Поиск

Мины-лягушки — прыгуны, несущие смерть

Ползучий враг

Во многих странах мира разработаны десятки образцов выпрыгивающих мин: от простейших до «интеллектуальных», которые не только умеют отличать движение человека от движения животного или машины, но и способны отличать своего солдата от чужого и соответственно реагировать.

Более того, есть сведения о том, что разработаны ползающие мины, которые держат связь между собой, определяют непоражаемые места на минном поле и сами соответственно перемещаются в нужные точки. Любопытен тот факт, что подобные разработки ведутся в странах, явившихся инициаторами создания Оттавской Конвенции о запрещении противопехотных мин. Довод создателей прост — это не мины, это боеприпасы совершенно иного вида, и конвенция на них не распространяется.

Статья опубликована в журнале «Популярная механика»
(№4, Апрель 2005).

Рейд в Александрию

В ночь на 19 декабря итальянская подлодкаШире» князя Валерио Боргезе на минимальной скорости осторожно подползла к бухте Александрии и выпустила тримайале»(человеко-торпеды): на каждой по два диверсанта и 270 кг тротила. Когда они подошли ко входу в гавань, он оказался открытым! Англичане убрали боново-сетевые заграждения для прохода возвращавшихся крейсеров и эсминцев

Проскользнув в гавань, диверсанты направились к линкорамВэлиент»,Куин Элизабет» и флотскому танкеру. Торпеда лейтенанта де ла Пенне пошла кВэлиенту». Но его напарник Эмилио Бьянки потерял сознание и соскользнул с торпеды. Лейтенанту пришлось самому положить заряд под линкор. Как писал британский исследователь Дэвид Макинтайр:

Нечеловеческими усилиями, блуждая почти вслепую в облаке ила, де ла Пенне сумел сделать это! Он запустил часовой механизм взрывателя и всплыл на поверхность».

Лейтенант добрался до швартовой бочки линкора, где обнаружил Бьянки. В 03:25 они были замечены англичанами и подняты на борт. Итальянцев допросили, но они отказались отвечать на вопросы. Лишь в 06:00 де ла Пенне сообщил командируВэлиента», что корабль заминирован и вскоре взорвётся.

Два оставшихся экипажамайале» успешно установили заряды подКуин Элизабет» и танкеромСагона». Им удалось выбраться на берег, но вскоре их арестовала полиция. Первую пару диверсантов взяли сразу в гавани. Вторая сумела выбраться из города, но была поймана после того, как начала расплачиваться британскими фунтами, которые не были в ходу в Египте.

В 05:47 под танкером раздался взрыв. В этот момент с него заправлялись четыре эсминца. Один из них,Джервис», получил серьёзные повреждения.

В 06:06 сработал заряд, установленный подВэлиентом». Через четыре минуты рвануло под днищемКуин Элизабет». Оба линкора сели на дно гавани и были надолго выведены из строя.

Недорогие победы

10 июня 1940 года во Второй мировой войне появился новый участник — Италия. В мечтах Муссолини видел себя гегемоном на Средиземном море, но ему мешали англичане. Последние также не были рады появлению нового противника, который имел большой флот.

Вскоре после начала войны на Средиземном море практичные и циничные англичане нейтрализовали французский флот(в том числе атаковав базу в Мерс-эль-Кебире, чтобы корабли французов не достались странамоси»).

Но Regia Marina — итальянский флот — и без французских кораблей был угрозой для Великобритании. Он доминировал на Средиземном море — шесть линкоров, многочисленные тяжёлые и лёгкие крейсера, большое количество эсминцев и подлодок делали его серьёзным противником.

Чтобы лишить итальянцев преимущества, нужен был простой и эффектный ход. Здесь помогла палубная авиация. В ночь с 11 на 12 ноября 1940 года торпедоносцы британского авианосцаИлластриес» атаковали базу итальянских ВМС в Таранто. Результат: англичане потеряли пару самолётов, но вывели из строя три вражеских линкора. Дёшево и сердито.

Бой в Таранто

Казалось бы, дело сделано. Итальянцев лишили преимущества в тяжёлых кораблях, да и сами они не горели желанием сражаться с британским флотом. Но англичане не учли один важный нюанс — боевых пловцов из 10-й флотилии MAS.

Усатые мины

В действительности война шла, и вовсе не цветочная. Например, 14 октября 1939 года немцы топят английский линкор «Ройял Оук» прямо на стоянке в Скапа Флоу. 13 декабря в морском бою у Ла-Платы гибнет немецкий крейсер «Адмирал граф Шпее». 28 марта 1940 года верховный совет союзников принимает решение о минировании норвежских территориальных вод. Не была благостно тихой и обстановка на сухопутном фронте. Французы заняли свои укрепления на линии Мажино, а немцы — на линии Зигфрида (Западный Вал). Затем французы атаковали и 13 сентября заняли несколько участков немецкой территории между Саарбрюккеном и Пфальцским лесом.

Во время этих боев французские разведчики заметили странную способность немцев в кромешной тьме определять местонахождение разведгрупп и с абсолютной точностью посылать туда осколочные снаряды. Да и пушки немцев были какие-то странные. Не было видно вспышек, не слышно звуков выстрелов, только щелчок, хлопок и разрыв. И всякий раз несколько французских солдат оказывались убиты или ранены шрапнелью.

Союзники не догадывались, что столкнулись с немецкой новинкой в области минного оружия — противопехотной выпрыгивающей шрапнельной миной кругового поражения Sprengmine 35 (S.Mi.35). Немцам и не требовалось выслеживать вражеских разведчиков и дожидаться, пока те попадут в зону артиллерийского огня. Это за них делали мины. Достаточно наступить на прячущиеся в траве усики взрывателя S.Mi.Z.35 или зацепиться ногой за тонкую проволоку, протянутую к взрывателю ANZ 29, ввинченному в мину, как через четыре с половиной секунды пороховой заряд подбрасывал мину метра на полтора вверх. Взрываясь, она разбрасывала вокруг себя пучок шрапнели и осколков своего корпуса. Металла в мине было около четырех с половиной килограммов, причем бOльшую часть веса составляли круглые шрапнельные пули, а их помещалось в мину около 365 штук. Как минимум половина солдат, оказавшихся на расстоянии 15−20 метров от мины в момент ее разрыва, либо получали ранения, либо погибали.

Оружие
В России создали оружие против стай дронов

Приказ на поражение

Начнем с самого главного в мине — взрывателя. Ведь не сработай он вовремя — и мощность заряда, ударная волна или осколки, старания конструкторов и саперов пропадут даром или даже пойдут во вред своим. С другой стороны, именно «хитрость» взрывателя делает мину реально опасной для противника.

По принципу действия взрыватели делят на контактные, требующие непосредственного соприкосновения с объектом, и неконтактные, по срокам срабатывания — мгновенного и замедленного действия. Контактный взрыватель мгновенного действия «реагирует» на воздействие от цели, каковым может служить прикосновение к натянутой проволоке или нити (натяжное действие), приложение давления (нажимное) или, наоборот, снятие давления (разгрузочное) с крышки мины. Механические взрыватели натяжного и нажимного действия — старые, но по-прежнему самые распространенные типы. Комбинированные взрыватели вроде американского М3 могут использовать натяжное, нажимное или разгрузочное действие.

При всех современных технологиях по-прежнему широко применяют растяжку — низко натянутую проволоку или нить, соединенную с чекой или рычагом ударного механизма взрывателя. Но растяжку нужно еще поставить и замаскировать в траве, кустарнике, мусоре. К тому же трава и ветви имеют привычку колыхаться. Датчиком цели могут служить «усики» (короткие упругие стержни) взрывателя или разбросанные в стороны от мины тонкие нити с грузиками. Конечно, это требует более чувствительного взрывателя, и, дабы обезопасить минеров, он автоматически переводится в боевое положение только через некоторое время после установки мины. Для этого служит механизм дальнего взведения. В системах дистанционного минирования такой механизм особенно важен.

У неконтактных взрывателей датчиком цели может служить устройство, которое реагирует на создаваемые целью механические или электромагнитные колебания (или пересечение целью «луча»). Примеры — вибрационный или тепловой датчик, настроенный на срабатывание выше заданного уровня, паралазерный излучатель-приемник (на пересечение луча), и так далее. Запал служит для непосредственного инициирования подрыва заряда и может быть частью взрывателя или вставляться в мину отдельно — при ее установке.

Запал может включать, например, капсюль-воспламенитель, который срабатывает от накола ударником и подрывает капсюль-детонатор, вызывающий в свою очередь взрыв детонатора и заряда ВВ. Терочный запал действует за счет трения. При снаряжении мины литым тротилом или аммиачно-селитренными ВВ требуется еще и дополнительный детонатор.

Электрический запал, включающий электродетонатор, источник тока, провода и замыкатель, позволяет использовать самые разнообразные контактные и неконтактные схемы. Скажем, под качающейся доской настила может находиться контакт, отделенный небольшим промежутком от контакта на другой доске. Наступив на крышку или доску, солдат замкнет электроцепь, и сработает взрыватель установленной сбоку от тропы или настила мины. Более современный вариант — через дорогу перекинута петля оптического кабеля. Достаточно его раздавить или порвать, чтобы приемный элемент перестал получать сигнал, и несложная электронная схема выдаст команду на подрыв. Сигнал к электродетонатору может поступить и от такого датчика цели, как сочетание нажимного стержня и пьезоэлемента, пары светодиод-фотодиод (пересечение целью луча), от светочувствительного датчика, реагирующего на освещение сильным фонарем, и пр.

Ряд мин снабжен дополнительным детонатором и гнездом для взрывателя для установки на неизвлекаемость — взрыватель среагирует на попытку, скажем, сдвинуть мину или обезвредить ее.

Имеются и механизмы самоликвидации (самоподрыва). Вариант — электронный таймер, запускаемый одновременно с приведением мины в боевое положение. Правда, электронные механизмы легко отказывают при замерзании источников тока, а при высоких температурах их работа нестабильна. И все же подобные взрыватели находят все большее применение. Они позволяют придать минам сразу ряд возможностей — избирательность по цели (человек, машина), дальнее взведение, самоликвидацию или самонейтрализацию (перевод в безопасное положение) через заданное время или по кодированному сигналу, установку на неизвлекаемость при различных условиях (сдвиг, наклон, приближение миноискателя), возможность «опроса» мин и определения их боевого состояния.

Взрывом и осколками

Большинство мин состоит из трех основных элементов — заряда взрывчатого вещества, взрывателя и корпуса.

В основе действия любой мины лежит взрыв, то есть крайне быстрое выделение большого количества энергии, сопровождающееся возникновением и распространением ударной волны.

Взрывчатое превращение распространяется в массе обычного взрывчатого вещества (ВВ) либо путем теплопередачи и излучения, выделяющегося при горении, или путем механического воздействия ударной волны, распространяющейся по массе ВВ со сверхзвуковой скоростью. В первом случае процесс называют горением, во втором — детонацией.

В зависимости от применения ВВ делятся на: инициирующие (предназначенные для возбуждения взрывчатых процессов), бризантные, или дробящие (используемые для разрушения), метательные, пиротехнические составы.

В минах различного назначения используют в основном бризантные вещества, чувствительные к детонации. К ним относятся такие продукты органической химии, как тротил, тетрил, гексоген, ТЭН, пластид и другие, а также дешевые аммиачно-селитренные ВВ (аммониты). Пиротехнические составы применяют, например, в сигнальных и зажигательных минах.

Но энергию взрыва надо еще использовать для поражения противника. Минно-взрывные поражения обычно комбинированные, вызванные сразу несколькими факторами, но в качестве основных выделяют два — осколочное и фугасное поражение.

Фугасное действие заключается в поражении цели раскаленными высокоскоростными продуктами взрыва — на близких расстояниях, а далее избыточным давлением во фронте и скоростным напором ударной волны. Даже незначительное избыточное давление в 0,2—0,3 кг/см2 может вызвать серьезные поражения. Подрыв на фугасной мине обычно связан с отрывом или разрушением конечности, повреждениями внутренних органов, магистральных сосудов, нервных столбов.

Что касается осколков, то убойным считается осколок, имеющий при встрече с целью кинетическую энергию около 100 Дж. А значит, убойным можно считать уже стальной осколок массой всего 0,13—0,15 грамма при его скорости 1 150—1 250 м/с. Тяжелый осколок неправильной формы причиняет, конечно, большие разрушения тканей, но наносимое тканям тела сотрясение при малой скорости меньше. К тому же осколок должен еще попасть в цель, а поскольку взрыв действует «неприцельно», осколков лучше «иметь больше». Если на определенном расстоянии от точки взрыва не менее половины целей (а цель — фигура человека, примерно 1,5—2 на 0,5 метра) «получат» 1—2 убойных осколка, это расстояние именуют радиусом эффективного поражения, если не менее 70% — сплошного поражения (хотя в описаниях осколочных мин можно встретить путаницу в этих радиусах). Осколочные ранения обычно проникающие, при неправильной форме осколков — еще и рваные, с тяжелым повреждением внутренних органов, разрывом кровеносных сосудов и нервных тканей, переломами костей. Готовые шаровидные осколки, применяемые в ряде мин, оставляют в теле мелкие каналы, но при этом «шариковые ранения» характеризуются множественностью. Стальной шарик в тканях тела движется по своеобразной траектории, резко меняя направления, рана имеет многочисленные слепые каналы, сопровождается разрывами внутренних органов.

Наши мины — самые большие в мире

Нельзя сказать, что в Советском Союзе не обращали внимания на высокие поражающие возможности выпрыгивающих мин. К началу войны Красная армия располагала выпрыгивающей миной ОЗМ-152. Однако это было очень тяжелое и громоздкое устройство весом более 50 килограммов и длиной около 62 сантиметров. Подрывалась эта мина с пульта управления электричеством. Возможно было установить мину и со взрывателем натяжного действия. Однако процесс установки мины занимал слишком много времени и требовал большого труда. При этом ОЗМ-152 не имела существенного превосходства в поражении целей по сравнению с компактной немецкой миной — мощность ее была чрезмерна. Трудно было ожидать столь плотного скопления солдат противника во время боя, чтобы ОЗМ-152 могла показать большую эффективность, нежели немецкая мина.

Во время войны в СССР была разработана универсальная вышибная камера УВК, которая навинчивалась на снаряд вместо его штатного взрывателя. Снаряд с УВК закапывался в землю носовой часть вниз. При подаче электроимпульса в камеру взрыв порохового заряда подбрасывал снаряд на высоту от 30 до 90 см, после чего снаряд взрывался.

В 1944 году немцы усовершенствовали свою мину и выпустили ее под обозначением S.Mi. 44. Новая модель отличалась от своей предшественницы универсальным взрывателем S.Mi. Z.44, который мог использоваться и как натяжной, и как нажимной. Кроме того, снаряд мины взрывался с помощью тросика, один конец которого крепился в стакане мины, а второй — за чеку второго взрывателя, размещенного в снаряде.

«Люди-лягушки»

В первый раз итальянские подводные диверсанты заявили о себе 1 ноября 1918 года, когда потопили линкорВирибус Унитис». Но война уже заканчивалась, так что Рим не особо занимался развитием таких специальных подразделений

Снова на них обратили внимание только перед Второй мировой

В этот период морские части спецназначения создавали во многих державах. Не остался в стороне и СССР.

В 1939 году в Италии появилась 1-я штурмовая флотилия боевых пловцов. В марте 1941-го она была преобразована в десятую флотилию MAS(Mezzi d’Assalto — штурмовых средств) — и именно под этим названием прославилась. Диверсанты должны были атаковать базы Королевского флота в Средиземном море. В первую очередь — в Гибралтаре, на Мальте и в Александрии.

Корабль Его ВеличестваЙорк»

Но первый успех был достигнут в критской бухте Суда. Там взрывающиеся катера тяжело повредили британский тяжёлый крейсерЙорк», заставив его выброситься на мель. Спасти его британцы не смогли — корабль добили немецкие пикировщики. Там же взорвали танкер. А в сентябре 1941 года подводные диверсанты атаковали Гибралтар, где потопили три транспорта.

Англичане знали об их существовании. Они даже взяли в плен нескольких пловцов — в том числе и пилотов катеров, подорвавшихЙорк». Охрану якорных стоянок серьёзно усилили.

Но фортуне порой плевать на любые предосторожности. Именно везение помогло итальянцам проникнуть в гавань Александрии, где их действия обернулись катастрофой для британского флота

Коварные прыгуны

После окончания Второй мировой войны немецкая выпрыгивающая мина была по достоинству оценена во всех странах; появились ее многочисленные подражания. В СССР были приняты на вооружение мины ОЗМ-3, ОЗМ-4, несколько меньше по размеру и проще по конструкции. Они не содержали в себе шрапнели, а цель поражалась осколками массивного чугунного корпуса.

Несколько позднее, в 1972 году, появилась одна из наиболее сильных в этом классе мин — советская ОЗМ-72, которая имеет радиус поражения около 30 метров. Об этой мине стоит рассказать подробнее. Повторяя во многом конструкцию немецкой Sprengmine 35, эта мина во многом совершеннее. Шрапнель в ней размещается не между двумя цилиндрами, а снаружи по стенкам снаряда и удерживается на месте за счет того, что залита затвердевшей эпоксидной смолой. Для этой мины было разработано несколько взрывателей. Среди них МВЭ-72, отличительной особенностью которого является очень тонкая, незаметная зрительно натяжная проволока (в отличие от довольно толстой и заметной у предыдущей модели). Эту проволоку, длиной около 15 метров, не нужно развешивать на колышках — она просто разматывается на местности и ложится на травинки. Для того чтобы мина взорвалась, совсем не требуется натягивать эту проволочку. Она обрывается при приложении усилия всего около 300−400 г, то есть оборвать ее легче, чем обычную швейную нитку.

Но наиболее страшна мина ОЗМ-72 в составе взрывного устройства НВУ-П. Это устройство представляет собой электронный блок, закопанный в землю и снабженный сейсмическим датчиком цели, а проще говоря, несложным устройством, регистрирующим сотрясение грунта от шагов человека. Вокруг электронного блока в радиусе 15 метров в земле закопаны пять мин ОЗМ-72. При приближении человека блок определяет направление движения и расстояние до цели и в наивыгоднейший момент выдает команду на одну из мин на подрыв. Жертве спасения нет. Товарищ, бросившийся на помощь раненому, будет поражен следующей миной. То же самое произойдет, если пострадавший попытается уползти из зоны поражения. Следующая мина добьет его.

Что-то можно сделать лишь после того, как взорвется последняя, пятая мина. Но и это предусмотрено создателями НВУ-П. Вместо последней мины к устройству можно присоединить еще один комплект НВУ-П. После срабатывания последней мины одного комплекта в работу включится второй комплект, к которому тоже вместо пятой мины можно присоединить третий комплект, и так до бесконечности. На движение танков, автомобилей и другой техники прибор не реагирует.

Поделитесь в социальных сетях:vKontakteFacebookTwitter
Напишите комментарий