Поиск

Первый динамо-реактивный гранатомет Курчевского

Видео РШГ-1

https://youtube.com/watch?v=pMutQI3hkgY

РШГ-1 с модульной головной частью в термобарическом снаряжении – это индивидуальное средство вооружения солдата, обладающее высокой эффективностью кумулятивного, фугасного, осколочного и зажигательного действия одновременно. В её конструкции впервые в мире реализован формирующийся при взаимодействии с преградой кумулятивный заряд, надежно поражающий легкобронированную технику. Конструкция боевой части запатентована и не имеет мировых аналогов. Боевая часть гранаты была заимствована от гранаты ТБГ-7, а реактивный двигатель – от РПГ-27.

Реактивная штурмовая граната РШГ-1 представляет собой реактивный снаряд с термобарической боевой частью калибром 105 мм (иначе называемой “боеприпас объемного взрыва”) и пороховым реактивным двигателем, полностью отрабатывающим в стволе одноразового пускового устройства. Боевая часть РШГ-1 содержит примерно 1.9 кг топливной смеси, что при подрыве топливо-воздушного облака дает фугасный эффект, сравнимый с подрывом 5-6 кг тротила. Стабилизация гранаты на траектории осуществляется при помощи складных стабилизаторов и придаваемого ими гранате осевого вращения.

Реактивная штурмовая граната РШГ-1 создавалась на базе РПГ-27. Основное различие между РШГ-1 и РПГ-27 – это термобарическая БЧ ракеты РШГ-1, предназначенная для борьбы с легкобронированной техникой, укреплениями и пехотой противника. При этом была достигнута высокая степень унификации. В частности, по пусковому устройству для увеличения дальности стрельбы было изменено только прицельное приспособление. Пусковое устройство представляет из себя трубу-моноблок из стеклопластика. С торцов пусковое устройство закрыто разрушаемыми при выстреле резиновыми крышками. Для приведение в боевое положение извлекается предохранительная чека и прицельные приспособления приводятся в боевое положение, при этом взводится ударно-спусковой механизм, и можно произвести запуск гранаты нажатием на спусковой рычаг. При необходимости перевода гранаты обратно в походное положение ударно-спусковой механизм снимается с боевого взвода при опускании целика прицела в горизонтальное положение и фиксации его чекой.

РШГ-1 с гранатометом одноразового применения, сохранив все достоинства базовых образцов, оснащены новыми головными частями многофакторного поражающего действия и способны поражать на поле боя укрытую и открытую живую силу, небронированную и легкобронированную технику. Реализация указанных разработок стала возможна только за счет применения принципиально нового подхода к конструированию и производству образцов. Это, в первую очередь, блочно-модульный принцип разработки изделий. Он основан на разработке и освоении в производстве блоков-модулей широкого спектра.

Использование в конструкции гранат универсальных модулей значительно снизило затраты на их разработку и освоение серийного производства. Специалистам известно, что при запуске нового образца в серию такие затраты составляют до 50% от стоимости установочной партии при её оптимальном объёме (не менее 6000 шт.). В современных условиях из-за дефицита средств этот фактор становится одним из основных. Другая важная особенность – легкость процесса освоения боевого применения и эксплуатации новых образцов войсками. Боец, имеющий навыки обращения с РПГ-27, может без затруднений использовать на поле боя РШГ-1 без специальной переподготовки.

РШГ-1 успешно занял “нишу” в системе вооружения сухопутных войск и предназначен для использования с наибольшей эффективностью подразделениями специального назначения, разведывательными и диверсионными группами. По оценкам специалистов этому образцу оружия по критерию “стоимость-эффективность”, на момент создания, равных в мире не существовало. В 2000 году РШГ-1 была принята на вооружение Российской армии и стала предлагаться на экспорт. По механизму воздействия на цель (взрывной волной и термическим эффектом от подрыва распыляемого в воздухе облака топливной смеси) данная граната аналогична реактивному пехотному огнемету РПО-А, однако в силу иной классификации (“граната” а не “огнемет”) РШГ-1 стал поступать на вооружение обычных пехотных подразделений, а не огнеметных частей химических войск.

Оригинальные гранаты

Малая эффективность фугасных противотанковых гранат против быстрорастущей бронезащиты танков стала ясна уже в начале войны. Скажем, советская граната РПГ-40 при массе 1,2 кг (понятно, что ее точный бросок требовал немалой сноровки) «проламывала» броню не толще 20 мм. Тяжелые гранаты (прозванные «Танюша») и связки обычных ручных гранат обычно метали под гусеницы, под днище или на кормовую часть танка с расчетом обездвижить машину. С середины войны на смену фугасным пришли кумулятивные гранаты. В 1943 году в германской армии появилась PWM1 (L), а в РККА — РПГ-43, разработанная Н.П. Беляковым в КБ-20. После же появления на Курской дуге германских тяжелых танков стала применяться более мощная РПГ-6, разработанная в НИИ-6 М.З. Полевиковым, Л.Б. Иоффе и Н.С. Житких. Ленточный стабилизатор обеспечивал подлет гранаты к цели головной частью вперед, а ударный инерционный взрыватель — подрыв сразу при встрече с целью. Бронепробиваемость РПГ-43 составляла 75 мм, РПГ-6 — 100 мм, PWM — до 150 мм.

Оригинальным сочетанием гранаты и мины была германская магнитная граната НН.3. Она «ставилась» на танк противника при прохождении его над окопом. Сродни ей была липкая граната с клейким слоем на дне корпуса. Во время войны, кстати, пехоту стали обучать обращению и с противотанковыми минами — советский Боевой устав пехоты 1942 года ввел в число «средств борьбы пехоты» противотанковые фугасы и мины.

Кумулятивные гранаты пришли и в винтовочные гранатометы. К германскому нарезному 30-мм винтовочному гранатомету, например, приняли калиберную «малую» (G.Pz.gr.) и надкалиберную «большую» (Gr.G.Pz.gr.) кумулятивные гранаты с бронепробиваемостью соответственно — 25 и 40 мм. Немцы вообще старались приспособить к ПТО любые средства — кумулятивная граната была создана даже для стрельбы из нарезного сигнального пистолета.

К советскому винтовочному гранатомету Дьяконова также была разработана граната ВКГ-40 с бронепробиваемостью до 50 мм, выстреливаемая специальным холостым патроном. Однако и в РККА, и в вермахте противотанковые винтовочные гранаты применяли ограниченно. Шомпольная винтовочная противотанковая граната Сердюка ВПГС41, заказанная РККА поначалу в большом количестве, уже в 1942 году была снята с производства и вооружения.

Работы над специальным легким гранатометом для стрельбы гранатой РПГ-6 так и не завершили. Развернувшиеся в середине войны под впечатлением от появления германских образцов работы над реактивными гранатометами дали результат только после войны. В 1949 году на вооружение поступил РПГ-2, созданный в ГСКБ-30, а год спустя — станковый СГ-82, разработанный в СКБ № 36. В результате в последнем периоде войны единственным действенным ПТ средством ближнего боя советской пехоты опять оказались ручные гранаты.

Из разнообразных винтовочных гранат, применявшихся в годы Второй мировой, пожалуй, наиболее перспективными оказались американские (противотанковая М9-А1, осколочная М17, дымовая М19-А1WP), снабженные оперением и выстреливаемые холостым (метательным) патроном с небольшой дульной насадки. После войны оперенные винтовочные гранаты оказались весьма популярны. В НАТО даже установился стандарт на наружный диаметр дульной насадки или пламегасителя винтовки — 22 мм. Правда, в лидеры создания новых винтовочных гранат вышли уже Франция, Бельгия и Израиль.

Реактивные системы

Новый этап противотанкового оружия был связан с комбинацией реактивного или безоткатного принципа метания снаряда с кумулятивной боевой частью. Реактивное оружие известно почти столько же лет, сколько огнестрельное: пороховые петарды и ракеты появились в Китае и Индии между X и XIII веками. Очередное возрождение интереса к боевым ракетам произошло в конце Первой мировой войны. Тогда же начались работы над безоткатными, или «динамо-реактивными», как тогда их называли, орудиями (хотя их схемы предлагались еще в 1860-е годы)

Наибольшее внимание в артиллерии привлекали пороховые ракеты и динамо-реактивные системы с гашением энергии отдачи реактивной силой части пороховых газов метательного заряда, отводимой через казенный срез. Работы велись в ряде стран и наиболее интенсивно — в СССР, Германии и США

Среди прочих направлений были и легкие противотанковые средства. В СССР, скажем, в 1931 году испытали 65-мм «реактивное ружье» Петропавловского. А спустя два года приняли на вооружение 37-мм «динамо-реактивные противотанковые ружья» Леонида Курчевского. Правда, через два года от них отказались из-за неудовлетворительной бронепробиваемости и плохой маневренности. Безоткатными системами занимались также Кондаков, Рашков, Трофимов, Беркалов. Но фактический провал наиболее шумно преподносившихся работ Курчевского подорвал доверие к этой теме. К тому же бронебойное действие снарядов основывалось на кинетической энергии и при невысоких скоростях, даваемых безоткатными и реактивными системами, было недостаточным.

Кумулятивный эффект «полых зарядов» тоже известен давно — его исследования еще в 1865 году начал в России Михаил Боресков. За рубежом этот эффект больше известен как «эффект Манро». Исследование практического применения кумулятивных зарядов в строительном деле в СССР провел в 1920-е годы М.Я. Сухаревский. К началу войны в СССР и Германии имелись образцы инженерных кумулятивных зарядов для поражения бетонных и броневых колпаков. Вкратце принцип действия кумулятивного заряда выглядит так. В передней полой части заряда выполнена воронка с тонкой металлической облицовкой. При детонации взрывчатки ударные волны как бы фокусируются и из наружных слоев облицовки формируется «пест», а из внутренних выдавливается «игла» в виде узкого потока газов и расплавленного металла с высокой температурой и скоростью движения до 10 000 — 15 000 м/с. Под действием такой струи при давлении более 100 000 кг/см2 броня, как жидкость, «расползается» в стороны и вслед за «иглой» в пробоину врывается «пест». Бронебойное («бронепрожигающее», как не совсем верно оно именовалось тогда) действие кумулятивного заряда не зависит от скорости снаряда, а значит, от дальности стрельбы и начальной скорости. Высокая температура и давление газов дают сильное «заброневое» разрушающее действие. Практическая реализация эффекта требует не только точности исполнения боевой части, но и специальных взрывателей — именно их отработка задержала создание артиллерийских и реактивных кумулятивных снарядов. Подрыв таких зарядов рассчитывался так, чтобы кумулятивная струя успела сформироваться до того, как боевая часть коснется брони.

В вооружении армий новым типом оружия — ручным противотанковым гранатометом (РПГ) с оперенной кумулятивной гранатой — опередила всех Великобритания. Однако гранатомет, разработанный под руководством полковника Блаккера по схемам инженеров Джефри и Вэллса и принятый на вооружение в 1942 году под обозначением PIAT Mk I (Projectile Infantry Anti-Tank Mark I — «пехотный противотанковый снаряд, марка один»), не использовал ни реактивной, ни динамо-реактивной схемы. Метательный заряд сгорал до покидания гранатой лотка гранатомета, а отдача гасилась массивным затвором-ударником, его пружиной и амортизатором приклада. Под действием отдачи затвор-ударник откатывался и вставал на боевой взвод и гранатомет был готов к заряжанию и выстрелу. Это утяжеляло оружие до 15,75 кг при прицельной дальности только до 100 ярдов (91 м). Единственным преимуществом PIAT было отсутствие позади РПГ струи газов и возможность стрельбы из тесных помещений.

Новый опыт — новые требования

Вторая мировая война дала кровавый, но богатый опыт применения и развития вооружения и военной техники, заставила существенно пересмотреть различные типы оружия. Все это легло в основу нового поколения вооружений, включая вооружение пехоты.

ПТ оружие стало неотъемлемой частью вооружения на уровне отделение-взвод-рота. При этом оно должно было поражать все типы танков на дальностях до 500 м (а по мнению иных специалистов, до 1 000 м).

Новый комплекс ПТ средств пехоты, как и система вооружения пехоты в целом, в основе своей практически сложился уже к весне 1945 года. По мнению многих исследователей, наиболее полно их разработали германские специалисты. К счастью, стремительные действия Красной Армии и быстро истощавшиеся ресурсы германской промышленности не дали германским конструкторам «довести» ряд образцов.

Во Второй мировой войне впервые нашло применение управляемое реактивное оружие. В области ПТ средств дело ограничилось опытным германским реактивным снарядом Х-7 «Роткапхен» («Красная Шапочка») с ручным управлением по проводам. Через полтора десятилетия появилась целая серия различных противотанковых ракетных комплексов первого поколения.

В плане стрелкового вооружения опыт войны выявил необходимость решения многих задач: повышение маневренных качеств оружия в связи с возросшей подвижностью пехоты на поле боя; повышение эффективности огня за счет оптимизации соотношения плотности, меткости огня и поражающего действия пули; выбор мощности патрона; унификация оружия по патрону и системе, полная автоматизация оружия и др.

Потребность в новых легких и мобильных средствах ближней ПВО стимулировала разработку крупнокалиберных пулеметных установок. В Германии к концу войны успели выпустить опытной партией и первый переносной зенитный ракетный комплекс, пока еще, правда, не относившийся к «высокоточному оружию»: «Флигерфауст» был некой реактивной системой залпового огня для пуска с плеча девяти неуправляемых 20-мм ракет с эффективной дальностью не более 500 м.

В ходе войны номенклатура вооружения пехоты значительно выросла. Комплексное применение различных средств при возросшей динамичности боя требовало лучшей подготовки командиров и бойцов. А это, в свою очередь, требовало простоты освоения и эксплуатации каждого вида оружия в отдельности.

Продолжение следует

Бутылки — к бою!

Идея использования зажигательного оружия против танков зародилась еще в Первую мировую войну, а после нее эта идея развивалась и дорабатывалась. Огнесмесь, конечно, не может прожечь броню, но, затекая в щели и жалюзи, может вызвать пожар внутри танка (особенно — в отделении двигателя), пламя и дым ослепляют танкистов, вынуждая останавливаться и покидать машину. Вообще-то зажигательное оружие относится к компетенции химических войск. Зажигательным оружием, массово использовавшимся пехотой, стали бутылки с зажигательной смесью. При нехватке или полном отсутствии противотанковых средств ближнего боя в начальный период Великой Отечественной войны производство и снабжение зажигательными бутылками развернули широко. Простейшие зажигательные бутылки использовали против танков еще в Испании, советским танкистам пришлось столкнуться с ними во время советско-финляндской войны 1939—1940 годов.

В первые месяцы Великой Отечественной войны это простое оружие прошло своеобразный путь развития. Поначалу бутылки имели запал в виде спички или пропитанной бензином тряпки, но подготовка такой бутылки к броску занимала много времени и была опасна. Затем появились химические запалы в ампулах: разбиваясь вместе с бутылкой, они давали «луч» пламени. Использовались и запалы от ручных гранат. Вершиной стали бутылки с самовоспламеняющейся жидкостью «КС» или «БГС» — они воспламенялись при контакте с воздухом, горели 2—3 мин, давая температуру 800—1 000°С и обильный белый дым. Именно эти жидкости получили у врага широко известное прозвище «коктейль Молотова». Бутылку нужно было только извлечь из укупорки и бросить в цель. Оказываясь против танков с одними только зажигательными бутылками, пехота обычно несла большие потери, но в сочетании с другими противотанковыми средствами «бутылки» давали неплохой эффект. На их счету за время войны числятся 2 429 уничтоженных танков, САУ и бронемашин, 1 189 ДОТ и ДЗОТ, 2 547 других укрепсооружений, 738 автомашин и 65 военных складов. «Коктейль Молотова» остался уникальным русским рецептом.

История развития безоткатных орудий

В 1910 году коммандер ВМФ США Клеланд Дэвис (Cleland Davis) изобрёл орудие, работающее по безоткатному принципу и предназначенное для вооружения самолётов. 25 августа 1914 года он получил на это изобретение патент США № 1108714. Данное орудие использовалось на экспериментальном британском бомбардировщике из серии Handley Page O/100 для целей борьбы с подводными лодками противника. Клеланд Дэвис продолжал совершенствовать орудие, называемое «безоткатная пушка Девиса», и патентовал их модификации с подробным описанием вплоть до 1921 года.

В Российской империи наиболее известен Д. П. Рябушинский, проводивший эксперименты на собственные средства. Он разработал орудие по схеме «свободная труба». 70-мм пушка Рябушинского имела гладкий ненагруженный ствол с толщиной стенок всего 2,5 мм и весила всего 7 кг, ствол был помещён на лёгкую складную треногу. Снаряд калиберный массой 3 кг, заряжание производилось с казенной части. Патрон унитарный, заряд помещался в гильзу из сгорающей ткани с деревянным или цинковым поддоном. Дальность стрельбы была невелика — всего 300 метров, но для позиционной войны этого хватало. Дальность стрельбы многих бомбомётов того времени вообще не превышала 300 м. 26 октября 1916 г. на заседании Артиллерийского комитета ГАУ была рассмотрена документация Рябушинского, и в июне 1917 г. на Главном артиллерийском полигоне (под Петроградом) начались полигонные испытания пушки Рябушинского.

Одновременно с Курчевским работали изобретатели Н. Н. Кондаков и А. А. Толочков, однако их КБ закрыли вместе с КБ Курчевского, и дальнейшее развитие безоткатных орудий в СССР продолжалось уже после Великой Отечественной войны.

Вторая мировая война

В Германии в годы Второй мировой войны безоткатные орудия использовались парашютными и горными подразделениями по причине своих выдающихся массогабаритных показателей.

Появление кумулятивных снарядов сделало гладкоствольные безоткатные орудия перспективными в качестве лёгких противотанковых пушек. Такие орудия использовались США в конце Второй мировой войны.

Послевоенное время

В послевоенные годы безоткатные противотанковые орудия были приняты на вооружение ряда стран, в том числе и СССР, активно использовались (и продолжают использоваться) в ряде вооружённых конфликтов. Наиболее широко безоткатные орудия применяются в армиях развивающихся стран.

В армиях развитых стран БО как противотанковое средство в основном заменены противотанковыми управляемыми ракетами (ПТУР), некоторые из которых, тем не менее, используют принцип БО (для защиты расчёта и установки от реактивной струи стартующей ракеты, боеприпас выбрасывается из ствола пороховым зарядом как при выстреле из БО, и включает реактивный двигатель удалившись на безопасное расстояние).

Некоторым исключением являются скандинавские страны, например, Швеция, где БО продолжают развиваться и путём усовершенствования боеприпасов с применением новейших достижений техники, достигли бронепропробиваемости 800 мм (при калибре 90 мм, то есть почти 9клб)

Поделитесь в социальных сетях:vKontakteFacebookTwitter
Напишите комментарий