Поиск

Кирзовые сапоги

Основное назначение обуви

Первоначально кирза разрабатывалась именно в качестве материала для военной обуви. Во времена Первой мировой войны перед государством стояла задача — обеспечить сапогами десятки тысяч солдат. Приобретать изделия из натуральной кожи было очень невыгодно для казны. С тех пор и по 2007 год, кирзовый армейский сапог стал незаменимым предметом в экипировке бойца. На сегодняшний день, по распоряжению Министерства обороны России, популярная модель была заменена на военные ботинки. Но для частей, расположенных на Крайнем Севере, кирзовые сапоги по-прежнему являются незаменимым элементом обмундирования.

Такая обувь также распространена в химической промышленности, на строительных объектах, при работах, связанных с риском поражения током. Часто кирзовые сапоги являются элементом спецодежды на различных предприятиях. Эти изделия широко востребованы среди дачников и обладателей фермерских хозяйств.

Городские модники также носят обувь из кирзы. Это могут быть как сапоги, так и грубые ботинки. Один из самых распространенных стилей — милитари, популярен среди мужчин и женщин. Чаще всего обувь сочетают с одеждой в полувоенном стиле. Представительницы прекрасного пола искусно комбинируют грубые армейские сапоги с романтичными платьями. Слияние несочетаемой одежды в одном образе носит название нового направления в моде — фьюжн.

От британских морей

Получил заменитель кожи в ходе химических опытов русский офицер-артиллерист (потом генерал) Михаил Поморцев. Армия тогда потребляла много натуральной кожи: для обуви, портупей и амуниции, ружейных ремней, чехлов. При этом, если кожаный чехол для штыка или лопаты можно было заменить брезентовым аналогом (что и было сделано в Первую мировую), то переобуть солдата в парусиновые/суконные сапоги не представлялось разумным. Сапоги – это вам не медный котелок, они не могут служить десятилетиями. Их армия постоянно закупала. Что ложилось тяжелым бременем на казну.

Идея была незамысловатой: заменить кожу на более дешевый материал. Поморцев предложил тачать солдатские сапоги из грубого сукна, пропитанного составом, который бы не пропускал воду, но пропускал воздух. Чтобы ноги, как говорили солдаты, “не спарились”. Подходящей ткани на рынке было с избытком, выбор пал на сукно из одной английской деревни, которая с XIII века славилась выведением особой породы овец.

Костюм “Ополченец” и манто “Крымчанка” – писк моды 1854 года

С пропиткой дела обстояли не так гладко. В 1903 году, когда Михаил Поморцев в Санкт-Петербурге проводил опыты, было ясно, что лучшие водоотталкивающие эффекты давали составы на основе натурального каучука. Но своего каучука в Российской империи не было (точнее, был, но не умели добывать).

Британское сукно в любой момент можно было заменить на отечественное, а прекращение поставок каучука из-за границы оставило бы армию без снаряжения. Поэтому Поморцев предложил использовать пропитку из смеси парафина, канифоли и яичного желтка. Все свое, отечественное. Полученный материал не пропускал воду – практически как натуральная кожа.

Так наша армия и получила керзу. Вторая буква в этом слове отнюдь не грамматическая ошибка. По-английски название деревни, где закупалось сукно-основа, звучит как Kersey (графство Суффолк, восток Англии). Кирзой этот материал назовут уже в советское время. Почему? А это тайна, покрытая мраком. По одной из версий серийное производство советской кирзы наладили на заводе “Искож”, расположенном в Кировской области. Как удается провести орфоэпическую эволюцию от британской Керси до Вятки, переименованной в честь Сергея Кирова, – не вполне понятно. Но будем для удобства называть материал, как привыкли.

А пока еще раз вернемся в Россию дореволюционную.

Преимущества и недостатки моделей

Натуральный материал имеет свои плюсы и минусы. Несомненными преимуществами яловой обуви являются:

  • долговечность при несложном уходе;
  • устойчивость к воздействию влаги;
  • отсутствие плесени без просушки;
  • удержание тепла.

При этом обувь из яловой кожи тяжелая и грубая, из нее плохо выводится влага. Еще один существенный минус: разнашивается очень долго, причем естественным способом сделать это достаточно сложно. Поэтому чаще всего сапоги либо растягивают колодками, либо замораживают с помещенными внутрь пакетами с водой. Как вариант, разнос осуществляется с помощью подручных средств: глицерина, горячих полотенец. Хотя яловые сапоги тяжелее хромовых и юфтевых, благодаря разумному соотношению цена–качество они завоевали популярность не только в армейских структурах, но и на гражданке.

До Берлина и дальше

Вторая попытка сэкономить на обуви для солдат имела место в 1930-е.

К тому времени наша промышленность освоила пропитку на основе искусственного каучука. Такие сапоги (теперь их называли уже кирзовыми, через “и”) испытали во время боев с финнами. И, как это часто бывает, первый блин вышел комом. Получившиеся сапоги трескались на морозе, почти “не дышали”. Армия от них отказалась.

Но уже с началом Великой Отечественной о кирзе опять вспомнили. 22 июня 1941 года численность Рабоче-крестьянской Красной Армии не превышала 5 миллионов штыков. А уже через неделю, 1 июля, в РККА насчитывалось 10 миллионов 380 тысяч человек. Всех новобранцев нужно было не только вооружить, но и одеть-обуть.

Как комиссар полиции из Праги стал реконструктором истории в Таганроге

Дешевые кирзовые сапоги стали настоящим спасением для армии. В 1942 году продолжатели дела царского генерала Поморцева – советские ученые-химики Александр Хомутов и Иван Плотников – получили за сапоги Сталинскую премию.

Наши бойцы в кирзовых сапогах брали Берлин. Да и еще несколько десятилетий после войны страна ходила в кирзачах. А армия перешла на берцы сравнительно недавно.

И все же, кирза – это хорошо или плохо? На этот вопрос нельзя отвечать вне исторического контекста. Для минувшей войны, когда маячила перспектива отправлять призывников в бой в той обуви, в которой они пришли в военкомат, – благо.

В нашем веке кирза выглядит пережитком прошлого. В СССР всем солдатам срочной службы хотелось уйти на дембель по крайней мере в яловых или юфтевых сапогах. Предел мечтаний – офицерские “хромовые”.

Дело не только в качестве самой обуви. Кирза тяжелая, как ее ни чисти, у нее нет шика.

Но если – не дай-то бог – будет большая война, то об этих сапогах опять вспомним. Я имею в виду не гибридно-виртуальные сражения, когда народ изливает желчь у экранов компьютеров. Я о настоящей войне. Это когда потухнут все экраны, а вместо банковских карточек введут бумажные продуктовые. На складах современные “берцы с мембраной” быстро закончатся. И, боюсь, о портянках тоже придется вспомнить.

История часто повторяется.

Фото: wikipedia.org

Кто в сапогах

Кирзу не сразу использовали для изготовления сапог. Материал фактически был создан еще в 1904 году, но его полноценное применение в боевых условиях началось в 1905 году. В ходе Русско-японской войны из кирзы сначала стали шить чехлы для артиллерийских орудий.

В целом армию кирза устраивала, и Поморцев готовился запустить в промышленное производство кирзовые сапоги. Увы, но не сложилось. Против таких сапог выступило военно-промышленное лобби.

Одно дело – мирное время, когда на содержании армии государство старается сэкономить. И совсем иное, когда война, в обществе ура-патриотический подъем, военный бюджет растет как на дрожжах: все для фронта, все для победы. Зачем закупать дешевые сапоги, когда можно закупить дорогие? Просторы для откатов и воровства при большом бюджете больше.

На Западе назвали российский истребитель Су-57 супервыгодным

Кроме того, у идеи не было, образно говоря, “мотора”. Бесспорно талантливый Михаил Поморцев не мог сосредоточиться на каком-то одном проекте, довести его до логического завершения. За кирзу он получил медали и грамоты на самых престижных выставках: в Милане, в Париже и в Петрограде. На этом и успокоился. И переключился на новые изобретения. С головой ушел в воздухоплавание и ракетостроение: летал на воздушных шарах и аэростатах, проводил метеонаблюдения. Писал труды по аэронавигации, придумывал приборы для аэропланов. Участвовал в создании российских парашютов. Занимался ракетами: изобретал для них крылья и стабилизаторы…

Историки упрекают Поморцева в том, что хватался за все. И в изобретательском азарте даже подавал заявки на изобретения, которые были сделаны до него. Возможно, так все и было. Но надо делать скидку на эпоху. Начало прошлого века: время фантастических открытий. Мир менялся на глазах: появлялись самолеты, подводные лодки, океанские лайнеры. Города освещались электричеством, по дну океанов прокладывали телефонные кабели. Талантливые люди искали применение своих талантов буквально во всем новом.

Мы, их потомки, часто знаем не тех, кто двигал прогресс. А дельцов, которые грамотнее всех оформляли патенты.

Положа руку на сердце: кто слышал это имя – Михаил Михайлович Поморцев?

А такие имена знать надо.

Вы слышите? Грохочут сапоги…

Попытку возродить производство кирзы решили в 1934 году. Была усовершенствована технология и разработан метод получения искусственного каучука, которым пропитывалась ткань. В дальнейшем к разработке и производству кирзовых сапог подключился химик Иван Плотников. Именно он возглавил Вятский комбинат искусственных кож и наладил производство кирзовых сапог.

Первую обкатку новые сапоги прошли в условиях советско-финской войны, но не совсем удачно. На морозе сапоги становились твердыми и ломкими.

Катастрофически стало не хватать обуви в первые дни Великой Отечественной войны. Вспомнили про Плотникова. Он был отозван из московского ополчения, переведен в тыл и сразу был назначен директором и главным инженером завода «Кожимит». Задача была одна – в кратчайший срок усовершенствовать технологию изготовления обувного кожзаменителя – кирзы.

П.И. Жигимонт. «Солдатская песня»

Плотников с задачей справился, и кирзовые сапоги были запущены в массовое производство. Говоря о серьезности задачи, надо сказать, что в годы войны по пустякам Сталинские премии не давали. Ивану Плотникову и группе его инженеров удалось коренным образом усовершенствовать и технологическое оборудование, и методы производства. В итоге получилась легкая и прочная ткань для производства сапог, и именно в этой простой и неприхотливой обуви советские солдаты дошли до Берлина.

К 1945 году в кирзачах щеголяли десять миллионов солдат, а эффективность производства такой обуви составила тридцать миллионов рублей в год. Очень интересное мнение о кирзовых сапогах оставил американский генерал Бредли, сделавший выбор в пользу кирзачей при сравнении обуви советских и американских солдат. В кирзовых сапогах ноги наших солдат были сухими, тогда как из-за постоянной сырости только за один месяц в американской армии выбыли из строя 12 тысяч солдат. Наши солдаты преодолевали многокилометровые марши по любой дороге и бездорожью. Голенище прикрывало ногу от повреждений, травм и ожогов.

Портянки

Можно признать, что портянки не менее гениальное изобретение, чем сами кирзовые сапоги. Впрочем, они неразлучны. Те, кто пробовал носить кирзовые сапоги с носком, знают, что носки обязательно рано или поздно скатаются на пятку. Тогда, особенно если ты на марш-броске и не можешь остановиться, пиши пропало. Ноги в кровь.

Кроме того, портянки удобны еще и тем, что в случае их намокания, их достаточно намотать другой стороной, тогда нога по-прежнему останется сухой, а мокрая часть портянки будет тем временем высыхать. Просторное голенище «кирзачей» позволяет в холода наматывать по двое портянок, плюс закладывать в них газеты для того, чтобы сохранить тепло.

Поделитесь в социальных сетях:vKontakteFacebookTwitter
Напишите комментарий