Поиск

Винтовка Мосина — верная подруга русского солдата

Пришлите книг!

«Я только спросил старшину: книг прислали? — Да, — ответил он. Не только посылку, но и письмо вскрыть не удалось. Ребят накрыло таким минометным огнем, что головы нельзя было поднять из щели. И только вечером, сойдя в глубокую лощину, сделали укрытие для светомаскировки и прочли письмо. Сколько радости и восторга! Меня все бойцы просили, чтобы я на другой день написал на коллектив вашей библиотеки…»

Это благодарственное письмо, написанное прошитой осколком рукой солдата Михаила Мельникова и отправленное из военного госпиталя, — одно из множества свидетельств неоценимой значимости книг в огневые годы Великой Отечественной. Кто-то прошел всю войну с томиком любимых стихов, кто-то — с романом Николая Островского «Как закалялась сталь», а кому-то фронтовым товарищем служил учебник астрономии.

Книги подбирали в библиотеках разбомбленных городов, находили в разрушенных жилых домах, получали фронтовой почтой из штабов дивизий, везли на фронт из краткосрочных отпусков… «Я жутко соскучилась по книгам. В одной деревне мы обнаружили «Евгения Онегина», так зачитали его до дыр. Каждую свободную минутку с упоением читали его вслух», — рассказывала в письме родным санитарный инструктор 308-й стрелковой дивизии Ариадна Добромыслова.

Переписанные от руки стихи прятали в голенищах сапог — и отважно шли в бой. В перерывах между боями устраивали коллективные читки однополчанам

Использовали книги и для обмена военной информацией — записывая собранные подпольщиками сведения между строк и переправляя за линию фронта.

Из уст в уста передавали предания о книжных чудесах. Роман Алексея Толстого «Петр Первый» спас жизнь солдату Георгию Леонову: пуля застряла в спрятанном под гимнастеркой толстом томе. Старший лейтенант Петр Мишин уцелел в бою благодаря сборнику пушкинских стихов: пробив двести страниц, осколок снаряда остановился аккурат… перед стихотворением «Талисман»!

Имена писателей присваивали воинским подразделениям и боевой технике: отряд имени Горького, имени Лермонтова; танк «Владимир Маяковский», «самолет Дмитрий Фурманов»… В состав экипажа одного из сторожевых кораблей Северного флота ввели Пушкина. В одной из дивизий Максим Горький служил «почетным красноармейцем», его имя ежедневно выкликалось на поверке.

Командир одной из частей Украинского фронта вручал в качестве переходящей премии отличившимся бойцам поэтический сборник «Кобзарь» Тараса Шевченко. Назначенный командиром одного из орудий на Ленинградском фронте молодой писатель Иван Дмитроченко наказывал своим бойцам: «За Ивана Сергеевича Тургенева — огонь! За «Войну и мир» — Огонь! За великую русскую литературу — огонь!..»

В архивах хранятся многочисленные письма-просьбы с передовой прислать книги. «Среди боев выпадает время, когда хочется хоть немного почитать… Если можно, вышлите что-либо из книг художественной литературы. Старые, потрепанные, лучше если без переплета, чтобы можно было хранить в вещевом мешке или полевой сумке», — писал библиотекарям красноармеец А. П. Стройнин.

На фронт направлялись дублетные экземпляры из библиотек. Проводились регулярные сборы книг от гражданского населения. Мастерились книжки-самоделки из газетных вырезок. В первый год войны даже печатались стихи на пакетиках с пищевыми концентратами.

История создания винтовки Мосина

В конце ХІХ века многие европейские страны имели на вооружении многозарядные винтовки, что позволяло их солдатам вести бой намного эффективнее. В то время русская армия еще пользовалась однозарядным оружием с применением крупнокалиберного патрона и чёрного пороха. Опираясь на опыт русско-турецкой войны, в период которой солдаты пользовались однозарядной винтовкой Бердана, власти России объявили конкурс на создание новейшего образца оружия. Мероприятие проводилось в 1890 году, и на нем было представлено около 20 образцов магазинного оружия. После проведения испытаний были отобраны два финалиста: винтовка капитана Мосина и винтовка бельгийца Леона Нагана. После всех необходимых испытаний, уже в 1891 году, было проведено голосование, по итогам которого победила бельгийская разработка (14 голосов против 10), но влиятельные российские офицеры настояли на утверждении именно отечественного образца. В итоге на вооружение была взята именно винтовка Мосина, но немного усовершенствованная идеями Нагана, а именно механизмом подачи патронов. Это оружие находилось на вооружении России долгие годы, армия прошла с ним многие войны: две мировые, русско-японскую и финскую. Калибр винтовки Мосина составляет 7,62 мм (три линии по 2,54 мм).

Книга-военврач

Неоценима роль книг в госпиталях. Для раненых организовывали чтения вслух и устраивали литературные вечера. Наибольшим спросом пользовалась развлекательная литература: приключения, детективы, сказки, фельетоны — все, что могло отвлечь от боли и поднять настроение. А самыми читаемыми романами были «Война и мир» Толстого, «Овод» Войнича, «Как закалялась сталь» Островского.

Библиотерапевтические сюжеты представлены на фронтовых рисунках народного художника СССР Николая Жукова. Талантливый иллюстратор и график, он встретил Победу в Вене в звании капитана, делал зарисовки на Нюрнбергском процессе — за 40 дней создал около 400 изображений всех его участников.

Главным из русских классиков, героически сражавшихся вместе с нашими бойцами, был Александр Сергеевич Пушкин. Об этом свидетельствуют непридуманные фронтовые истории и литературные произведения о войне. Об этом напоминают мемориальные свидетельства и музейные экспонаты.

Хрестоматийной стала история отправленного на фронт юной москвичкой пушкинского сборника с надписью: «От девушек завода им. Сталина в подарок. Читайте, дорогие товарищи, и любите стихи Пушкина. Это мой любимый поэт, но я решила послать эту книгу — она вам нужнее, вспоминайте нас. Мы для вас оружие делаем. С горячим приветом. Вера Гончарова».

Летом 1942 года в разрушенной библиотеке города Богучар сержант Степан Николенко обнаружил уцелевший томик пушкинских стихов и не расставался с ним до самой Варшавы, пока на автоколонну не спикировал фашистский самолет. Едва очнувшись в госпитале, Степан первым делом поинтересовался судьбой заветной книжки.

Отголосок этой пронзительной истории — в знаменитом стихотворении Веры Инбер: «…В больнице долго он без сил Лежал, как мертвый, на подушке. И первое, что он спросил, Придя в сознание: »- А Пушкин?” И голос друга, поспешив, Ему ответил: «Пушкин жив».

Суровой зимой того же года с однотомником лирики Пушкина оказался в лагере смерти под Шауляем сержант Борис Полетаев. Выжить в нечеловеческих условиях помогло чтение вслух. Как сказал кто-то из пленных, «Пушкин у нас, в шестом бараке, как полковой комиссар: дух людей поднимает». Сейчас эта бесценная книга — совсем уже ветхая и лишившаяся обложки — хранится в шкафу даров Государственного музея изобразительных искусств им. А. С. Пушкина.

А Музей обороны Москвы по праву гордится «Групповым портретом потомков А. С. Пушкина — участников Великой Отечественной войны» кисти Владимира Переяславца. На одном полотне за чтением стихов своего великого прадеда и прапрадеда сошлись авиамеханик-моторист, боец народного ополчения, моряк Балтийского флота, командующий отделением связи, командир боевого расчета зенитного полка и партизан отряда особого назначения.

Служивший на войне летчиком-истребителем художник создал вымышленный сюжет: изображенные никогда не собирались в таком составе. Их встреча стала символом народного единства под эгидой великой национальной Литературы. Та же мысль — в замечательном стихотворении поэта-фронтовика Сергея Смирнова: «…А Пушкин, наш великий русский гений, Шел с нами в бой за честь своей земли: Мы все его собранье сочинений Не в вещмешках, а в памяти несли!»

5 мая 1945 года вошло в Историю отрывком из пушкинской «Метели», который читала актриса Московского Художественного театра Нина Михайловская у разрушенного Рейхстага.

***

…«Придя в свою роту, я узнал, что часть книг погибла с моими боевыми товарищами. Коган был убит за книгой Гончарова снарядом. Книги Горького и Островского прямым попаданием мины разнесло, что и следов от них не осталось, — продолжал рассказывать в письме библиотекарям вернувшийся в строй солдат Михаил Мельников. — Так в битвах за Карпаты мы бились вместе с книгами, с ними и умирали те, кому суждено было умереть».

Русская трёхлинейная винтовка

16 апреля 1891 года император Александр III утвердил образец, вычеркнув слово «русская», на вооружение винтовка была принята под наименованием «трёхлинейная винтовка образца 1891 года». Единственный русский царь, при котором Россия не воевала, нарушил традицию, это был первый случай, когда оружие было названо не именем его создателя.

За Мосиным оставили права на разработанные им отдельные части винтовки и присудили высшую военно-техническую награду – Большую Михайловскую премию, летом Мосин произведен в полковники гвардейской артиллерии.

Винтовку Мосина образца 1891 года взяли на вооружение в 3 вариантах: пехотная винтовка с длинным штыком и стволом; кавалерийская или драгунская винтовка с менее длинным стволом и новым способом крепления ремня; казачья винтовка без штыка и с самым коротким стволом. В серийное производство оружие запустили в 1892 году на Сестрорецком, Тульском и Ижевском оружейных заводах. В 1894 году Сергея Ивановича назначают начальником Сестрорецкого оружейного завода. Принятие винтовки Мосина обнаружило ограниченные производственные мощности страны. Пришлось привлекать партнеров, заказ на 500 тысяч винтовок был размещён на французском оружейном заводе в городе Шательро.

Голь на выдумку хитра

Кому-то очень было нужно испоганить фото красным овалом. |Фото: motor2.info.

В сети ходит достаточно редкая фотография времен Второй мировой войны. На ней изображено несколько артиллерийских орудий и группа красноармейцев, большая часть из которых сидит поодаль. Другие, стоят рядом с орудиями и (в том числе) привязывают к их стволам винтовки Мосина, которые зачем-то посажены на деревянные колодки и веревки. Для чего нужна такая система и что собираются делать солдаты? На самом деле запечатлённая ситуация на снимке вовсе не какой-то солдатский юмор и даже не «фейк».

После тренажера можно и на боевые. |Фото: motor2.info.

На фотографии урок артиллеристов, которых готовят к отправке на фронт. Винтовка на полоне – это кустарный тренажер, который придумали в РККА для подготовки наводчиков. Винтовка выравнена с прицелом орудия, а ее спусковой крючок соединен проволокой со спусковым механизмом пушки. Сама винтовка заряжена трассирующими боеприпасами.

Без подготовки нельзя. |Фото: sikini.ru.

Нужно это для того, чтобы артиллеристы упражнялись в прицеливании и стреляли винтовочными патронами, вместо боевых снарядов. Делалось это для экономии и безопасности. Если боец несколько раз мог хорошо и правильно послать в цель трассирующий патрон, ему давали тренировать на настоящих снарядах.

Примечание: трассирующий боеприпас в данной ситуации нужен для того, чтобы наставник и ученик видели, куда полетел выстрел, и могли судить и результативности ведения огня.

Рождение стрелкового шедевра

Оружейный мир после почти пятивекового активного применения пороха сегодня признает не более двух десятков брендов стрелкового оружия. Равным, если не одним из первых, среди конструкций Маузера, Гаранда, Манлихера, Лебеля стоит и изделие русского офицера Сергея Ивановича Мосина.

О том, что это действительно оружейный шедевр, говорит его востребованность даже сегодня. По разным параметрам это вполне современное оружие. Русская императорская армия приняла его на вооружение в 1891 году. И на сегодняшний день винтовка остается на вооружении Российской армии. Да, “мосинка” снята с производства всего лишь в 1950 году на Ижевском заводе. Но ее хранят в арсеналах и в случае необходимости поставят в войска. Кстати, во время первой чеченской войны эту винтовку охотно применяли наши снайперы наряду с СВД. Однако долгое время может вообще обходиться без чистки и смазки. Наши бойцы шутили, что если иностранная винтовка, упав в грязь, перестает стрелять, то наша все равно стреляет, только громче.

В центре – “трехлинейка” эпохи Николая II. Слева и справа – винтовка и карабин 1930-1940-х гг. Фото: Игорь Елков

По аналогии – танк Т-34 окончательно был снят с вооружения только в 1990 году. Опять же, винтовочный патрон 7,62Х54R успешно применяют к снайперским винтовкам Драгунова и станковым пулеметам. И будут применять еще лет сто.

В чем же уникальность конструкции Мосина? Во-первых, это первая в истории России массовая отечественная винтовка и первое в России стрелковое оружие, разработанное русским инженером. Да, Мосина не признают единственным автором винтовки, справедливо указывая на некоторые заимствования. Например, конструкции скользящего затвора и диоптрического прицела он подсмотрел у Лебеля, творчески переработав. А магазин, когда пять патронов насаживаются на гибкую пластину и вставляются сверху в винтовку, скопировал у Нагана. Сам патрон сконструировал полковник Н.Ф. Роговцев, а формулу бездымного пороха вывел Д.И. Менделеев. Собственно, без патрона и винтовки бы не было: любое оружие разрабатывается под конкретный патрон, а не наоборот.

Более того, над новой винтовкой трудились десятки заводских мастеров, а Мосин “всего лишь” координировал их труд. Ну и, конечно, обобщил все идеи и добавил свои. Считается, что поэтому винтовка изначально и не получила имя своего создателя. А стала именоваться “комиссионной трехлинейной винтовкой образца 1891 года”. “Мосинкой” она стала благодаря солдатской молве. Ну, с таким же успехом можно упрекнуть в заимствовании любого писателя – все драматические сюжеты уже описаны Шекспиром.

Мосин решил сразу три, казалось бы, неразрешимые проблемы русской армии. Он дал войскам скорострельную по тем временам магазинную пятизарядную винтовку, которыми уже вооружились все европейские соседи. И не только европейские. Турецкие солдаты стреляли в Русско-турецкую войну 1877-1878 гг. из многозарядных французских и немецких винтовок, а наши – из однозарядных “берданок”.

В Туле простились с выдающимся оружейником Николаем Макаровцом

Владению новой винтовкой не надо было долго учиться. И, что самое главное, винтовка была настолько технологически проста, что ее производство можно было быстро наладить. В целях экономии даже штык сделали не ножевым, а игольчатым – просто заточили четырехгранный прут и намертво прикрепили к стволу. Такие габариты были не очень удобны. Но очень способствовали в знаменитой русской штыковой атаке. Благодаря штыку противники всячески избегали рукопашного боя с русской пехотой – рана от штыка загнивала и вызывала гангрену.

Уже в ходе модернизации штык стал съемным, его можно было надевать на ствол в перевернутом виде, а казачий карабин выпускался вообще без штыка – у казака есть шашка.

Но простота себя оправдала. К 1903 году перевооружение армии завершилось. Всего русские войска получили почти 3,5 миллиона винтовок. Оправдался такой подход и в годы Великой Отечественной войны. На заводах в сутки выпускалось до 12 тысяч винтовок. Всего же за все годы производства изготовлено около 40 миллионов единиц.

Поделитесь в социальных сетях:vKontakteFacebookTwitter
Напишите комментарий