Поиск

Нож разведчика – незаменим и не только в разведке

Кто изобрёл «Практическую стрельбу»

Бокс, саватт и джиу-джитсу – популярные стили начала века. В одном случае бойцов учат работать кулаками, в другом – преимущественно ногами, адепты японской борьбы отрабатывают захваты и броски. Почему бы не объединить их в одну систему?

Над этим в СССР работал Нил Ознобишин, удивительно любопытная фигура отечественной истории. Будучи потомственным дворянином, он избрал для себя цирковую деятельность. Читателя это не должно смущать: цирковое искусство неразрывно связано с атлетизмом, кроме того, в те времена единоборцы соревновались как раз на цирковой арене. Владеющий пятью языками, Ознобишин объездил с гастролями немало стран и был знаком с мастерами самых разных стилей. Будучи чемпионом Москвы по боксу, он с 1918 по 1926 год занимался подготовкой бойцов Красной Армии.

Так, автор подвергает ревизии спортивные стили: «Кто может объяснить нам пользу “блокажа” голой рукой в серьёзном рукопашном бою, “блокажа”, столь практичного на ринге, когда руки защищены специальными перчатками? – рассуждает Ознобишин. – Во французской борьбе цель борющегося – положить противника на лопатки. Есть ли это решительный исход боя? Безусловно, нет».

Не отрицая пользы перчаток и ковра для регулярных занятий, Ознобишин предлагает боевую систему, построенную на приёмах, лишённых каких бы там ни было спортивных условностей. Её краеугольным камнем является представление о боевых дистанциях: сначала в ход идёт револьвер или трость; затем наступает черед ударов ногами; на дистанции в 1-2 шага разумно боксировать; наконец, дело доходит до борьбы.

Самое интересное здесь, это револьвер. «Значение револьвера как оружия военного равняется почти нулю», – пишет Ознобишин. Не удивительно, что в армии ему уделяют мало внимания: красноармейцы время от времени упражняются в стрельбе «с длинной дистанции по одной вполне определённой и неподвижной мишени». Такой подход механически копируется милицией, уголовным розыском и НКВД, что в корне неверно, считает автор. Ознобишин разработал комплекс «специальной милицейской стрельбы», которая «отличается от обычных систем стрельбы главным образом тем, что производится с очень короткой дистанции по движущимся на стрелка или убегающим от него нескольким мишеням».

В этом комплексе – «упражнения в стрельбе инстинктивной (не целясь) по одной или нескольким мишеням»; «стрельба по исчезающим и подвижным мишеням»; а так же «тактические упражнения». Вот одно из них: вокруг стрелка, стоящего с закрытыми глазами, в произвольном порядке расставляется пять ростовых мишеней. По команде «Огонь!» упражняющийся должен открыть глаза и «в самый кратчайший срок всадить по одной пуле в каждый из пяти установленных силуэтов».

Свободный стиль, тактика, скорость – Ознобишин даже приспособил метроном в качестве стрелкового таймера! К сожалению, всё это было забыто, и в начале «нулевых» Россия импортировала IPSC для подготовки силовых структур и в качестве любительского спорта как заморскую диковинку. Даже название этой дисциплины – «Практическая стрельба» – является скверной калькой с английского. По-русски правильно было бы – «Прикладная стрельба».

Конечно, далеко не все советы мастера бесспорны: «Противник, вооружённый ножом, не должен смущать вас более чем, если бы он был с пустыми руками» – сегодня работа против ножа считается одним из труднейших аспектов рукопашного боя. Однако Нил Ознобишин бесспорно заслуживает, чтобы его имя было известно и современным стрелкам, и поклонникам единоборств.

Кого брали в разведку

Прежде всего, разведчик должен обладать “железными” нервами, уметь принимать решения с “трезвой” головой, психологическая составляющая будущего разведчика, была очень важным моментом.Умение чётко мыслить в критических ситуациях, не поддаваться панике, уметь анализировать и делать выводы. Физическая составляющая так же важна, выносливость и умение сливаться с местностью. 
Новинка 2020 года. Глюкометр который замеряет уровень сахара в крови без прокалывания кожи!

Во фронтовой разведке, часто приходилось брать “языка” и вести допрос в полевых условиях, так что знание языка противника очень приветствовалось. Существует не мало случаев, когда несколько разведчиков, сыграли ведущую роль в наступлении наших войск. Смогли вовремя засечь и уничтожить скрытые огневые точки противника, которые могли очень усложнить, или вообще сорвать операцию наших основных сил. В современном кино, профессия фронтового разведчика 1941-1945 годов, окутана ореолом романтики. Но на самом деле, это очень опасная и грязная работа. Сохранилось много воспоминаний ветеранов о работе в разведке. Их легко можно найти и на нашем сайте Очерки о Войне. Вот один из эпизодов который показывает, насколько опасной была и остаётся эта работа.

Современная подготовка

Дальнейшее развитие военно-прикладных систем связано с бумом японского каратэ, начавшимся в 1970-е годы. Хотя Спорткомитет поначалу запретил этот «метод физической подготовки, не имеющий ничего общего с советской системой физвоспитания», с повальным увлечением молодежи было не совладать. Каратэ шло в подполье, где обрастало самыми фантастическими слухами. Ничего не оставалось, как взять его под контроль: Комитет издал распоряжение «О развитии борьбы каратэ в СССР». В отличие от обывателей, верящих в «волшебные приёмы», специалисты силовых структур оценили новинку трезво: сравнительные бои боксёров и каратистов не выявили решительного превосходства последних.

Развитие технических средств, включая бесшумное оружие, в разработке которого СССР был, а Россия остаётся бесспорным лидером, наверняка в корне изменило тактико-специальную подготовку разведчиков. Вспомним курс Волкова для финки НКВД – её правнук, стреляющий нож разведчика (НРС), значительно расширяет арсенал приёмов. НРС позволяет поражать цель в лёгких средствах индивидуальной защиты как клинком (пробивает до 2 мм сталь), так и беззвучным боеприпасом. Им можно действовать и в упор, и с дистанции 25 метров. Однако конкретные методики, как мы упоминали, остаются засекреченными.

Финка

Мы намеренно не стали добавлять в заголовке аббревиатуру НКВД, всё-таки финский нож пуукко или «финка» существовали и до принятия на вооружение нашей финки. Но обо всём по порядку.

Финка НКВД

В бурные годы революции и Гражданской войны у населения скопились миллионы самых разных ножей, но финка плотно вошла в обиход. С одной стороны, она воспринималась в качестве ножа, применяемого «криминальными элементами». С другой стороны, само слово «финка» в СССР в 30-х годах вообще часто употреблялось вместо привычного «нож», и сам предмет вовсе мог не иметь схожести с изначальным образцом. Появление «финки НКВД» совпало с ужесточением законодательства СССР, касающегося оборота гражданского холодного оружия в первой половине 30-х годов.

Финка НКВД

Вместе с тем сотрудникам НКВД в рамках снабжения как раз в эти годы стали поступать в качестве вещевого довольствия(!) новые ножи. Нож представлял собой несколько модифицированную версию финского ножа типа «пуукко»: прямой обух, с небольшой «щучкой» и характерная головка рукояти. К прототипному ножу добавили гарду, чаще всего она была S-образного вида, но иногда встречались односторонние или С-образные гарды. Этот нож, если исключить штыки для винтовок, стал первым штатным ножом в советских силовых структурах и проложил дорогу своим сменщикам.

Самбо с оружием

В 1938 году Спортивный комитет СССР включил «Самооборону без оружия», Самбо, в число культивируемых видов спорта. Мы не будем останавливаться на его истории – скажем только, что разработка в сжатые сроки дисциплины, ставшей национальным боевым искусством, вполне сопоставима с запуском первого спутника. Пережив бум восточных единоборств 1990-х годов, самбо здравствует и поныне, оставаясь единственным международным спортом, в котором официальным языком является русский.

Как и система Ознобишина, «Курс самозащиты» Волкова состоит из ударно-бросковой техники, однако в сравнении арсенал ударов боевого самбо довольно скуп. Так, на смену изящным «шассе» французского саватта пришли хлёсты в голень и пах – нога атакующего не поднимается выше пояса и «работает» только на короткой дистанции. Обучающиеся «набивают» три боксерских удара – прямой, свинг и крюк, но не учатся боксировать, то есть не изучают перемещения, уклоны и нырки.

Иначе говоря, боевое самбо образца 1940 года не предусматривало полноценного спарринга. Если воспитанник Ознобишина мог вести бой, переходя с одной «боевой дистанции» на другую, то ученик Волкова делал ставку на один «ошеломляющий» удар, нацеленный в солнечное сплетение, подбородок или пах, после чего следовал выход на борцовский приём, удушение или взятие на болевой контроль.

Возможно, «Курс» преподавался не целиком, а частями – в зависимости от потребностей занимающихся. Так, расширенный раздел приёмов против пистолета был доступен только «специальным группам обучающихся». Отработка велась следующим образом: «атакующий» заряжал боевой пистолет холостым патроном и прятал за спину или в карман, «обороняющийся» надевал фланелевую маску и авиаторские очки. На один счёт первый выхватывал пистолет и сразу стрелял, а второй уклонялся и отбирал оружие. Кроме прочего, практика со стрельбой должна была отучить курсантов бояться «молчащего» оружия: «Если на вас наведено оружие и выстрела не последовало, значит, направление оружия нападающего последовало с целью угрозы, и вы имеете возможность произвести приём».

Последний раздел посвящён работе с «норвежским ножом» – знаменитой финкой НКВД, выпускавшейся заводом «Труд» в Нижегородской области. Хотя в процессе обучения использовались деревянные ножи, фехтовальные маски и нагрудники, свободного спарринга не предусматривалось. Общее правило было такое: «Удар должен быть замаскирован и неожиданно быстро приведён в исполнение». Пряча оружие за спиной или за бортом пиджака нужно обозначить атаку невооружённой рукой, после чего «нанести молниеносно удар ножом» в уязвимую точку. На партнёре отрабатывалась меткость попадания: по горлу, в сердце и так далее. Для развития сильного удара предписывалось колоть ящик с глиной.

Роль фронтовой разведки 1941-1945 годов.

Глаза-уши-а где-то и часто длинные руки полка, или дивизии. Основная задача-добыча оперативной информации.  Часто это было наблюдение, засады и нападение на объект информации, то есть другими словами – взятие “языка”. За таким трофеем шли двумя, а позже и тремя группами, в состав которых входили группа захвата и группа поддержки, если задание было особо сложным, то в такую группу добавлялась и группа прикрытия. Но взятие “языка” не единственная задача, стоявшая перед фронтовыми разведчиками вов. Во время наступления, приходилось проводить разведку боем. Тогда как времени было в обрез, или информация не могла быть добыта другим способом, разведке приходилось вызывать огонь на себя. Это и называлось – разведкой боем. Впереди наступающей армии шли разведчики и завязывали бой с врагом, заставляя раскрыть его все спрятанные и хорошо замаскированные огневые точки.  Шансов, вернуться из такой разведки было не много, за это разведку боем называли ещё и “разведка смертью” Много времени разведчики уделяли и физической подготовке, даже те, кто уже воевал не первый год-не отлынивали от тренировок, передавали свой опыт молодому пополнению. Они оттачивали свои навыки по владению холодным оружием, в рукопашном бое, в искусстве маскировки. Все эти навыки, помогали им внезапно напасть на врага и тем самым зачастую, решить исход сражения. Работа в разведке, когда бойцы находятся в непосредственном контакте с врагом, требует не стандартных решений поставленных задач, поэтому находчивость и смекалка были лучшими “друзьями” фронтового разведчика.История Великой Отечественной войны, полна примерами подвигов наших разведчиков, а фашисты быстро поняли, что по одному лучше не передвигаться, даже находясь в глубоком тылу.

НР-40

По итогам Советско-финской войны были выявлены недостатки наших «финок». И их категорически не хватало в строевых частях. Финны метко метали свои ножи и обычно метились в горло, в Красной Армии даже учили пригибать голову вперед особым образом, чтобы лезвие ударялось о каску.

Оригинальный НР-40

Так появилось новое, усовершенствованное оружие – «нож разведчика», или НР-40. Он должен был производиться не только на заводе «Труд» в городе Вача Нижегородской области, где уже делали вариант, предназначенный для НКВД, но и в «ножевой столице» — Златоусте. Новый нож получил очень интересную форму гарды, такая же S-образная гарда имела нижний, со стороны кромки лезвия, упор изгибом вперед. Конструкторское решение весьма редкое, но это объяснялось сугубо боевой направленностью нового ножа и особенностями его хвата. Стойка и удары шли либо снизу, либо сверху обратным хватом, чтобы поразить противника в шею/голову или в живот/под ребро. НР-40 снискал популярность в действующих войсках Красной Армии и был выпущен большим тиражом, имелись даже кустарные варианты.

«Черный нож» в ножнах

Один из его вариантов – так называемый «Чёрный нож» – в 1943 году получили в подарок все солдаты и офицеры Уральского добровольческого танкового корпуса. Изготовленные для них в Златоусте клинки имели черные эбонитовые рукояти и черные ножны. Немцы так бойцов и называли «Shwarzemesserdivision» – «Дивизия чёрных ножей». Этот нож оброс различными легендами и до сих пор считается отдельным «ответвлением» НР-40.

Вспоминает бывший разведчик вов Бухенко Ф. В.

“Я так мыслю, самая опасная работа было у сапёров и у нас-разведчиков. Конечно страшно было, страшно ходить в тыл к немцам, страшно брать “языка”, но ещё страшнее быть в пехоте. Судите сами, рядовой пехотинец живёт три атаки, во время наступления. Потом либо всё, либо ранение или увечье какое. Единственное, чем можно нас было пронять (припугнуть)-это переводом в пехоту. Все понимали, что это верная смерть. А здесь, в разведке были шансы дожить до победы. Люди гибли конечно, но всё же шанс был. У нас, из первоначального состава разведроты, до Берлина всего 20-ть человек дошло, а в пехоте только три атаки и всё…”

Между войнами

Попытки внедрить изучение приёмов рукопашного боя в армии начались в 1920-е годы. Вспыхнувший у военных интерес к архаичному, казалось бы, искусству драки не случаен: отгремела Первая мировая война, запечатлев в памяти не только ужасы химических атак и шквальный огонь, перемешивающий с землёй живых и мертвых, но и мрачные картины окопных схваток. Скорее даже побоищ – ведь солдаты набрасывались друг на друга с топорами, ножами и отточенными лопатками.

Окопный характер войны стал неожиданностью, ни одна армия не готовилась воевать в таких условиях. Постепенно выработалась новая тактика: например, артиллерийский «огневой вал» – ползущая перед наступающей пехотой сплошная полоса разрывов. Подавляя пулемёты, она позволяла достигнуть позиций неприятеля, но уничтожить укреплённые «подземелья» пушки были не в состоянии. Прыгая во вражеский окоп, боец не мог рассчитывать на винтовку со штыком – почти двухметровое «копьё» не годилось для драки в тесной траншее. Как не годились уставные сабли, тесаки. Ведущие технологические державы, наряду с танками и боевой авиацией, были вынуждены наладить выпуск шипастых дубинок, кастетов, ножей и другого «первобытного» оружия.

Смелый, физически развитый человек зачастую мог решить исход такой схватки. Появились группы штурмовиков – сорвиголов, специализирующихся на «расчистке» траншей врукопашную.

НР-43 «Вишня»

В 1943 году развитие отечественной финки продолжилось. НР-40, собравший много комментариев от использовавших его солдат и офицеров, был улучшен.

Оригинальный НР-43 «Вишня»

Надо сказать, что ножи применялись в первую очередь разведчиками, штурмовиками, теми, кто был вооружен оружием без штатного штыка, например, пистолетом-пулеметом. Кстати, все эти ножи так же, как и огнестрельное оружие, заносились с номером в книжку красноармейца. А приемы работы с ножом НР-40 и последующими моделями были включены в систему армейского рукопашного боя «Самбо».

Современный НР-43 «Вишня»

«Вишня» получила новую, хорошо запоминающуюся, зеленую (реже черную или белую) рукоятку, прямую гарду и стальное донышко рукояти. Ножны с деревянных сменили на более удобные кожаные. А своё название нож получил по литере «Р», это было Златоустовское клеймо на лезвии, означавшее «Ракета», в котором буква «Р» очень напоминала вишню.

Маэстро Булочко

Колоссальный опыт, полученный советскими разведчиками в ходе Великой отечественной войны, обобщил Константин Булочко – блестящий фехтовальщик, многократный чемпион СССР по рапире и сабле. Сегодня спортивное фехтование может казаться «несерьёзным», однако вплоть до второй половины XX века эта дисциплина рассматривалась как вполне прикладная. В книге с неброским названием «Физическая подготовка разведчика» Булочко изложил принципы, весьма отличные от тех, что мы разбирали ранее.

В ней не найти ассортимента самбистских бросков, кроме самых элементарных подсечек, нет и техничных боксёрских ударов. Это пособие не для агентов НКВД или СМЕРШ, а для войсковых разведчиков – на фронте без оружия не ходят, зачем же полагаться на руки?

Булочко подробно разбирает рукопашный бой с использованием винтовки и автомата, включая приёмы выбивания оружия из рук противника

Конечно, не обойдена вниманием сапёрная лопатка, а в крайнем случае можно ударить противника по голове гранатой – всё лучше, чем голой рукой. Особое внимание уделяется бесшумной работе ножом: напав на неприятеля, разведчик должен успеть заткнуть ему рот заготовленной тряпкой, резиновой перчаткой или на крайний случай предплечьем

Будучи тренером контактного единоборства – фехтования – Булочко был убеждён, что приёмы рукопашного и ножевого боя должны не только заучиваться, но и отрабатываться в свободном спарринге.

Другой важный аспект: разведчики действуют группой, значит, выполняют коллективные действия. Большинство описанных Булочко приёмов рассчитаны на группу из 2-3 бойцов, например, захват пленного – пешего, конного, мотоциклиста; или похищения «языка» из вражеской траншеи с помощью веревки; а так же различные способы доставки пленного. Другие разделы книги посвящены навыку бесшумного передвижения, преодолению различных препятствий, а кроме того, содержат немало любопытных методик – например, технику борьбы со сном.

Штык-нож, НРС и НРС-2 «Взмах»

Прогресс после окончания войны не стоял на месте, появлялись новые ножи, и некоторые из них сохраняли влияние нашей финки на себе. Первый штык-нож для АК был позаимствован у СВТ-40, но не прижился.

Штык-нож к АК обр. 56 года

А вот следующий вариант штык-ножа к автомату Калашникова (обр. 1956 года) можно назвать «внуком» НР-40. При новом исполнении он всё же сохранял форму, близкую к изначальной, хотя от него требовался больший функционал, к примеру, ножны-кусачки предназначались для преодоления проволочных заграждений. Более того, он неоднократно менялся внешне и совершенствовался, но форма и функционал сохранялись. Да что говорить, штык-нож к АК при всех его плюсах и минусах стал таким же символом, как и сам автомат.

НРС (сверху) и НР (снизу)

А вот НРС – нож разведчика стреляющий – стал гораздо более интересным «зверем». Сконструированный в 70-е годы Р. Хлыниным нож предназначался для спецподразделений КГБ и Минобороны СССР. Ножны сохранили кусачки, но теперь ими можно перекусывать и провода под напряжением.

Стрельба из НРС

Сам нож, выполненный в чёрном хроме, с зеленой пластиковой фурнитурой, выглядел очень эстетично. Сохранив черты НР-40, НРС обрел более толстый клинок из высокопрочной стали. На обухе клинка располагается пила по металлу для перепиливания стальных прутьев до 1 см (хотя на практике удается и толще).

НРС с патроном и системой стрельбы

Ключевым отличием от всех других ножей стала его рукоять с вмонтированным приспособлением для стрельбы специальным бесшумным патроном замкнутого типа СП-3, дальность боя – до 25 м. Так, казалось бы, безоружный спецназовец получал возможность уложить расслабившегося противника. Механизм для стрельбы направлен в противоположную лезвию сторону, можно резко поднять руку, нажать на кнопку и произвести выстрел. Нож имеет индекс ГРАУ – 6П25 как стрелковое оружие. Выпускался и аналогичный ему НР, лишенный механизма стрельбы, зато с контейнером для предметов «выживания» в рукояти. В 80-е годы нож был модернизирован под более мощный патрон СП-4 и получил название НРС-2, так же, как и в первом варианте, выпускалась нестреляющая версия ножа.

НРС с полным комплектом снаряжения

Несмотря на то, что в наше время в армии и спецслужбах популярны более современные и технологичные ножи, НР-40, «Вишня» и «Финка НКВД» до сих пор живы и выпускаются достаточно широкими тиражами для гражданского рынка, нередко их можно увидеть и у военных, отдающих предпочтение этому типу клинка. Почти вековая история советского боевого ножа – лучшее подтверждение отличного качества и удобства оружия на все случаи жизни.

Обложка: knife.mag.ru

Поделитесь в социальных сетях:vKontakteFacebookTwitter
Напишите комментарий