоробки: толщину нижних боковых стенок капота двигателя увеличили, а толщину боковых стенок кабины экипажа уменьшили.

Опыт применения Ил-2 показал, что верхняя передняя часть бронекоробки практически не поражается, т.е. с земли она была недосягаема, а от атак истребителей сзади ее защищал стрелок. Спереди Ил-2 истребители противника почти не атаковали из-за мощного стрелково-пушечного вооружения штурмовика. Поэтому ее выполнили из дюралюминиевых листов толщиной от 1,5 до 6,0 мм. Также новым в бронезащите летчика и стрелка было применение 8-мм бронеплит с воздушным промежутком. Наружная бронеплита должна была разрушать попавший в нее снаряд, а внутренняя — принимать на себя осколки. Такая система эффективно защищала экипаж от 20-мм снарядов авиационных пушек.

Вооружение Ил-10 состояло из двух пушек ВЯ, установленных на консолях крыла, вне диска вращения винта. Вместо четырех бомбоотсеков Ил-2, на новом штурмовике в центроплане находилось два, но они позволяли размещать более крупные бомбы. На консолях крыла имелись четыре направляющие для пуска ракет. Оборонительное вооружение имело три варианта: с пулеметом УБТ, с пушкой Ш-20 и с установкой ВУ-8. Кроме того, в хвосте штурмовика установили держатель на 10 авиационных гранат АГ-2.

Штурмовики Ил-10 заходят на цель

Постройка новой машины Ил-10 производилась на заводе № 18, выпускавшем Ил-2. Первый опытный штурмовик, получивший к тому времени обозначение Ил-10, был готов весной 1944 г. 18 апреля летчик-испытатель В.К. Коккинаки выполнил на нем первый полет. Заводские испытания прошли быстро, и уже 13 мая три опытных Ил-10 поступили на госиспытания в НИИ ВВС. Испытания показали отличные летные данные, максимальная скорость оказалась равной 551 км/ч — почти на 150 км/ч больше, чем у его предшественника Ил-2. По сравнению с проходящими в то же время испытаниями штурмовиков (Су-6, Ил-8), Ил-10 было отдано предпочтение. В августе 1944 г. сразу на двух авиазаводах начался серийный выпуск Ил-10. Уже в октябре Ил-10 стали поступать в боевые части. К 1 мая 1945 г. в действующую армию было передано 630 самолетов Ил-10. Всего их было выпущено 4600. Кроме наших ВВС, они состояли на вооружении ВВС других стран. В 1951 г. в Чехословакии было налажено серийное производство этих машин. Там построили около 1200 самолетов. Штурмовики Ил-10 и Ил-10М состояли на вооружении штурмовой авиации до начала 1960-х гг., когда им на смену пришли реактивные самолеты.

Модификации Ил-10

УИл-10 — двухместный учебно-тренировочный самолет. Кабина стрелка была переоборудована в кабину летчика-инструктора;

Ил-10М — штурмовик с более мощным вооружением и с улучшенными взлетно-посадочными характеристиками.

Поделитесь в социальных сетях:vKontakteFacebookTwitter
Напишите комментарий